Александр Искандарян: Армяно-азербайджанский конфликт – это проблема границ в распадающихся империях
Александр Искандарян: Армяно-азербайджанский конфликт – это проблема границ в распадающихся империях
© Sputnik /Asatur Yesayants
- Ильгар, почему, на ваш взгляд, между Арменией и Азербайджаном установились враждебные отношения? Дело только в Карабахе или есть более глубокие причины?

— Я бы не хотел далеко уходить в историю, но причиной сегодняшнего многолетнего кризиса, естественно, является вопрос Нагорного Карабаха и притязания Армении на этот регион. За эти годы проявилось давнее недоверие по ряду других вопросов, но ключевой причиной двустороннего конфликта является именно нагорно-карабахская проблема.

- Если говорить об этом кризисе, кто первый начал и как его закончить?

— Все началось с того, что в 1988 году Совет народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области обратился в Верховный Совет Азербайджанской ССР с ходатайством о присоединении к Армении, и Верховный Совет Армянской ССР поддержал эту просьбу. Изначально речь шла об ирредентистском движении. По-армянски оно называлось «Миацум», что значит «воссоединение». Ставилась цель изменить территориальные границы внутри Советского Союза.

Нагорно-Карабахская автономная область, как и другие автономные области, по своему статусу вообще не имела права выступать с подобными ходатайствами. Вопрос о выходе могли поднимать лишь союзные республики. Азербайджанская СССР, естественно, отказалась, и союзный центр, руководствуясь положением Конституции СССР, тоже отказал Армянской ССР и Совету народных депутатов НКО в этом. Поэтому начался конфликт, который впоследствии перерос в войну.

Примечательно, что в первые годы конфликта он развивался в рамках Советского Союза. Москва и союзный центр были сопричастны к конфликту и урегулированию. Именно с 1988 по 1991 год в рамках СССР был принят целый ряд постановлений, которые касались вопросов урегулирования. Если ориентироваться на эти постановления, советское руководство считало неоправданным перекройку границ и уделяло внимание решению социально-экономических проблем в регионе, а не политических.

При этом в Нагорном Карабахе стали действовать вооруженные формирования, которые фактически выступали против решений советского правительства. Советское правительство утвердило в регионе особый комитет по чрезвычайному положению, возглавляемый Аркадием Вольским. Целью этого комитета было восстановление конституционных основ в Нагорном Карабахе. Действовал режим чрезвычайного положения и действовали военные, которые боролись с этими незаконными бандформированиями, оказывавшими сопротивление советским властям.

После распада СССР и образования двух независимых Армении и Азербайджана конфликт уже стал межгосударственным и перерос в фазу открытых военных действий. Сепаратисты в Карабахе, поддерживаемые армянской республикой, стали вести войну с Азербайджаном. Все понимали, что речь шла о прямом вмешательстве Армении в конфликт, поскольку силы и ресурсы у этих формирований достаточно ограничены и они не могли бы противостоять Азербайджану в одиночку.

В результате многомесячных боев Азербайджан утратил контроль не только над Нагорным Карабахом, но и над семью прилегающими административными районами. В 1994 году было заключено соглашение в Бишкеке о прекращении огня. Оно, по сути, является временным, но время это затянулось, и с 1994 года по сегодняшний день никаких подвижек не было в самом урегулировании.

За это время очень многое изменилось. Конфликт перешел непосредственно в гуманитарную форму. На территории Армении проживало большое азербайджанское население, и общее число беженцев и вынужденных переселенцев составило около миллиона человек. Значительное количество армян проживало в Азербайджане, и они тоже были вынуждены покинуть места проживания. Произошла такая этническая сепарация.

- Если говорить именно о сегодняшних столкновениях, то армянская сторона утверждает, что у Еревана нет задач, которые можно было бы решить путем подобных провокаций, в отличие от Азербайджана, где якобы царят реваншистские настроения. Так ли это?

— Конечно, любое государство, которое лишилось контроля над частью своей территории, так или иначе рассматривает вопрос возвращения этих территорий. В том числе военным способом. Азербайджанская сторона этого не скрывает. Но здесь другое дело. Если Азербайджан ведет военные действия на этой оккупированной территории, которую весь мир де-юре считает азербайджанской (весь мир признает территориальную целостность Азербайджана), то этот вопрос не выходит за рамки тех норм и принципов, которые заложены в частности в уставе ООН. 51-я статья устава ООН позволяет странам осуществлять любые действия по восстановлению территориальной целостности и отражению агрессии.

Другой вопрос — действия за пределами конфликтной зоны. Сейчас обострение произошло не в Карабахе или вокруг него, а на границе. Баку на самом деле не заинтересован в расширении географии конфликта. Армянская сторона сейчас пытается представить Азербайджан в качестве агрессора, но все доказательства говорят о том, что это Армения оккупирует территорию Азербайджана, и армянские солдаты находятся на азербайджанских территориях.

Зато в случае обострения обстановки на границе и ответных действий Азербайджана армянская сторона вполне может представить эту ситуацию как желание Баку осуществить какие-то агрессивные цели. Армянская сторона уже говорит о том, что это Азербайджан осуществляет нападки на границу, и призывает ОДКБ вмешаться и защитить суверенитет армянских границ.

А в случае с непосредственно карабахским конфликтом это делать гораздо сложнее, поскольку все страны признают суверенитет Азербайджана над этими территориями. Да, желательно решать эти вопросы мирным путем. Но, поскольку речь идет об азербайджанских территориях, прямого военного вмешательства Армении не произойдет. А здесь есть основания, как полагает армянская сторона, вмешаться и как бы дать отпор Азербайджану. Основная причина провокаций на границе, а не в зоне конфликта, именно в этом и заключается.

