В настоящее время в мире происходит сразу несколько региональных процессов, которые осложняются общемировыми. «Черный бунт» в США сопровождается сносом исторических памятников и фактическими требованиями пересмотреть моральные выводы истории прошлого США (например, раньше Вашингтон — первый президент и отец нынешней государственности США, а теперь — рабовладелец, угнетатель и плантатор).

В Европе на протяжении последних лет заурядным событием стали бунты арабов, турков, вообще представителей крайних течений ислама. Вместе с тем США конфликтует с Германией, Великобритания вышла из ЕС (Брекзит), у России конфликт с Украиной и намечается такая же ситуация с Белоруссией. Китай и США также постепенно превращаются из партнеров в противников.

- Иван, на ваш взгляд, конфликты, которые в последние годы приобрели антагонистический характер (США-Россия, США-Китай, Россия-Запад, Россия-Украина, Запад-Сирия) — это просто череда локальных конфликтов или они имеют общую геополитическую природу?

— Когда речь идет о таких странах, как Россия-Китай-США, принято говорить, что это геополитика. Но локальные конфликты тоже могут быть объяснены с точки зрения геополитики через взаимоотношения сил в регионе.

Собственно, первая геополитическая модель — Пунические войны, по нашим сегодняшним меркам, это локальный конфликт. Но это эталонная классическая модель, которой иллюстрируют борьбу держав суши и моря. Когда-то российские гимназисты учили тексты Пунических войн наизусть, а сейчас все просто посмотрели фильм и помнят, что "Карфаген должен быть разрушен".

- Что общего в этих конфликтах? Какова их природа? Что их объединяет и роднит?

— Мы живем в интересное время: конец однополярного мира. Еще недавно, как все мы помним, доминирование США было всеобщим и тотальным. Сейчас этого точно нет. Но нет и центров силы, равных по геополитическому значению США.

Однополярный мир закончился, но многополярный мир не наступил. Кто проявит инициативу и, если хотите, наглость сегодня, тот будет хозяином будущего.

Писатель Видеманн: Глобальный майдан не устроит тех, кто руководит мировыми процессами
Писатель Видеманн: Глобальный майдан не устроит тех, кто руководит мировыми процессами
© из личного архива Владимира Видеманна

Считается, чтобы стать полноценным полюсом, необходимо обладать тремя компонентами: экономикой, военной мощью и привлекательной идеологией.

Россия обладает военным паритетом, но нет экономического. Экономический паритет есть у Китая, но Китай, в отличие от США (и в прошлом СССР), не экспортирует свою идеологию. Его экспансия только экономическая.

Если Китай не начал идеологический экспорт, то в наши дни на наших глазах идеологическую привлекательность утрачивают США. Сегодня американцы не могут убедительно сказать: делайте то, что мы вам говорим, и вы будете такими же успешными, как мы.

- Особую роль в происходящем в мире, похоже, играют неординарные личности, например, Путин, Трамп, Макрон, Меркель, Си Цзиньпин, Борис Джонсон и т.д. Большинство из них претендуют на роль вершителей не просто судеб своих государств, но и судеб мира. Не всегда и не у всех из них это получается, но в мире явно переизбыток сильных политических личностей. Как вы считаете, какова в нынешнем мире (интернета, мобильной связи, особой роли медиа, тончайше разработанных систем манипулирования общественным сознанием) роль личности?

— Мне не кажется, что в мире переизбыток харизматичных фигур. Разве Меркель и Си Цзиньпин харизматичные фигуры? Борис Джонсон, пожалуй, харизматичен, но разве он равен по масштабу Черчиллю, а Макрон — Миттерану или Де Голлю?

Я не знаю. Вопрос личности мне всегда казался очень сложным. Вообще я привык думать о персоналиях как о явлениях или процессах, а не фигурах, которые определяют ход истории. Мне всегда казалось, что исторический контекст важнее личности. Каким образом личность Меркель влияет на ход истории? Человек-функция, ничего общего с любившей русский язык восточнонемецкой комсомолкой с налетом хиппанутости.

Но, возможно, мои слова кому-то покажутся резкими, я иногда думаю, что Путин с его кагэбэшным бэкграундом лишен обычного комплекса неполноценности позднесоветского человека перед западным человеком. Для позднесоветского человека иностранец, особенно если он человек Запада, всегда обладал каким-то особым ореолом и преимуществом перед соотечественником. Патриотически настроенная часть общества хотела показаться перед ним в лучшем свете, а либералы открыто завидовали и считали западного человека эталоном и направлением развития. Возможно, у Путина после работы в органах было меньше иллюзий на этот счет, что повлияло на более суверенную политику.

По поводу личности и современных медиа… Я думаю, чтобы сбежать из "цифрового концлагеря", нужно читать русскую литературу на природе. Каждый свободно мыслящий человек должен иметь возможность отключить телефон, выйти из сети и уйти в лес, в тайгу, в монастырь или хотя бы на дачу без покрытия сети, на две недели или лучше месяц. А иначе мы просто превратимся в ботов, биоботов — ухудшенную версию цифровых.

Свободный и мыслящий человек будущего — это человек, который листает книгу лежа на травке под дубом, а не тот, кто слипся с твиттером. Он играет с противоположным полом в бадминтон, а после кушает суп, который ему подали из фарфоровой супницы после небольшого аперитива (50 г "ерофеича").

- Скорость и объем информации, которая обрушивается на нынешние индустриальные общества, не сравнимы ни с каким из предыдущих периодов, которые пережило человечество. Уже трудно отличить, где интернет и где человек, он действительно становится частью личностной жизни людей. Как вы считаете, при тех технологиях, которые существуют, какова роль общества — статическая, активная, управляемая (создание человеческих конгломератов для решения политических вопросов, как было на Майдане в 2014 году) или какая-то другая? Или все осталось по-прежнему?

— Вы видели, какие были выступления в Каталонии, когда они требовали независимости? Если нет, то посмотрите.

Посмотрели? Впечатляет? Майдану такое и не снилось. И дело не только в количестве активных участников — было сформировано параллельное правительство. И что? Они ничего не добились. А вы видели, какие были бурные выступления на Украине, когда распадался Союз?

- Нет, не видел. Украинские националисты вообще собирали крайне малочисленные митинги в те годы. Немножко в Киеве и на Западной Украине. 

— Правильно, не видели. Потому что не было никаких выступлений. Россия провозгласила свой суверенитет 12 июня 1990 года, а на Украине сидели и целый месяц смотрели, чем закончится в Москве, ждали, что будет. Ничего отдаленно похожего на каталонские или на донбасские события 2014 года не было.

Но для распада СССР был геополитический консенсус, а для отделения Каталонии — нет. Это ответ по поводу роли общества в исторических процессах. Даже активно проявляемая позиция людей (что редкость) мало что решает, даже в обществах, которые считаются демократическими, если нет заинтересованных высоких сторон.

Политический философ Никонов: РФ нужно финансировать какого-нибудь черного Ленина
Политический философ Никонов: РФ нужно финансировать какого-нибудь черного Ленина
© Facebook, Ivan Nikonov

С развитием технологий контроль над общественным мнением усиливается. По Оруэллу, частной жизни пришел конец с изобретением телевизора: «Когда изобрели печать, стало легче управлять общественным мнением; радио и кино позволили шагнуть в этом направлении еще дальше. А с развитием телевизионной техники, когда стало возможно вести прием и передачу одним аппаратом, частной жизни пришел конец».

Оруэлл, когда строчил свои доносы и работал пропагандистом во время Второй мировой войны на BBC, даже не представлял себе степень контроля, который возможен с помощью интернета.