- Как вы оцениваете использование «мягкой силы» Россией? Она в ее руках эффективна или нет? Если нет, то почему? Что надо сделать для того, чтобы она была эффективной?

— У России нет мягкой силы ни на одном из известных мне информационных фронтов. Есть пафосные заявления, модные концепции, рассуждения в телеграм-каналах — а реальной работы нет, и как следствие, никакой силы в помине не существует.

Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
© Facebook, Ivan Nikonov

Список причин неэффективности наших коммуникаций настолько долгий, что мне бесполезно даже пытаться их перечислить: невозможно исправить то, что нежизнеспособно — надо строить, пускай не совсем с нуля, но с самого основания. Чтобы коммуникации в России начали эффективно работать, нужно устранять некомпетентных руководителей и чистить систему от бюрократии, которая порождает невыполнимые и вредительские KPI, которые мешают эффективно работать. Надо просто дать талантливым и национально мыслящим людям работать и не дёргать их каждый день по каким-то пустякам.

- В чем успех «мягкой силы» коллективного Запада — США и ЕС? Почему она эффективна? Ее эффективность в какой-то особой методике или просто в целом в силу привлекательности либерально-западной модели мира?

— Успех мягкой силы коллективного Запада — это результат долгих десятилетий упорной профессиональной работы. Любая идея покажется привлекательной, если за ней стоит история, культура, образ жизни и сотни выдающихся личностей, ставших «апостолами» этой самой идеи. У нас же подобные процессы не успевают происходить, мы постоянно меняем концепции, никак не можем выстроить устойчивую систему.

Люди на Западе меньше рассуждают и больше работают, и пока мы смеемся над огрехами их пропаганды, они производят её в таких количествах, что нас просто смывает этой волной с информационного пространства.

Но мы продолжаем надменно самоутверждаться за счет чужих ошибок, вместо того чтобы создавать какие-то свои привлекательные продукты.

- Как надо относиться к деятельности западных НКО и НПО на территории России, Украины и Белоруссии? Не кажется ли вам, что их роль сильно преувеличена, или это все-таки серьезный фактор?

— Если бы я делал НКО в чужой стране с целью обрести в ней влияние, я бы всеми силами старался доказать, что моё влияние «сильно преувеличено» — серьезная работа любит тишину. Так что недооценивать не надо, никто в здравом уме не будет тратить деньги на помощь чужим людям, всегда есть механизм, который делает эти процессы выгодными.

Единственный метод борьбы с НКО — это конкуренция. Пока у нас нет мощных альтернатив, мы будем проигрывать. Мне самому очень хотелось бы просто всех запретить, закрыть и посадить, но проблему это не решит.

 

Запретительные меры бесполезны, они физически не способны дать результат. А контрмеры и создание альтернатив — это то, о чём все говорят, но никто не делает.