- Евгений, Всебелорусское народное собрание что-то даст для проведения реальной конституционной реформы в Белоруссии?

— Абсолютно ничего оно дать не может уже в силу того, что не является ни народным, ни всебелорусским. Это просто обычный съезд чиновников и идеологов, перед которыми Лукашенко зачитывает то, что задумал осуществить в ближайшее время.

Не стоит рассчитывать на какие-то дискуссии, обсуждения положений Конституции по пунктам. В Беларуси все государственные собрания проходят по одному сценарию: нижестоящие молча внимают вышестоящему.

Петр Петровский: Беларуси не нужны ни пророссийские, ни проамериканские политические силы
Петр Петровский: Беларуси не нужны ни пророссийские, ни проамериканские политические силы
© из личного архива Петра Петровского

Разумеется, уже накануне собрания все будет решено до деталей. Роль подобных мероприятий — пускать пыль в глаза, хотя все прекрасно понимают, что подобный фарс способен обмануть разве что самую недалекую публику.

- Лукашенко снова заговорил о политике многовекторности. Дал понять, что никакого транзита власти не будет. Почему он вдруг так открыто заговорил об этом, хотя еще месяц тому назад не позволял себе этого делать?

— Это говорит о том, что он не видит больше необходимости врать. Главная опасность миновала, протесты практически задавлены, поэтому белорусский режим возвращается к прежней риторике. Важно понимать, что последователи Лукашенко в массе своей против перемен.

Они надеются, что он сохранит власть в полном объеме. А любые уступки оппозиции Лукашенко считает слабостью. В настоящий момент он не только не идет на переговоры, но и закручивает гайки, фактически создавая полицейское государство.

Что касается многовекторности, то здесь также сказывается избавление от опасности. Россия была нужна, чтобы создать у оппонентов ощущение сильного союзника за спиной Лукашенко. Поэтому вновь вспыхнувшие разговоры о братстве — это временный тактический ход.

Дальше, если кто-то на Западе пойдет на уступки режиму, то он опять начнет говорить об «имперском эго России». Собственно, так было и после 2010 года, когда сложилась похожая ситуация.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы пророссийских политических сил, активизировавшихся в Белоруссии?

— Никаких пророссийских сил у нас на данном этапе не создается, «Союз» и проект Шапко «Родина» — в чистом виде проекты режима. Они нужны для того, чтобы обмануть обывателя мнимым возвращением к союзной интеграции.

Замечу, что, громко заявив о себе изначально, эти общественные движения сегодня ушли в тень. Это говорит о том, что их будут выпускать в политическое поле в тот момент, когда Лукашенко будет нужно демонстрировать лояльность России.

Кроме того, достаточно заглянуть в программу «Родины», чтобы заметить ее исключительно белорусскую направленность. Россия позиционируется Шапко как олигархическая страна, Белоруссия ей ничего не должна.

Более того, Белоруссия в планах «Родины» выступает в качестве образца для подражания. Разумеется, все это процветание планируется на российские деньги. Собственно, ребята просто продолжают политику Лукашенко, не внося ничего нового.

- Почему протесты идут на спад? Смерть Романа Бондаренко сможет их как-то реанимировать?

— На мой взгляд, людей просто запугали насилием. В настоящий момент выход на площадь — это гарантированная опасность для вашего здоровья и свободы. Если вы, не дай бог, попытаетесь защититься от омоновца — уголовная статья.

За 4 месяца все устали од одностороннего насилия, многим хочется вернуться к нормальной жизни. При этом зачистка протестного пространства уже вышла во дворы, т.е. людей не оставляют в покое даже дома.

Силовики беспределят, поскольку понимают, что им не ответят. Уже массово встречаются случаи, когда людей не просто задерживают, но и избивают прямо возле подъезда. В случае с Романом Бондаренко они просто перестарались, хотя рано или поздно подобное должно было случиться.

Стоит напомнить, что это далеко не первая жертва режима, на данный момент погибли почти 10 человек. Десятки людей искалечены, уголовные дела против силовиков не открывают. Смерть Бондаренко оживила протест, но не заставила людей массово вернуться на улицы.

И здесь все по-человечески понятно — каждый хочет встретить Новый год живым и дома, а не в камере.

- Что вы думаете по поводу заявления Лукашенко о том, что он хотел бы купить энергоносители в Туркмении и Казахстане, но Россия не разрешит транзит?

— И здесь мы снова встречаемся с игрой Лукашенко. Ему сейчас во что бы то ни стало нужно больше независимости от России, которую он утратил во время протестов. Поэтому риторика будет все менее братской.

Алексей Авдонин: В Беларуси протестуют маргиналы, готовые к радикальным действиям
Алексей Авдонин: В Беларуси протестуют маргиналы, готовые к радикальным действиям
© Sputnik

Возникает вопрос: а для чего нужно покупать нефть и газ не у России? Это выгоднее? Разумеется, нет, мы уже обожглись на венесуэльской и американской нефти. Получается, что белорусскому режиму в вопросах ресурсов важнее всего сохранять независимость от России даже ценой значительных переплат.