Сейчас США и американские корпорации фактически контролируют медиапространство планеты. Они блокируют неугодные YouTube-каналы, могут влиять на выдачу информации и т.д. От цензуры страдает даже президент США Дональд Трамп, которого цензурирует Twitter.

- Наталья, как, с вашей точки зрения, связаны между собой политика и интернет? Где находятся «узловые точки»?

Видеманн рассказал, как Россия свергнет диктатуру США в интернете
Видеманн рассказал, как Россия свергнет диктатуру США в интернете
© Facebook, Ирина Гордеева

— Чтобы лучше понять взаимосвязь политики и интернета, стоит углубиться в историю вопроса. Если коротко, то все началось с запуска советского спутника в 1957 году. Это событие произвело шоковый эффект на американское общество.

Ведь в тот момент уже началась холодная война и гонка вооружений, так что международная обстановка накалялась. Но до запуска нашего спутника американцы были уверены в своей неуязвимости. И дело, по сути, было не в самом аппарате, а в демонстрации мощности советской ракеты выведшей спутник на орбиту, что резко сокращало подлетное время.

Паника, возникшая в Пентагоне, подвигла американское руководство на поиск новых решений по защите своих стратегических объектов. В итоге перед учеными и техническими специалистами была поставлена задача создать автономную децентрализированную сеть управления этими объектами на случай ядерной войны. Вскоре такая система была создана и получила название АRPANET.

Однако сам Интернет появился позже, скорее вопреки военным и госконтролю, как результат взаимодействия американских интеллектуалов, начавших создавать автономные университетские сети с независимыми серверами. В дальнейшем коммерческая научно-технологическая конкуренции привела к всеобщей компьютеризации и увеличению числа пользователей.

Таким образом, и это важно зафиксировать, современный интернет появился как пространство информационной свободы. Иначе бы он просто не появился, и все осталось бы в рамках закрытого военного проекта.

Притом, что советские специалисты по уровню квалификации не уступали американцам, они работали в условиях жесткой идеологической цензуры и бюрократического планового контроля. Свободный обмен информацией в той системе был исключен в принципе.

В это время американцы благодаря своей открытости и инновационной активности вырвались вперед и стали хедлайнерами в области компьютерных технологий и как следствие главными координаторами мировой паутины.

Добавьте к этому английский язык как современный лингва-франка, а также международную финансовую систему, и пазл сложится.

В начале XXI века с удешевлением компьютеров, ускорением трафика, появлением мобильных гаджетов, вай-фай технологии и социальных сетей число пользователей интернета стремительно выросло.

В то же время увеличилась и степень манипуляции общественным мнением в киберпространстве. Так что в итоге вопреки желанию первых энтузиастов интернет во многом стал зоной контроля корпораций группы FAGMA, а также сферой государственных интересов.

- Влияет ли расположение штаб-квартир крупнейших интернет-компаний на их информационную политику?

— Разумеется, несмотря на то, что интернет это пространство без границ, сами владельцы крупнейших компаний действуют в рамках законодательства той страны, резидентами которой они являются.

А поскольку в силу исторических причин основные игроки на этом поле американцы, то они, естественно, следуют в русле своих национальных интересов, хотя у цифровых гигантов есть стремление к надгосударственному управлению.

Что касается влияния на информационную политику, то она формируется различными медиаучастниками, при условии, что их контент соответствует законодательству и не нарушает внутренние правила соцплощадок, утверждаемые их владельцами.

Существуют ограничения, за которые руководство соцсетей часто критикуют. Но действительно серьезным обвинением является предположительное сотрудничество сетевых акул со спецслужбами на предмет передачи пользовательских данных.

По этому поводу в США и во всем мире идет жаркая общественная дискуссия, так как свобода слова и прайвеси для многих имеют значение.

И все же я бы не стала демонизировать интернет и соцсети.

В конце концов, это всего лишь новое и весьма удобное средство коммуникаций и обмена информацией. Мы же не обвиняем создателей книгопечатания и телефонной связи в мировом заговоре. А то, как используются эти средства, зависит от нас самих.

Однако, несмотря на то, что именно американские технологии легли в основу создания интернета, США никогда полностью не контролировали сеть. Это невозможно из-за ее главного принципа — децентрализации.

Но есть важные сегменты и инфраструктуры, которые американские компании контролируют по причине первопроходства в этой области. Сейчас под воздействием разросшегося международного интернет сообщества другие участники требуют изменения правил и отвоевывают свое пространство в мировой паутине, так что доля американского контроля снижается.

Например, это коснулось, DNS — системы доменных имен, организующей функционирование веб-адресов. Они хранятся в одном большом основном файле, реестре всемирной сети. Единственная организация, которая может вносить туда изменения, это ICANN — корпорация по управлению доменными именами и IP-адресами.

До 2016 года ICANN находилась под надзором правительства США с правом вето. Сейчас американцы отказались от этой привилегии во избежание международного дипломатического кризиса. Но штаб-квартира ICANN остается в Лос-Анджелесе.

В общем, в этой сфере много нюансов, и она динамично развивается в контексте международного взаимодействия, в то же время очевидна тенденция к суверенизации киберпространства в целях национальной безопасности.

- В безопасности ли само руководство США, или оно тоже может пасть жертвой цензуры корпораций?

— Прежде всего, стоит отметить, что в США частный бизнес обладает большой самостоятельностью, именно в этом залог экономического процветания и инновационного развития.

Силовой прессинг со стороны государственных структур здесь исключен, а все спорные вопросы решаются в независимом суде при медийном и общественном контроле в рамках свободной политической конкуренции.