- Если сейчас, не дай Бог, начнется полномасштабная война, какие из крупных региональных игроков от этого выиграют, а какие — проиграют?

— Азербайджан вообще не заинтересован в привлечении внешних игроков в конфликт, в том числе и Турции. У Азербайджана достаточно сильный военный потенциал, чтобы решить вопрос с Арменией самостоятельно. Мы не рассматриваем Армению в качестве непобедимого противника. Но попытки Армении привлечь на свою сторону Россию и страны ОДКБ в этот конфликт чреваты возможностью расширения географии стран-участниц. В этом случае Азербайджан окажется один на один с крупными региональными игроками и тоже будет вынужден как-то прибегать к помощи своих партнеров, к примеру, той же Турции. Но это все теоретически.

Практически Россия, Азербайджан и Турция понимают, что риски прямого столкновения России и Турции в нашем регионе достаточно серьезны и деструктивны. Поэтому и Москва, и Анкара такой вариант не рассматривают и всячески стараются этого сценария избежать. Мы видим, как происходит взаимодействие с Москвой и Анкарой в Сирии или Ливии. Там тоже есть риски столкновения России и Турции, но стороны отдают предпочтение диалогу.

Я хотел бы еще подчеркнуть, что недавно состоялся разговор министров обороны России и Азербайджана, в ходе которого российский министр проинформировал своего азербайджанского коллегу о том, что сегодняшние учения на территории Южного и Западного военных округов не связаны с обострением на армяно-азербайджанской границе. То есть Россия понимает, что это не ее дело, и она не будет туда вмешиваться.

У российской стороны есть прямые контакты и с Арменией, и с Азербайджаном, и она пытается эту прямую линию максимально использовать, для того чтобы не дать возможности этой напряженности развиться до стадии, когда могут проявить интерес внешние игроки. Никто не заинтересован в интернационализации этого конфликта, потому что большой круг интересантов только ухудшает ситуацию, делая эти стороны конфликта крайними в разборках крупных держав.

Ищенко рассказал, что сделает Россия, если Баку и Ереван затеют полноценную войну
Ищенко рассказал, что сделает Россия, если Баку и Ереван затеют полноценную войну
© РИА Новости, Нина Зотина
Поэтому желание привлечь другие государства — это скорее желание внешних сил. Сами акторы политических процессов не заинтересованы в этом. К сожалению, армянская сторона пытается создать такие условия, но реакция России и реакция ОДКБ была достаточно трезвой и рациональной. Она позволяет избежать любых вариантов излишней интернационализации. Интернационализация может быть только в дипломатических действиях, когда есть Минская группа, сопредседателями которой являются Россия, Франция и США. Но когда государства занимают чью-то сторону в военном конфликте, это всегда только усугубляет ситуацию.

- Чью сторону, на ваш взгляд, в этом конфликте занимают США и какие цели преследуют?

— Если посмотреть заявления российской и американской стороны, то они практически идентичны. И там, и там высказывается беспокойство деструктивным развитием событий, призывают стороны к мирному урегулированию, и так далее. Но если говорить об опосредованном влиянии, то тут чувствуется влияние американского армянского лобби, которое имеет хорошие позиции в руководстве США, конгрессе и так далее.

Ни для кого не секрет, что приход к власти Пашиняна сопряжен в значительной степени с поддержкой армянской диаспоры в Америке. Они не скрывают этого. В прошлом году в сентябре Пашинян совершил визит в Соединенные Штаты и встречался с активными представителями армянской диаспоры. А диаспора как раз выступает за жесткое решение этого конфликта. Они далеко за океаном, и им легко говорить о том, что нужно принудить Азербайджан отдать Карабах, и так далее.

С ними смыкаются и некоторые политические круги в США, которые выступают с разного рода раздражающими заявлениями. Это говорит о том, что они пытаются влиять на действия американского политического истеблишмента. В целом американский истеблишмент в лице нынешней администрации понимает все риски этого сценария, но такие попытки не прекращаются.

- А какой вообще вариант разрешения армяно-азербайджанского конфликта устроит Баку?

— Азербайджанская сторона приветствует любое решение конфликта в рамках своей территориальной целостности и суверенитета, но при этом отмечает, что план мирного урегулирования должен осуществляться поэтапно. Один из шагов этого плана предусматривает диалог между представителями азербайджанской и армянской общины Нагорного Карабаха при международном посредничестве. Баку приветствует любые подобные инициативы.

Со стороны общественных деятелей, в частности России, были попытки провести такой диалог на российской площадке. Это было конструктивно, поскольку в России есть большая армянская и азербайджанская диаспора, которые могли бы посодействовать диалогу между общинами и нахождению выхода из этой ситуации. В конце концов, сами армяне и азербайджанцы должны определить статус Нагорного Карабаха, каким он должен быть. Такие позитивные примеры есть и в международной практике, когда сами жители договариваются, и эта договоренность обеспечивается международными гарантиями.

Мы предлагаем обеспечить переходный статус Нагорного Карабаха, который действовал бы до тех пор, пока азербайджанцы и армяне согласовывают условия. Мадридские принципы 2007 года предусматривают реализацию такого плана, но, к сожалению, армянская сторона на это не идет. Они настаивают исключительно на независимости Нагорного Карабаха, Азербайджан это принять не может, и проблема упирается в эту несговорчивость.