Об этом исполнительный директор объединения "Социальная молодежная инициатива" Евгений Константинов рассказал в интервью изданию Украина.Ру

- Евгений, можно ли говорить, что обещанные ультиматумом Тихановской выступления и протесты в случае отказа Лукашенко выполнить ее требования были реализованы?

— Сложно об этом судить на первом этапе, пока все остается весьма гадательным. Все будет зависеть от заводов.

«Не идейные «змагары»: Шимов описал участников белорусских протестов
«Не идейные «змагары»: Шимов описал участников белорусских протестов
© vk.com, Всеволод Шимов

- Как вы считаете, воскресная акция оппозиции удалась, в том числе и по массовости?

— Акция, безусловно, удалась, так как на ней присутствовало гораздо больше людей, чем в прошлые выходные. При этом действия властей были абсолютно неадекватными.

Сначала протестующим позволили собраться, пройти колонной по городу, а потом на Орловской последовал жесткий разгон немногих оставшихся после акции демонстрантов.

Силовиками опять применялось немотивированное насилие: светошумовые гранаты, резиновые пули, резиновые дубинки.

- Вы вспомнили в ответе на первый вопрос забастовки. Все же ваш прогноз: станут ли они массовыми, в том числе и студенческие?

— По поводу заводских забастовок я уже высказывался в прошлом интервью вашему изданию. Их будут давить жестче, чем остальные, так как режим прекрасно осознает последствия простоев предприятий. К забастовкам уже сейчас примкнула определенная часть предпринимателей.

Впрочем, решимость этих людей может подпитываться только общей солидарностью. Если они увидят, что протест идет на спад, а коллеги продолжают работать, то вернутся к прежней деятельности.

Что касается студентов, то их мужество внушает безусловное уважение. Терпеть избиения, угрозы отчисления, посадки и при этом все равно выходить — это дорогого стоит.

- Почему белорусские власти не выдвигают какие-то конструктивные предложения?

— Дело в том, что декоративными предложениями обойтись не получится, а власть привыкла к тому, что ее никто не контролирует. В этой ситуации нужно либо ломать всю систему, либо заниматься подавлением.

Режим опасается. что любые уступки его пошатнут, да и предложить ему в общем-то нечего. За несколько последних сроков Лукашенко мы не замечали позитивных изменений, только медленное скатывание в пропасть. Так что по своей природе мы имеем дело с примитивным удержанием власти ради власти.

- Кто выходит на протестные акции по воскресеньям?

— Это люди самых разных политических взглядов, да и повестка у митингов не змагарская. Честные выборы и отставка Лукашенко выгодны всем политически активным людям, так как режим поочередно душит как белорусских националистов, так и русофилов.

При этом националистов хотя бы поддерживает Запад, а русофилам (как, например, в случае с делом регнумовцев) приходится сталкиваться с откровенным предательством части российской элиты.

- Насколько серьезен идеологический раскол, который произошел сегодня в белорусском обществе?

— Раскол у нас сегодня прежде всего произошел между поколениями. Если разделиться, то на половине "совка" останутся практически одни пенсионеры. Кроме того, в среде лукашенковцев нет единства. Многие сегодня поддерживают Лукашенко просто потому, что боятся националистического реванша.

При этом они не осознают, что режим идеологический банкрот, который не может предложить позитивную программу для молодежи. Это означает, что он способен еще некоторое время продержаться с помощью насилия, но абсолютно обречен на перспективу.

Вячеслав Шарапов: Лукашенко будет тянуть с реформами, растягивая во времени всё, что можно растянуть
Вячеслав Шарапов: Лукашенко будет тянуть с реформами, растягивая во времени всё, что можно растянуть
© Facebook, Вячеслав Шарапов

- Как дела с протестами обстоят в белорусской провинции?

— В провинции выходить на митинги гораздо страшнее, так как количество протестующих в разы меньше. Очень многие уже подверглись репрессиям, лишились работы. Ежедневно в милицию вызываются сотни людей, они запугиваются, арестовываются, штрафуются.

При этом власть лживо твердит о том, что протест "сдувается", словно бы сами протестующие добровольно прекращают ходить на акции. Впрочем, часть людей и сегодня выходит. Я восхищаюсь их мужеством.