Именно поэтому в США возможна ситуация, когда владелец соцсети может отказать президенту в размещении твита и при этом не распрощаться со своим бизнесом и здоровьем.

Хотя сам факт, по мнению многих, нарушил свободу слова, и Трамп справедливо заявил протест по этому поводу, рассматривая эти действия как акт цензуры по политическим мотивам со стороны частной корпорации.

А с другой стороны, бизнес вправе руководствоваться внутренними правилами по размещению контента на своей площадке. В итоге проблема сводится к соответствию тех или иных действий Конституции.

Для авторитарных военно-бюрократических режимов это, конечно, невероятная история. Поскольку политическая цензура здесь является прерогативой специальных органов, решения которых невозможно оспорить, а бизнес, суды и медиа фактически подчинены властной вертикали.

В Америке же обратная ситуация — сегодня цифровые гиганты имеют мощные рычаги по управлению общественным мнением. Что позволяет им выступать независимыми и весьма влиятельными игроками политического процесса, где они в основном поддерживают Демпартию с глобалистских позиций.

Что также является перекосом и дестабилизирующим фактором. Однако поиск золотой середины между вмешательством государства, диктатом корпорации и интересами гражданского общества — это непрерывный процесс, который лишь усилится в связи с технологической сингулярностью.

- Прав ли создатель Telegram Павел Дуров, который заявил, что 96% населения Земли зависит от тех, кого выбрали 4% людей, живущие в США?

— Конечно, с учетом сегодняшнего уровня глобализации и политической расстановки сил, трудно не согласиться с тем, что население Земли фактически зависит от решений американской элиты.

Но именно жизненный опыт Павла Дурова и его вынужденная эмиграция показывают, что эта зависимость не самое худшее, что может быть. По сути, являясь символом поколения миллениалов, Дуров производит впечатление последнего романтика, пытающегося пройти между Сциллой и Харибдой, сохранив при этом полную независимость и верность принципу свободы информации.

Эта позиция достойна уважения, но чревата большими приключениями, на которые не каждый решится. Так что большинство просто выбирает из двух зол меньшее. И в этом смысле даже при определенном критическом отношении к внешней политике США и американской социально-экономической модели, мне бы не хотелось, чтобы население Земли зависело от «единственно верных» решений китайского политбюро.

- Как Россия может переломить тенденцию к диктатуре США в интернете?

— Вся диктатура заключается в технологическом преимуществе и первенстве по развитию рынка, пока в советских НИИ распечатывали цифровую репродукцию Джоконды и слушали трансляцию съездов КПСС, а потом крутили головами под Кашпировского.

Что касается политической пропаганды, здесь действует принцип «a la guerre commе a la guerre» ("на войне как на войне"), и было бы странно ожидать преференций от противника в системе, которую он сам же создал.

Противостоять этому можно только собственными инновациями и привлекательным идейным контентом, а также отстаивая свои интересы в области международного регулирования интернета.

Но для начала неплохо бы собрать свой компьютер и мобильные устройства. В общем — обеспечить независимую технологическую цепочку, с помощью которой мы будем сеять разумное, доброе, вечное.

- Можно ли вообще пытаться донести правду через американские соцсети, или лучше не тратить на это силы, а заняться исключительно развитием своих соцсетей?

— В принципе разнообразие выбора лучше его отсутствия, а общение расширяет кругозор. Поэтому — больше соцсетей, хороших и разных. И, кстати, совершенно непонятно, почему отечественные антизападники так мучаются, выражая свой гнев по поводу несовершенства мира преимущественно на американских площадках.

Но поскольку они еще и западные фильмы регулярно смотрят, то дело, видимо, в какой-то особой форме мазохизма, «достоевщинке», так сказать. Хотя можно было бы радостно вставать под «пионерскую зорьку», осенять себя крестным знамением и с чистой совестью входить "ВКонтакт", чтобы делиться рецептами кулебяки.

Если же говорить о развитии собственных соцсетей, дело это хорошее. Только ведь реальная аудитория по приказу не собирается. Есть известные критерии, по которым пользователи выбирают площадку для общения.

Это прежде всего степень информационной свободы, удобство пользования, гарантии конфиденциальности. Репутация основателя также имеет значение, неспроста новый проект Дурова Телеграм так быстро обрел масштабную популярность.

И прямо скажем, роскомнадзорная борьба с ним мало подходит под критерий «развития отечественных сетей», если только не от противного.

Так что тут все зависит от государственной политики. Если целью являются цензурные ограничения и самоизоляция, тогда будет взят на вооружение китайский опыт. Запрет иностранных соцсетей и поисковиков, жесткая политическая фильтрация, наказания за посты, контроль личных данных и прочие радости цифровой диктатуры во имя стабильности. Но вряд ли такую перспективу можно назвать вдохновляющей.

Писатель Видеманн: Как противостоять глобальной диктатуре США в интернете
Писатель Видеманн: Как противостоять глобальной диктатуре США в интернете
© из личного архива Владимира Видеманна

Тем более, что мы не китайцы и живем в пространстве европейской культуры с определенными цивилизационными запросами. К тому же, с учетом новых технологических возможностей все эти «великие файерволлы» вполне преодолимы.

А проекты спутникового интернета в скором времени обеспечат свободный доступ к сети во всех частях света. Конечно, можно по старой привычке тратить энергию на то, чтобы «глушить вражеские голоса», а можно вспомнить, чем все это закончилось, и сделать выводы.

В конце концов «вода дырочку найдет», как сказал мне один мудрый сантехник. Не исключено, что он является реинкарнацией Стива Джобса в России.