Ищенко сказал, что стало бы с Байденом, если бы Джулиани опубликовал компромат три месяца назад
Ищенко сказал, что стало бы с Байденом, если бы Джулиани опубликовал компромат три месяца назад
© REUTERS, Jonathan Ernst
- Алексей Валерьевич, Верховная Рада назначила дату местных выборов — они должны состояться 25 октября. Повторит ли правящая партия «Слуга народа» успех парламентских выборов, когда простой фотограф одолел гендиректора «Мотор Сич»?

— Такого не будет, потому что и президентская партия подрастеряла рейтинг, и местная власть, судя по опросам, более популярна, чем центральная власть. Так что это исключено.

- Какие вообще возможны варианты коалиций?

— Коалиция на местах будет каждый раз разная. Учитывая, что практически везде достаточный вес будут набирать сугубо местные партии. Можно даже говорить о политических проектах, которые до этого себя не проявляли, вроде «За конкретные дела» в Хмельницкой области или «Блок Кернеса» в Харькове.

- Сохранят ли свои посты влиятельные меры вроде Кернеса, Труханова, Филатова или Садового?

— Судя по социологии, безусловно могут. У них предпочтительнее шансы.

- Верховная Рада приняла постановление, что выборы на Донбассе состоятся только передачи границы под контроль Киева. Означает ли это фактический отказ украинской стороны от Минских соглашений?

— Тут интересно, как это будут интерпретировать главы стран "нормандского формата". Безусловно, это противоречит тому пункту Минских соглашений, где говорилось о том, что сначала выборы, а потом граница.

Разумеется, это постановление в духе тех поправок, которые принимались к закону об особом порядке местного самоуправления весной 2015 года, и еще больше в духе закона о реинтеграции Донбасса начала 2018 года. Но все-таки в тех документах таких пунктов не было.

- Вы в предыдущих интервью сказали, что Германия и Франция в любом случае хотят, чтобы Россия ушла с Донбасса, но им важно придерживаться Минских соглашений. Как они поведут себя сейчас? Ведь получается, что Киев их подставляет.

— Я не никогда от них не слышал публичного осуждения действий официального Киева. Но я не встречал настолько разных версий разговора Путина с Меркель. В кремлевской версии говорится, что Германия, так же как и Россия, осудила заявления украинских политиков. В берлинской же обо всем этом сказано только одной фразой.

Мне кажется, что кремлевская формулировка подталкивает к тому, чтобы на ближайшей правительственной пресс-конференции был задан уточняющий вопрос, какова же все-таки позиция Меркель по этому поводу. Насколько я знаю, такие пресс-конференции всегда бывают по понедельникам. Иногда их бывает две, иногда три, но такие пресс-конференции всегда бывают.

Такой вопрос главе пресс-службы германского правительства Штеффену Зайберту обязательно зададут. Но он достаточно опытен. Я допускаю, что он каким-то образом выкрутится, и ясности мы не добьемся.

- Дмитрий Козак недавно заявлял, что Москва готова к теоретическому выходу Киева из Минских соглашений. Действительно ли Россия может подготовить какой-то ответ на такие действия Украины?

— Не знаю насчет ответа. Сейчас важно разобраться. Козак потребовал от Украины официального объяснения ее позиций относительно высказываний Резникова. Насколько я понимаю, в ближайшее время должна прозвучать официальная оценка Москвы, насколько ее устраивает это объяснение. Выходит Украина фактически из Минских соглашений или нет. Позиция Украины очевидна: она в целом поддерживает Минские соглашения, но не станет выполнять пункты, которые ее не устраивают.

- Адвокат Трампа и его советник Рудольф Джулиани заявил о масштабном разворовывании 5,3 млрд финансовой помощи Украине, из которых $3 млрд были американскими. Будет ли эта информация иметь масштабные последствия для американской и украинской политики?

— Пока эту тему поднимает только один Джулиани. Я не вижу, кто бы говорил об этом даже со стороны Республиканской партии в Конгрессе. Поскольку разворовывание было совместным, то теоретически, если этому найдутся доказательства, это может сыграть против предыдущей украинской администрации Порошенко. Но я не очень понимаю, будут ли в Америке вообще этим заниматься в ситуации, когда инициатива Трампу не принадлежит.

- А почему вообще Трамп не взял под контроль украинскую власть? Почему Украина до сих пор остается вотчиной «демократов»?

— Потому что Трамп не одолел так называемое глубинное государство. Мы видим, что у него не было внятной программы. По его высказываниям можно было судить о какой-то программе, которая выглядит приятно для России. Но это все гипотеза. У него не было тех людей, которые могли бы осуществлять те тезисы, которые он высказывал.

Мы видим, какие изменения были и чего добились его кадры. Самое большое достижение — это, конечно, томос. Демократы вряд ли такое смогли бы сделать. Не потому, что они этого не хотели, а потому что они далеки от религии и не знают, как этими картами играть.

- Сможет ли он поменять свою политику в отношении Украины в случае своего переизбрания?

— Теоретически это можно допускать. Но откуда у него появятся люди? Честно говоря, я вообще не представляю победы Трампа. В Америке происходит сейчас майдан. Смысл любого майдана означает, что победить может только та сила, которая майданит. Если победит другая сила, значит, выводы нелегитимны. Я не представляю, чтобы Трамп не просто победил, а имел бы большинство голосов.

И хотя вот эта американская система, когда считают по голосам так называемых выборщиков от штатов, которые имеют императивный мандат, столько времени держалась и не оспаривалась, потому что эта система склеивает федеративное государство. Сегодня возможны варианты, что это послужит стимулом для того, чтобы не признавать выборы или требовать, чтобы эти выборщики голосовали в соответствии с волеизъявлением большинства американского народа. Это только углубит кризис.