17 сентября 1939 года Красная армия после фактического разгрома немцами поляков и бегства польского правительства в Румынию вошла на территорию Западной Белоруссии, заняв фактически без сопротивления Брест, Гродно и Белосток.

Этот событие теперь считается Днем воссоединения западнобелорусских земель с остальной Белоруссией.

- Кирилл, Западная Украина до сих пор несмотря на то, что уже 80 лет пребывает в составе Украины, очень сильно ментально, политически и идеологически отличается от Надднепрянской Украины. Есть даже такое понятие как «Западная Украина» и «западный украинец» («западенец»).

А в Белоруссии есть понятие «Западная Белоруссия» и «западный белорус»? Есть ли ментальные различия между жителями Западной Белоруссии и Восточно-Центральной?

Всеволод Шимов: Западная Белоруссия в 1939 году восприняла Красную армию как освободительницу
Всеволод Шимов: Западная Белоруссия в 1939 году восприняла Красную армию как освободительницу
© vk.com, Всеволод Шимов

— В Белоруссии, безусловно, тоже есть разделение на Западную и Восточную, но оно не настолько серьезное, как на Украине.

Дело в том, что Западная Украина была гораздо большее время отделена от России и остальной части Украины. Например, больше века эта территория находилась в составе Австро-Венгрии. Это пришлось на время, переходное от феодализма к капитализму (конец 18 века — первая половина 20-го века), то есть когда в Европе возникали нации и формировалось национальное самосознание людей.

Западная Белоруссия почти всю историю была неразрывна с остальной Белоруссией — вместе входили в Великое княжество Литовское, в Речь Посполитую, затем вместе вошли в Российскую империю.

Тем не менее, небольшие отличия белорусских «западников» и «восточников» всё же есть. Западная Белоруссия более религиозна. Если на Гродненщине сильное влияние католицизма, то на Брестчине — самое большое количество православных и протестантских общин по сравнению с иными областями, даже восточными.

Западная Белоруссия более разнообразна в этническом плане — там больше поляков и украинцев, соответственно, и влияние польской и украинской культур. Хотя сегодня этот регион тоже почти тотально русскоязычный.

По моему собственному наблюдению, на западе Белоруссии люди больше склонны к предпринимательству и лучше качество обслуживания. Порой даже лучше, чем в Минске — в Минске иногда такой «совок» бывает в этом вопросе, которого в Бресте или Гродно давно нет.

В общем, отличия есть, на них слабо обращают внимание в Белоруссии, их слабо исследуют. Вероятно, потому что они не так бросаются в глаза, как на Украине.

- Как западные белорусы в 1939 году восприняли приход Красной армии на их земли? Было ли сопротивление советской власти? Был ли среди белорусов свой аналог бандеровцев? Если не было, то почему?

— В целом, население Западной Белоруссии встретило Красную Армию с воодушевлением, всё-таки это было воссоединение со своим народом, в то время как польские власти проводили политику «ополячивания» местного населения.

Однако после того как большевики провели насильственную коллективизацию и стали проводить репрессии, воодушевление поубавилось. Вооруженное сопротивление в Западной Белоруссии тоже было, как и в Западной Украине.

Например, в Западной Белоруссии было совершено более 90 террористических актов, в 1940 году НКВД выявило более 3 тысяч участников повстанческих организаций.

Но большая часть участников этих формирований, по данным советской администрации, состояла из поляков, которые не признавали новых границ. К ним примкнули и некоторые белорусы.

Что касается Великой Отечественной войны, среди белорусов тоже были коллаборационистские формирования, например, «Белорусская краевая оборона», которое было образовано оккупационной администрацией.

Был и добровольный корпус Белорусской самообороны. В 1943 году эти два формирования объединили, и всего там было порядка 20-25 тысяч человек. Их деятельность в основном заключалась в атаках на местных партизан.

Аналога Бандеры в Белоруссии нет, но националисты пытаются до сих пор героизировать такую фигуру, как Михал Витушко — майор «Белорусской краевой обороны». Но у них это слабо получается. Вероятно, потому что и «Белорусская краевая оборона», и «Самооборона» были сугубо коллаборационистскими проектами, сразу тесно сотрудничавшими с нацистами — их уже не «отмажешь».

В то время как УПА* успела отметиться в истории и рядом боев против нацистов, что у некоторых делает ей некое оправдание.

Историк Сергей Смирнов: В Беларуси нет деления на Восток и Запад, как на Украине
Историк Сергей Смирнов: В Беларуси нет деления на Восток и Запад, как на Украине
© Facebook, Сергей Смирновъ

- В Галичине есть некоторая ностальгия по временам Австро-Венгрии. А есть ли нечто подобное в Западной Белоруссии по временам Второй Речи Посполитой?

— Общаясь с местным населением старшего возраста, которые либо помнят Вторую Речь Посполитую, либо помнят по рассказам их родителей, я иногда встречал мнение, что «при поляках было лучше». Они аргументируют это большей свободой в ведении крестьянского хозяйства.

Но это, как правило, выходцы из средних или зажиточных крестьян. Иногда я слышу, как наши современники сокрушаются, мол, «если бы мы остались в составе Польши, сейчас бы имели польские зарплаты и уровень жизни». Но это тоже нечасто. Тенденции как таковой нет.


* Деятельность организации признана экстремистской, запрещена в РФ