Корнилов объяснил уверенность Пушилина в том, что Донбасс не вернется в состав Украины
Корнилов объяснил уверенность Пушилина в том, что Донбасс не вернется в состав Украины
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
- Руслан Олегович, 8 июля на заседании ТКГ должны быть определены конкретные механизмы реализации отдельных пунктов Минских соглашений (например, по прекращению огня), а в немецкой прессе появился якобы ультиматум России в адрес Украины. Действительно ли Москва начала активизацию в этом направлении?

— Возможно, Россия пытается повысить ставки в торгах и немножечко ужесточить свою позицию, для того чтобы оказать давление на Украину на фоне того, что переговорный процесс в политической части в какой-то мере зашел в определенные политические тупики. В какой-то мере это высказывает сегодня Германия и Франция.

Очевидно, что есть какие-то подвижки по гуманитарным вопросам, таким как пересечение линии разграничения или обмен захваченными лицами, диалог в отношении деэскалации конфликта и поиск новых точек разведения сил.

Но в то же время существенного прогресса в части политического урегулирования пока нет. Это делает конфликт замороженным и оставляет его в подвешенном состоянии, что не устраивает сегодня как минимум Россию и Украину. Поэтому поиск путей разрешения конфликта продолжается.

-  Как вы считаете, можно ли в принципе выполнить Минские соглашения? Или их заключили потому, что ничего лучше не придумали?   

— Любые соглашения можно выполнить, если у сторон присутствует политическая воля к выполнению Минских соглашений. Но даже самые простые соглашения можно не выполнить.

Но мне кажется, что несмотря на подписание первых и вторых Минских соглашений, подписание формулы Штайнмайера и "нормандскую" встречу 9 декабря прошлого года, написание Минских соглашений продолжается.

То есть диалог в отношении того, каким должно быть мирное урегулирование между Украиной и Россией, продолжается. Стороны так и не перешли к этапу выполнения соглашений.

- У вас есть понимание, как решить такие спорные вопросы, как вопрос границы или вопрос разоружения?

— Скажем так. Есть очень много моделей, как это решить. Их десятки, если не сотни. Я их все не буду описывать, но я вообще считаю, что нет никаких «красных линий» на переговорах.

Если, условно говоря, Украина захочет вывесить украинский флаг над избирательными участками на территории ОРДЛО, это тоже может не быть «красной линией». Потому что там могут висеть флаги участников ТКГ (ОБСЕ, России и Украины). Это тоже может быть моделью компромиссу.

Если же Украина хочет вначале границу, но гарантирует, например, конституционный статус ОРДЛО, то Россия тоже может пойти на такой компромисс. Тем более мы же понимаем, что контроль границы никогда не может быть абсолютным и эффективным. Для этого нужны огромные силы и средства.

Поэтому все, что есть в Минских соглашениях, и даже все те претензии и высокие позиции, которые сегодня высказываются Украиной, могут быть предметом для диалога в том случае, если стороны уверены, что они все-таки двигаются к политическому урегулированию и заключению соглашения.

Если же стороны не уверены, что они движутся к договоренностям, а думают, что оппонент или партнер по диалогу пытается просто опять-таки модифицировать Минские соглашения и сделать маленький шажочек вперед, но так и не выполнить их, то в такой ситуации даже маленькие шажочки невозможны.

- Некоторые эксперты говорят, что Европа чуть ли не готова к снятию антироссийских санкций. А что вы думаете по этому поводу?

— Это нереалистично. Хотя бы для частичного снятия санкций необходим намного более глубокий экономический и эпидемиологический кризис. Или признание Украины виновной в невыполнении Минских соглашений.

Если Германия и Франция хотя бы частично признают Украину виновной в невыполнении Минских соглашений, санкции с России частично будут сняты. Ведь сама отмена санкций означает частичное снятие вины с России.

- Сейчас многие говорят, что Россия хочет включить Донбасс в состав Украины, чтобы он мешал Киеву проводить антироссийскую политику. А на ваш взгляд, чего Россия хочет от разрешения этого конфликта?

— Я как раз не исключаю присоединения Донбасса к России, но не на данном этапе. Может, гораздо позже. Тактически Россия пока что не нацелена официально инкорпорировать Донбасс. Россия нацелена через Донбасс влиять на Украину с целью обеспечения безопасного соседства на своих западных рубежах.

- То есть вы думаете, что это в принципе возможно, чтобы Донбасс влиял на украинскую власть? Просто Крым был в составе Украины, и через него влиять не особенно получалось.

— Донбасс, с одной стороны, влияет на украинскую власть, на украинское общественное мнение, влияет на западных партнеров страхом войны и социальной дестабилизации. С другой стороны, донбасская история — это часть крымской истории. Мы тоже это понимаем.

- Возможно ли в случае дезавуирования «Минска-2» подписание «Минска-3» или каких-то других документов?

— Мы сегодня уже подписали "формулу Штайнмайера", чего не было в «Минске-2». Поэтому я думаю, что полный отказ от вторых Минских соглашений вряд ли возможен, потому что стороны даже от первых Минских соглашений не отказались.

А вот дописывание их (а там хватает пробелов) с целью превратить эти 12-13 пунктов в масштабный толстый документ на сотни статей, вполне реально. Этим стороны и пытаются заниматься.

Как минимум, если исходить из Минских соглашений, необходимо принятие целого кодекса переходного законодательства для реинтеграции Донбасса.