Андрей Золотарёв: В будущем мы можем оказаться в «цифровом концлагере», а каким он будет, непонятно
Андрей Золотарёв: В будущем мы можем оказаться в «цифровом концлагере», а каким он будет, непонятно
© скриншот с видео "UKRLIFE.TV"
- Сергей Александрович, сегодня в мире происходит множество конфликтов между государствами. Что, на ваш взгляд, их объединяет?

— Причины у всех конфликтов разные, но есть и одна общая. Она заключается в росте непрофессионализма и некомпетентности правящих элит, чье поведение становится агрессивным и неуправляемым.

Все пытаются угадать, почему происходит вот это нарастание хаоса. Казалось бы, страны стали более богаты (воюют же обычно из-за бедности), установили друг с другом тесные коммуникации, большого национализма, который был причиной Первой мировой войны, нет. К тому же, все страны обладают системами слежения, которые позволяют им быть уверенными в том, что внезапного нападения вроде 22 июня 1941 года не будет.

Поэтому, почему нарастание хаоса происходит — это большая загадка, но совершенно очевидная. Рост непрофессионализма элит и форма их кооптации находятся в кризисе. Одна из основных причин такой дезорганизации состоит в том, что спецслужбы, прежде всего США и Великобритании, по сути, вышли из-под контроля правительств.

Дональд Трамп не контролирует в полной мере спецслужбы США. То же самое и в Великобритании. Там очень сильные спецслужбы, но очень слабые правительства, которые заняты Брекзитом, дележкой власти и постоянно пребывают в кризисе. И в этих условиях спецслужбы США и Великобритании проводят свою собственную, непонятно на каких основаниях политику.

Например, они взяли и объявили, что русские спецслужбы якобы платили талибам, чтобы те убивали американцев. Абсолютная безответственность. Это просто чистое вранье либо сочетание вранья и некомпетентности. Они таким образом до Третьей мировой войны доведут. Вот эти вышедшие из-под контроля спецслужбы США и Великобритании — это одна из причин всех этих конфликтов.

- А какие еще есть причины?

— Другая причина — потеря независимости у СМИ. Я имею в виду, потерю независимости не каждого конкретного СМИ, а всей корпорации журналистов. Раньше имело значение личное достоинство журналиста и уважение в корпоративной среде, и журналист мог идти на конфликт с редакцией, если она заставляла делать его что-то плохое и лживое. Если раньше он был уверен, что коллеги его поддержат и он может перейти на работу в другое место, то сейчас этого нет.

Сейчас самостоятельность медийной сферы полностью ушла, и в результате журналисты во многом зависят от своих владельцев. Западная журналистика, которая была эталоном для мировой журналистики, оказалась в кризисе. Они перестали писать правду, а вместо этого плодят кучу фейковых новостей и плодят пропаганду в стиле Геббельса.

А поскольку роль общественного мнения значительно возросла, и СМИ, которые влияют на общественное мнение, стали намного более агрессивными и намного более лживыми. Поэтому они скрывают террористический характер киевского режима. В Киеве же вообще нет правительства. Там есть хунта, контролируемая иностранными спецслужбами, которые проводят политику государственного терроризма и ответственны за убийство несколько десятков тысяч человек. И не только на Донбассе. По всей территории Украины был террор. Вся редакция Украины.ру сбежала в 2014 году именно от этого террора.

Они обеспечивают всю эту информационную блокаду под давлением извне. Тем самым они, естественно, выдают карт-бланш на преступления для всех остальных. Они распространяют ложь по всему миру в больших объемах, что делает сложной международную жизнь. Вот эти два ключевых фактора играют большую роль в этой дестабилизации.

Еще одна причина этой дестабилизации состоит в том, что во власть идут представители девиантных групп.

- Кого вы имеете в виду?

— Вот это прославление ЛГБТ, кампанию #metoo и пропаганду других девиантных форм поведения, когда политик не может нормально себя вести. Сегодня оказывается так, что безответственные полуфрики вроде Бориса Джонсона возглавляют правительства, хотя раньше они бы ни за что не попали во власть. Трамп тоже странный человек. В какой-то мере без царя в голове. Но он стал президентом США.

