В выходные противники Лукашенко в Белоруссии провели самый масштабный за всю историю страны митинг. В то же время Лукашенко выступил перед своими сторонниками, которых оказалось в разы меньше. Он заявил, а в понедельник подтвердил это заявление, что новых выборов не будет, а рядом с границами страны якобы лязгают танки НАТО. При этом Евросоюз готовит санкции против Лукашенко, а Светлана Тихановская намерена объявить себя избранным президентом страны.

Евгений Константинов: Антироссийских лозунгов на антилукашенковских митингах не было
Евгений Константинов: Антироссийских лозунгов на антилукашенковских митингах не было
© Facebook, Евгений Константинов

- Сергей, как вы считаете, продолжатся ли протесты в Белоруссии? И будут ли они оставаться такими же массовыми?

— Да, протесты, безусловно, продолжатся. Антипрезидентские настроения сейчас на подъеме. Белорусами овладела волна невиданного энтузиазма. Чувство локтя в толпе сейчас сильно как-никогда. 

- Как будет действовать Лукашенко? Может, будет пытаться игнорировать протесты? Удастся ли это ему?

— В понедельник днем, выступая перед бастующими работниками МЗКТ, Лукашенко произнес, возможно, свою последнюю речь. Стало ясно, что рабочие слушать действующего президента больше не хотят. Этот митинг должен был стать решающим.

Думаю, это была последняя попытка Лукашенко пообщаться с народом напрямую. Однако он не смог подобрать нужных слов, его не стали слушать. Это конец эпохи.

- В стране продолжаются забастовки, в понедельник присоединились работники государственного телевидения. Насколько это эффективная и действенная мера протеста? И насколько болезненная для Лукашенко?

— Забастовки — это самая действенная мера.

Лукашенко достаточно толстокожий политик и прохладно относится к уличной активности «хипстеров». Но когда свое недовольство начинают выражать такие же усатые мужики, как и он сам, это для него действительно личная боль и трагедия его жизни.

Он-то все еще уверен, что на нем лежит великая мессианская миссия по спасению простых тружеников. Когда-то он действительно отвел их от пропасти, а теперь они кричат ему: «Уходи». Думаю, сегодня он испытал те же чувства, которые испытывал Христос, когда находился перед толпой на суде у Понтия Пилата.

- В Кремле подтвердили слова Лукашенко, что готовы оказать помощь Белоруссии в случае внешней военной агрессии. На ваш взгляд, как следует вести себя России? Чтобы поддержать действительно народ Белоруссии, а не лично Лукашенко?

— В сети появились слухи о том, что из России в Беларусь идут автозаки без опознавательных знаков. Белорусский народ воспринял эти слухи очень болезненно. Если Кремль хочет похоронить свою репутацию и окончательно отдать сердца и разум белорусов Западу, тогда это то, что нужно.

Я думаю, что лучшим решением Москвы будет дружественное молчание. Белорусы должны сами завершить это противостояние. 

- По вашим прогнозам, как поведёт себя Запад — кроме введения санкций? Поддержит ли оппозицию заявлениями или будет действовать более решительно?

— Уверен, Запад уже действует здесь самым решительным образом. Если Лукашенко каким-то чудом удастся удержаться, то Запад сделает из Беларуси Северную Корею.

«Капитально бьет по самолюбию»: Константинов объяснил «женский характер» протестов в Белоруссии
«Капитально бьет по самолюбию»: Константинов объяснил «женский характер» протестов в Белоруссии
© Facebook, Евгений Константинов

- Сейчас проводятся параллели между Минском-2020 и Киевом-2014. Одно из главных внешний отличий — на Украине был раскол между Западом и Востоком. А есть ли этот раскол в Белоруссии? Складывается впечатление, что протестуют больше на западе страны — в Минске, Бресте и Гродно…

— Таких ощущений нет. Беларусь достаточно монолитна в своем желании перемен. Однако в восточных регионах страны оппозиционные митинги не столь многочисленные.

Если в Гродно и Бресте на улицу выходит по 30-40 тысяч человек, то в Витебске и Гомеле всего по 10-15 тысяч. Складывается ощущение, что здесь у людей все же есть опасения в этих акциях. На мой взгляд, их отпугивает БЧБ-символика протеста.

Если объективно — этот флаг в прошлом имеет отношение к оккупации и коллаборационизму. Лично мне категорически не нравится этот флаг, но убеждать сегодня кого-либо, что он плохой и имеет дурную карму, бессмысленно. Это флаг протеста, флаг праздника непослушания. И сейчас нельзя убедить людей в том, что с ним ходили полицаи. Потому как в сознании толпы полицаи и гестаповцы сейчас — это ОМОН, и ОМОН ходит под нынешним белорусским флагом.