Сергей Иванников: Трамп выгоден России, потому что в своей политике он уже допустил много ошибок
Сергей Иванников: Трамп выгоден России, потому что в своей политике он уже допустил много ошибок
© nupds.ru
- Игорь, почему несмотря на бурные протесты, которые могут ослабить власть, во внешней политики США продолжают опасную конфронтацию с ЕС и Россией по поводу «Северного потока-2» и с Китаем? 

— Здесь целый набор причин, которые накладываются друг на друга. Для начала, у Трампа нет единоначалия в стране. Он к концу своей президентской каденции не сумел даже заполнить кучу позиций в том же Госдепе. Трамп обитает в таком себе внутреннем адище где пнуть его на самом высоком уровне, да еще и с максимальными оскорблениями, считается правилом хорошего тона. Любая его инициатива по любому вопросу подвергается сразу же критике только потому, что ее озвучил Трамп.

А вот тема санкций против России в целом, и «Северного потока-2» в частности, это чуть ли не единственное, что сближает политические элиты США. И тут играют сразу несколько факторов. Трамписты лоббируют свои нефтегазовые проекты и в целом, выстраивают политику агрессивного экономического протекционизма. А демократы — проспиртованные русофобы для которых любое антироссийское движение давно уже превратилось в такой себе «моральный кодекс строителя коммунизма». 

А вот то, что от американцев основательно уже так фонареют в Европе — это факт. Но все же фонареют очень аккуратно, иногда подрагивая от своих крамольных мыслей, что можно вообще возмущаться на американцев. Объединенной Европе не достает собственной геополитической субъектности, а без нее полноценной конфронтации со Штатами не будет. Это как конфликт с борзым начальником. Обиделся, повозмущался на кухне с женой, а утром стиснул зубы и потопал на работу, где все тот же борзый начальник. 

Ну а с Китаем у американцев совсем другие терки. Вся внешняя политика Трампа построена на антикитайском движении. Это, кстати, на четыре года дало России некоторую передышку, хотя и создало в российских элитах иллюзию, что с американцами можно договориться.  

Многочисленные протесты, противостояние в мире привели к тому, что существовавшее в мире последние 30 лет равновесие с доминантным положением США разрушается. Что придет им на смену? Насколько новый мир будет стабилен? 

— Последние 30 лет равновесия как раз не было, а было тотальное доминирование Штатов по всем направлениям — военном, техническом, экономическом, а самое главное — идеологическом. США смотрелись симпатичным ориентиром для большинства стран мира. А с другой стороны, сами Штаты создавали иллюзию строгого, но справедливого арбитра, который декларативно «нес в массы» демократию и либеральные ценности. Некоторые издержки такого «арбитража» — бесконечное расширение НАТО, создание системы ПРО в Европе «от ракет Ирана и Северной Кореи», изнасилование Сербии, оккупация Ирака, цветные революции — воспринимались в мире с осторожным пониманием. Ну раз в Вашингтоне так решили, то им, наверное, виднее. 

Конструкция стала рушиться, когда подобным образом стала вести себя Россия, сначала создавая новые государства — Абхазия, ЮО — что раньше позволительно было только с одобрения Штатов, как это происходило ранее с Косово или Южным Суданом. А затем и вовсе меняя границы в Европе, как это произошло с тем же Крымом. Это уже была геополитическая оплеуха Штатам. Если ты первый парень на деревне, а твою девочку уводят из клуба, тут нужно реагировать. Плюс появился фактор Китая. Там другие расклады, но с теми же претензиями на недовольство мировым доминированием Штатов. У Китая есть не только амбиции вчерашней мировой империи, как у России, но еще и реальная ресурсная база. А все это вместе создает конфликт интересов, которые давно бы уже закончились большой войной, не будь в мире ядерного оружия. А вот каким будет этот новый миропорядок — черт его знает.

Мы сегодня не знаем, каким будет кинематограф, если коронавирус продлится еще пару лет и кинотеатры будут закрыты. Или каким будет футбол без заполненных стадионов. Или какой будет Россия после Путина. Очевидно только, что все три геополитических центра планеты — Вашингтон, Пекин и Москва — недовольны своим нынешним положением. Это как в 90-е после развала Союза, только 90-е наступили для всей планеты. Кто первым сориентируется в новых реалиях, тот и будет собирать профиты. 