Четвертая причина этой дестабилизации состоит в том, что элиты отрываются от населения. Элиты становятся глобализированными, пытаются перейти к управляемому процессу в рамках глобального мира, а население сохраняется в рамках своих традиционных ценностей. В результате демократические институты во многом ликвидированы в западных странах, и правительства не отражают мнения большинства людей.

Макрон — не настоящий президент. Его не выбирали французы. Он был навязан им в результате хитрой спецоперации. Болсонару — не настоящий президент Бразилии. Он был навязан в результате хитрой медийной спецоперации. При этом самого популярного президента Лулу да Силву не допустили к выборам, хотя у него рейтинг был в 60%. То есть элиты очевидно проводят политику против интересов своего населения, и в этих условиях возникает бунт популистов, которые голосуют до за Брекзит, то за Трампа.

Вот этот разрыв между населением и элитами — четвертая фундаментальная причина роста нестабильности в мире.

- А в чем, на ваш взгляд, причина вот этой деградации элит?

— Трудно сказать. Я думаю, что это связано с резким увеличением роли денег и разницы в доходах, когда слишком многие вещи стали делаться именно с помощью денег, а традиционные институты гражданского общества (профсоюзы, ассоциации) оказались в кризисе.

Общество превратилось из производителей в потребителей. Но если потребители объединены классовыми интересами, то потребители не объединены. Поэтому гражданское общество стало ослабляться, контроль над властью тоже стал резко ослабляться, элиты оказались предоставлены самим себе, закусили удела и стали проводить агрессивную политику.

- Возможно ли в этих условиях появление сильных политиков? Или все измельчали?

— Обязательно необходимо и они будут появляться. Дональд Трамп — очень сильный политик. Есть один закон, который был еще в Древней Греции, когда народ пытается обуздать власть с помощью тиранов.

Тогда под словом «тиран» имелось в виду не что-то плохое, а харизматический популист. Появление таких харизматических популистов вроде Трампа совершенно неизбежно. Для народа они являются единственной надеждой, для того чтобы обуздать олигархов.

- Каково в этих условиях будущее демократии как формы правления?

— Я уже говорил, что она во многом демонтирована. Что с ней будет, сказать трудно. Но то, что сейчас демократии в западных странах меньше, чем было, это точно. Тот же Макрон был избран не в результате свободного волеизъявления народа Франции, а в результате манипулятивных технологий. Им навязали случайную фигуру.

- А Зеленский? Его тоже навязали посредством манипулятивных технологий или это был сознательный выбор народа?

Пушков: Запад смотрит на Украину как на страну, которую надо использовать
Пушков: Запад смотрит на Украину как на страну, которую надо использовать
© РИА Новости, Владимир Федоренко | Перейти в фотобанк
— Ни то, ни другое. Зеленский был бессознательным выбором народа. Народ Украины ненавидит всю эту группу военных преступников, которая захватила власть в результате Майдана, и он думает, как бы их власть скинуть. Поэтому, когда появился более-менее популярный человек, не связанный с Майданом, они все бросились к нему в надежде, что он сможет отстранить эту группу от власти.

В Украине совсем другая ситуация. Мы говорим о кризисе в странах, где правительство имеет шанс выразить волю народа. Там кризис происходит потому, что правительство волю народа не выражает. А в Украине у власти чисто оккупационное правительство. Там правят иностранные спецслужбы, а все депутаты, министры, мэры и губернаторы — полицаи, которые выполняют приказы оккупационных властей.

С другой стороны, Украина, возможно, в чем-то опередила остальной мир. Она демонстрирует всему миру чудовищный оскал возможного будущего. Украина на своем примере показывает миру, чего ему нужно избежать. Когда миру навязывают группу военных преступников, называют это «властью», а потом угрожают убить всех несогласных.

Кроме того, Украина — это пример великолепно отработанной операции спецслужб. Это тоже одна из возможных угроз будущему.

- Насколько, на ваш взгляд, реальна угроза появления некого «цифрового концлагеря» или «чипизации» населения?

— Абсолютно реальна. Это именно то, к чему стремятся правящие глобализированные элиты. Чем больше они чувствуют свое отчуждение от большинства народа, тем больше они пытаются обуздать этот народ своими методами "цифрового концлагеря".