- Олег Владимирович, в ДНР уже несколько недель идет общественное обсуждение доктрины «Русский Донбасс». Вы являетесь одним из тех, кто принимает в ее разработке самое активное участие. В чем, по-вашему, ее необходимость и актуальность как для Донбасса, так и для России и Русского мира в целом? Каковы ее основные положения?

— Доктрина «Русский Донбасс» систематизирует и обобщает многовековую историю нашего края, а также социокультурные и мировоззренческие особенности его жителей.

Денис Пушилин: В доктрине "Русский Донбасс" обозначена цель - его вхождение в состав России
Денис Пушилин: В доктрине "Русский Донбасс" обозначена  цель - его вхождение в состав России
© РИА Новости, Евгений Одиноков

Цель доктрины — способствовать укреплению государственности Донецкой Народной Республики как русского национального государства и в перспективе содействовать её вхождению в состав Российской Федерации в качестве полноправного субъекта. Начало работы над такого рода документом — закономерный шаг в нашем государственном строительстве, исторической и культурной политике.

Мало обеспечить своё право на самоопределение, добившись независимости, мало защитить свои национальные ценности, свою историю, язык и идентичность, необходимо также сохранить их и передать будущим поколениям. Для этого нужна доктрина, которая, как мы надеемся, задаст направление и приоритеты стратегического развития Донецкой Народной Республики и Донбасса в целом.

Кроме того, актуальность выработки доктрины также обусловливается и тем, что на сегодняшний день миллионы русских людей — наших соотечественников, проживающих на территориях, подконтрольных Украине, — лишены возможностей в полной мере обеспечивать свою физическую и гуманитарную безопасность, организовывать политическое представительство своих интересов, защищать свои права и свободы.

Они являются жертвами масштабного институционального угнетения: на Украине наша русская культура и язык подавляются, наши национальные ценности уничтожаются, а наша история переписывается. В этих условиях Донбасс, как сказал глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин, «должен стать центром притяжения, оплотом возрождения Русского мира для всех исторически русских регионов Украины».

- Донецкий профессор-филолог Вячеслав Теркулов полагает, что Новороссия, к которой, без сомнения, относится Донбасс, является великоросской землей. Вы тоже так считаете? Не кажется ли вам, что господин Теркулов не видит разницы между понятиями «русский» и «великоросс»? Для него фактически только великоросс и является русским, что соответствует большевистскому подходу в русском вопросе. Не кажется ли вам, что, говоря о Новороссии, нужно все-таки вести речь о Юге России и о «южнорусских людях», а не о великороссах?

— Это сложные вопросы, находящиеся на стыке компетенций этнополитологии и истории. И чтобы дать на них сколь-либо квалифицированные ответы, нужно чётко разграничивать указанные вами категории. Если мы говорим о Юге России, то такая категория уже давно существует и со времён поздней Российской империи используется в науке, а также политической и управленческой практике для обобщённого наименования ряда историко-географических областей от Прута и до Северного Кавказа.

Например, в период Гражданской войны (1917-1922 гг.) существовали Вооружённые силы Юга России, контролировавшие на пике своих возможностей примерно все эти земли. Новороссия (как и Бессарабия, Буджак, Северный Кавказ, Низовья Волги, Дон и Кубань) является одним из регионов Юга России, но никак не тождественна ему.

История Новороссии свидетельствует о том, что данный регион осваивался совместными усилиями трёх ветвей единого русского народа (великороссов, малороссов и белорусов), при этом определяющую роль в его колонизации и последующем социокультурном и экономическом развитии сыграли великороссы, активно переселявшиеся сюда из центральных регионов империи.

Именно они были той, выражаясь современным языком, референтной группой, той общностью, которая служила для остальных этносов, проживавших в Новороссии, источником формирования социокультурных норм и ценностных ориентаций.

Мирослав Руденко: Донбассу чужда форма «національної свідомості» Украины и иррациональная ненависть к «москалям»
Мирослав Руденко: Донбассу чужда форма «національної свідомості» Украины и иррациональная ненависть к «москалям»
© nrsovet.su

В дальнейшем в результате демократической революции 1905-1907 гг. именно на базе великороссийского этнического компонента в России в целом и в Новороссии в частности началось строительство русской политической нации, которая должна была бы включать в себя триединый русский народ, а также представителей иных этнических групп: греков, сербов, татар, армян и др.

К сожалению, всё это было трагически прервано революциями 1917 г. и последовавшей за ними Гражданской войной.

Принимая это во внимание, говорить о каких-либо южнорусских людях — значит зачем-то конструировать с нуля новую субэтническую или субнациональную общность внутри триединого русского народа.

- Есть ли культурная и ментальная разница между Новороссией и Малороссией? Не кажется ли вам, что, по большому счету, никакой разницы нет, и что и в Киеве, и в Донецке, и в Полтаве, и в Одессе, мало того, и в Ростове, и в Краснодаре живет один и тот же народ? Может, для их обозначения и ввести такое понятие как «Юг России»?

— С этнополитической точки зрения и в Ростове с Краснодаром, и в Полтаве с Одессой в составе населения преобладает триединый русский народ. Более того, Львов — тоже русский город, столица Червоной Руси.

В 1914 г. местные жители за свою русскость массово попадали в концлагеря Талергоф и Терезин, а те, кто уцелел, встречали с цветами Русскую императорскую армию и Николая II.

Проблема в том, что в силу исторических обстоятельств и агрессивной националистической политики, проводимой властями Украины в настоящее время, значительная часть её населения утратила свою аутентичную ментальность и общерусскую идентичность, приняла и распространяет украинскую, которая основана на антирусских и антироссийских мифах и стереотипах, полном отрицании каких-либо связей с русским народом и его ценностями.

Вячеслав Теркулов о Донбассе и о том, как русский язык расширяет рамки нашего настоящего
Вячеслав Теркулов о Донбассе и о том, как русский язык расширяет рамки нашего настоящего
© Facebook

- Каково место Донбасса в Русском мире, в России? Что он дает такого или может дать такого русскому народу, чего нет у всех остальных русских?

— Исторически Донбасс всегда был сердцем России, её кузницей — промышленной, кадровой, научной. Я искренне надеюсь, что принятие доктрины «Русский Донбасс» в качестве основы государственной политики и её дальнейшая реализация будут способствовать возвращению нашему региону такого статуса.

Вместе с тем на сегодняшний день Донбасс, по очень точному определению ректора Донецкого национального университета Светланы Беспаловой, — это форпост Русского мира, его передовая, причём не только военная, но и ценностная: жертвы, принесённые русским народом Донбасса ради единства с Россией, ни с чем не сопоставимы.

Исходя из этого, будущий статус Донбасса в составе нашего великого Отечества должен стать исключительным.

Во-первых, в качестве развитого в экономическом плане региона.

Во-вторых, в качестве той части России, чьё население характеризуется наибольшим патриотизмом и преданностью русским национальным интересам.

- Нужно ли, по-вашему, вслед за доктриной «Русский Донбасс» принимать на официальном уровне доктрину «Новороссия»? Если да, то что в ней должно быть прописано?

— Необходимость любого такого документа определяется исключительно потенциальными результатами его практической реализации.

Хотя доктрина «Русский Донбасс» всё ещё находится в работе, уже сейчас прослеживаются её важнейшие приоритеты, которые в случае закрепления её каким-либо нормативным правовым актом будут способствовать реализации интересов народа Донецкой Народной Республики, укреплению конституционного строя нашего государства, нашей дальнейшей интеграции с Российской Федерацией.