Рано или поздно Китай станет такой же мощной страной, как и США. Приведет ли это к тому, что мир снова будет разделен на два противоборствующих лагеря, как это было с 1945 по 1991 годы? Если да, то жить России в таком мире будет безопасней или нет? К какому лагерю нужно примкнуть России?

Россия - «душа» этого мира, которую дьявол хочет вечно соблазнить или купить – Алан Мамиев
Россия - «душа» этого мира, которую дьявол хочет вечно соблазнить или купить – Алан Мамиев
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк
- Если такое произойдет, уверен, Россия займет место в этой конфигурации Китая, каким тот был с 1945 по 1991 год. Россия слишком большая и слишком обособленная, чтобы быть младшим партнером Вашингтона или Пекина. А вот с кем России «больше дружить» — это вопрос конъюнктуры текущего дня. До появления своего ядерного оружия, Китай ориентировался на СССР. Затем у китайцев начался «особый путь» под водительством Мао, которого сегодня пытаются показать чуть ли не мракобесом, но без него не было бы у страны и Дэн Сяопина.

В 70-е Никсон открыл Китай для западных инвестиций, и это было выгодно тогда всем — американцы дружили против Союза, а китайцы начали строить у себя главную фабрику планеты. Теперь конъюнктура опять поменялась. Союза нет, а мировая доля России в экономике составляет аж 3%. Вполне возможно, лет через 10 за особое внимание России заочно будут вести борьбу Китай и США. Но сегодня такой вопрос не стоит. Из двух мировых гигантов русские будут с теми, где меньше русофобии. Это очевидно. 

Памятуя о реформах Петра I, и о том, что он «прорубил окно в Европу», Россия — западная страна? Русский народ — западный народ? Или нет? 

— Русские — это полузападный народ. Задай один и тот же вопрос Прилепину и Навальному — он русский человек? А потом уточни — он западник или нечто другое? Это древнейшее пограничное состояние русского народа. Мне, кстати, нравится трактовка Акунина на этот вопрос, которую он проталкивает в своем цикле «Истории России». Он говорит об ордынском наследстве, которое по итогу и сделало русских полуевропейцами.

Посмотри вот на того же Аркадия Бабченко, который ошивался в Киеве во времена Порошенко. Человек с российским паспортом, москвич, воевал в Чечне, а приехал в Киев — и стал образцовым русофобом. Человек радуется детским смертям в Кемерово. Радуется вообще смертям русских людей, будучи русским по паспорту. Или возьмем Бориса Акунина, один из моих самых любимых писателей. Да, он грузин, но он русский грузин. Петр Багратион тоже был грузином, не это важно. Акунин создал художественный образ идеального русского патриота Эраста Фандорина. Это ведь талант так симпатично расписать такого персонажа. И одновременно Акунин западный глобалист, искренне и безвозмездно желающий России всяческих геополитических поражений. Оставаясь при этом русским по духу человеком.

Ну и важно учитывать, как к русским относятся на самом Западе. Считают ли русских там безусловно своими? Во времена СССР такая иллюзия существовала. Тогда строился проект наднационального интернационального советского человека. Кстати, приблизительно по таким же лекалам сейчас строится в Штатах проект наднационального мультикультурного человека. Но Союза нет. И братства Запада с русским народом не произошло. И думаю, не произойдет.  

- Как вы считаете, почему в конфликте власти и радикальной части населения Америки (прежде всего черного) так много общего с Майданом на Украине?

— Потому что бенефициары те же самые — Демпартия США. И электоральная основа та же самая. Сторонники Майдана на Украине — это в основном западная и центральная часть страны. Это максимально прозападная и одновременно русофобская основа Майдана. Институционный разгон Майдана осуществляли НКО и прозападные политпроекты напрямую финансируемые все той же Демпартией. В США Трампа валят все те же ребята, а цветное население — это традиционный (хотя это несколько схематичная оценка, там есть свои нюансы) электорат Демпартии.

Доводя ситуацию до абсурда со смертью того же рецидивиста Флойда, демократы шатают Трампа, показывая, что он ничего не способен сделать внутри страны. И ведь таки не способен. После избрания Байдена — а в этом я уже почти не сомневаюсь — идиотизма с протестным движением в Штатах поубавится, но фундаментальный конфликт в американском обществе там уже заложен основательный. Америка тоже становится другой, не совсем американской. И это проблема не только США, но и всего остального мира. Штаты все еще остаются мировым жандармом, во многом определяющим правила общежития на нашей планете. Но при этом внутри США нет окончательного понимания, что они у себя выстраивают и как они с этим собираются жить.