В понедельник, 14 сентября, в Сочи прошла встреча Владимира Путина с Александром Лукашенко. Одной из тем обсуждения президентов были «перспективы продвижения интеграционных процессов в рамках Союзного государства».

Антон Розенвайн: Радикализация протестов в Белоруссии неизбежна
Антон Розенвайн: Радикализация протестов в Белоруссии неизбежна
© kp.ru

- Кирилл, как вы считаете, решение по интеграции России и Белоруссии уже выработано? Если да, насколько глубокой будет интеграция двух стран?

— Решение по интеграции выработано еще два десятка лет назад в виде Договора о создании Союзного государства. Там предполагалось создание наднациональных органов, введение общей валюты, символики. Это очень тесная степень интеграции, можно говорить даже о некоей конфедеративной форме сосуществования Белоруссии и России. Из данного договора не вышла ни Россия, ни Белоруссия, и переговоры сторон по интеграции идут в его контексте.

В этом документе и можно оценить, насколько глубокой может быть интеграция между странами, если, конечно, Минск пойдет на его реализацию.

Все последние 20 лет положения договора выполнялись очень слабо — многие положения до сих пор просто проигнорированы, а часть была выполнена чисто формально: созданы Постоянный комитет Союзного государства, Парламентское собрание, но по факту они играют мизерную роль в политике. Все самые важные вопросы решаются не коллективными органами, а в двустороннем формате встречи Лукашенко и Путина.

В последние годы Россия актуализировала вопрос реализации этого договора, и стороны выработали 31 дорожную карту по интеграции, которые содержат решение вопросов как в торгово-экономической сфере, так и в сфере политической интеграции. Однако дорожная карта, предусматривающая политическую интеграцию, так и не была подписана, потому что, по мнению белорусской стороны, это посягает на суверенитет Минска.

- Очевидно, что после кризиса в Белоруссии встал вопрос трансфера власти в стране. На ваш взгляд, как России стоило бы обеспечить этот трансфер? В чем будет роль Москвы?

— Для того, чтобы стать посредником в разрешении политического кризиса, необходимо вести диалог между всеми сторонами конфликта. Россия, по традиции, до последнего работает только с официальными руководствами государств, а не с разными политическими игроками, как это делает Запад.

Во-вторых, Россия не будет вмешиваться во внутренние дела белорусской политики, поскольку белорусская сторона не просила об этом. И есть большой риск, что в ином случае это будет выглядеть как «вмешательство в дела сопредельного государства», что еще больше усложнит обстановку в регионе. Но и потерять Белоруссию в России не хотят, потому что есть риск, что следующий президент будет вести еще более многовекторную политику и даже сблизится с Западом.

Поэтому Россия пока делает ставку на сохранение режима Лукашенко, и я не думаю, что пока, в настоящий момент, стоит вопрос трансфера власти, тем более с каким-то участием Москвы.

Политолог Озимко: Как Сталин не дал Хрущеву присоединить Брест к Украине и как говорит Полесье сегодня
Политолог Озимко: Как Сталин не дал Хрущеву присоединить Брест к Украине и как говорит Полесье сегодня
© politring.com

- Светлана Тихановская, которую по-прежнему называют лидером оппозиции Белоруссии, заявила, что «любые договорённости с Лукашенко не будут иметь законной силы». А «все договоры, подписанные с нелегитимным Лукашенко, будут пересмотрены новой властью» Белоруссии.

Как вы считаете, может ли теперь протест в Белоруссии стать более антироссийским? И к чему это может привести?

— Нет, антироссийским точно не будет. Правда, выступления против российских властей в протестах уже начинают прослеживаться. В частности, неоднократно выражалась солидарность с протестующими в Хабаровске. Антикремлевские настроения у многих протестующих вызваны официальной позицией российского руководства: признание выборов демократичными и оказание полицейской помощи белорусскому режиму в случае необходимости.

Но именно антироссийского характера, русофобии, антирусского национализма там нет — периодически там даже встречаются российские флаги. «Скакать», как это было на украинском Евромайдане в 2013-2014 годах, никто не будет.