Владимир Жарихин: При Байдене в бывшем СССР новых потрясений не будет. Будут старые
Владимир Жарихин: При Байдене в бывшем СССР новых потрясений не будет. Будут старые
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Дмитрий, как последние договоренности по Карабаху изменят позицию США в отношении этого конфликта?

— Они позицию принципиально не поменяют. Трампу эта тема была не особенно интересна. У Байдена определенный интерес к этому есть. В 90-х годах он был активно связан с армянской диаспорой в США, и вероятность его противодействия Азербайджану и Турции расценивалась в 60%.

Понятно, что сейчас переходный период, инаугурация состоится в январе, и какие-то подвижки сейчас маловероятны. Но с другой стороны, ему хватит даже административного ресурса (без Конгресса), чтобы какие-то ограничения ввести. Я напоминаю, что под санкции уже попадали турецкие банки. Да, это было не очень успешно, но на самом деле лира себя чувствует не очень хорошо.

Все представители Минской группы (Россия, Франция и США) отреагировали на достигнутые соглашения. До этого попытки других стран как-то стабилизировать ситуацию не увенчались успехом. Были переговоры на уровне глав МИД в Вашингтоне (несколько минут продержались), попытка французского решения, звучали даже предложения о вводе скандинавских миротворцев (которые удивили самих скандинавов). Поэтому это единственное сильное решение, которое было принято в этом направлении.

Вопрос заключается в том, что дальше будет происходить. Без договоренностей по статусу региона, которое устроит обе стороны, решения конфликта не будет. Да, ситуация в целом стабилизировалась, но провокации вполне возможны. Вероятность этих провокаций серьёзно возрастет в начале следующего года. Но пока страны это все переваривают, есть возможность договариваться.

Если будут предметные переговоры, Вашингтон попытается перетащить их на свою площадку в феврале. Москва попытается провести переговоры у себя. Это очень важно, учитывая, что Баку настаивает на том, чтобы в переговорах участвовала Турция.

- Будет ли новое американское руководство пытаться сорвать Минские соглашения по Донбассу и обвинять в этом Россию?

— Сейчас уже предпринимаются такие попытки. Последние инициативы, которые выдвигались во время опроса на муниципальных выборах на Украине, фактически дезавуируют положения Минского формата. Приход Байдена означает серьезное усиление позиций Порошенко со всеми вытекающими последствиями. Именно с этим связана активизация всей его сети.

Это касается не только Украины. Например, первая реакция Саакашвили на парламентские выборы в Грузии была довольно умеренная, его партия частично признала поражение, и он даже отказался претендовать на пост премьера. Но когда стало понятно, что Байден выигрывает, неделю спустя выборы вдруг стали нелегитимными, и там надо все пересматривать.

Порошенко сейчас попытается отодвинуть Зеленского в сторону. Именно с этим и связано признание Зеленским победы Байдена. Он пытается заручиться поддержкой Байдена, чтобы не остаться один на один с Порошенко.

- Насколько велики для Зеленского риски потерять власть?

— Нужно понимать, что вся украинская система держится на внешней составляющей. В бюджете разрыв, который нужно будет залатать деньгами. Определенная финансовая позиция была получена от МВФ, но этого будет недостаточно из-за распространения коронавирусной инфекции и слабости системы здравоохранения.

Должно быть дополнительное финансирование: либо путем госгарантий, либо путем дополнительного финансирования от МВФ. Без позиции Вашингтона это сделать будет невозможно. Зависимость достаточно серьезная, и давление будет очень серьезным.  

У Зеленского крайне мало пространства для маневра, учитывая крайне неудачный результат «Слуги народа» на муниципальных выборах и фактический проигрыш национальным элитам. Протесты, формальным поводом для которых будет Конституционный суд, продолжатся, будет довлеть экономическая составляющая, и это заставит Зеленского пойти вправо, что мы сейчас и видим.

Сверхинтенсивная активность Порошенко произошла в тот момент, когда Байден забрал Пенсильванию. Я думаю, что в лучшем случае давление на Зеленского будет нарастать, а в худшем — может быть государственный переворот.

Даже если он останется, он будет радикализироваться. Будут звучать заявления о дополнительных поставках вооружений (при Байдене это может произойти) и обострении в направлении Донбасса. Это еще будет зависеть от того, проведут ли на Украине парламентские выборы.

- Вы в предыдущем интервью говорили, что Лукашенко должен успеть перехватить повестку до того, как Байден официально вступит в должность. А что будет, если он этого не сделает?

— Байден уже пообещал поддержку Тихановской. С большой долей вероятности будет расширена санкционная составляющая и приняты персональные санкции. Предыдущее договоренности господина Лукашенко с Помпео обнулятся (мои соболезнования). Ситуация будет серьёзной.

Обратите внимание, что активизация тех или иных процессов на постсоветском пространстве и не только коррелируется с ходом голосования в США. Когда активизировал свою деятельность господин Лукашенко? Когда он стал понимать, что Байден выигрывает. Он попытался пойти на какие-то переговоры с оппозицией. У Лукашенко осталось два месяца, для того чтобы предложить какую-то оппозиционную повестку.

От оппозиции сейчас тоже стоит ожидать дополнительный всплеск активности. Тихановская, чьи возможности несколько ослабли, сейчас начнет их форсировать. Возможно, она получит какое-то дополнительное финансирование.

Уход Трампа — это ослабление восточноевропейской повестки в целом с торговыми эмбарго и «Северным потоком — 2». С другой стороны, сейчас начнется активизация вопросов прав человека, которую в электоральном плане демократы любят (особенно умеренные, левых там не предвидится, потому что Байден их решил слить).

Поэтому Лукашенко сейчас надо договариваться с Бабарико и всячески перехватывать повестку.