Историк Дюков: Польша боялась, что в своей статье Путин будет критиковать их. У него была иная цель
Историк Дюков: Польша боялась, что в своей статье Путин будет критиковать их. У него была иная цель
© РИА Новости, Нина Зотина
- Олег, расскажите, пожалуйста, в целом о ваших впечатлениях от этой статьи.

— Очень важно, что сейчас была опубликована эта статья, учитывая, что она была анонсирована еще в декабре. Надо отметить, что Россия долгое время не принимала новые реалии, связанные с тем, что в центре международного противостояния оказались трактовки истории, и значительная часть этого противостояния относится к трактовке истории Второй мировой войны. Россия долго призывала оставить историю историкам, тем самым обезоруживая себя.

Но вот, наконец, в декабре прошлого года по инициативе Путина Россия как бы обрела свой голос в международных дискуссиях на эту тему. Статья Путина свидетельствует о том, что президент хорошо понимает политическую значимость сегодняшних дискуссий о Второй мировой войне, понимает смысл противостояния в области исторической политики. Это значит, что политика России в этой области меняется. Россия начинает занимать более активную позицию и готова защищать свои интересы.

Путин продемонстрировал, что сам воспринимает тему трактовок Второй мировой войны как очень актуальную. Он в первом же абзаце называет победу в войне не «победой над Германией и её союзниками», а «победой над нацизмом». Это важно, поскольку нынешний рецидив межрасовых конфликтов в США, имеющий отголоски и в Европе, отсылает нас к теме нацизма. Нацизм — это всего лишь развитый на немецкой почве расизм, доведенный до национально-политического учения. Поэтому тема борьбы с нацизмом приравнивается к теме борьбы с расизмом, что тоже сегодня как никогда актуально.

Что касается темы патриотизма как ценности, затронутой Путиным, то мы видим, что огромное число людей в США и некоторых городах Европы принципиально не разделяют патриотического отношения к своим странам. Для них вся история этих государств является ошибочной, неправильной, постыдной, и они это активно выражают. Такая позиция находит отклики и в России. С этим необходимо бороться тем странам, для которых патриотизм является ценностью.

Путин немало внимания уделяет истории Лиги Наций, почему эта организация оказалась неудачной и не смогла предотвратить Вторую мировую войну. Он указывает, что в Лиге Наций не были услышаны неоднократные призывы нашей страны сформировать равноправную систему коллективной безопасности. Это опять-таки отсылка к современным проблемам, потому как сейчас наша страна продолжает призывать мировое сообщество к этому же, но не находит достаточной поддержки. Это очень опасная ситуация, которая может привести к очень печальным последствиям. Путин подчеркивает постоянность позиций нашей страны относительно того, чтобы формировать равноправную систему коллективной безопасности международных отношений.

- Есть ли какие-то тезисы, на которые нужно обратить особое внимание?

— Путин внимательно останавливается на защите права вето в Совбезе ООН, подчеркивая, что ООН в том виде, в котором она сформировалась после Второй мировой войны, оказалась действительно эффективной организацией. Но в случае отмены права вето и переустройства всего Совбеза ООН, за что сейчас выступают целый ряд государств и многие политики на Западе, ООН превратится в ту самую Лигу Наций, то есть «собрание для пустых разговоров», как он это называет, и поставит мир на грань очень опасных последствий. Так тема Второй мировой войны оказывается значимой и актуальной для современных международных отношений и политики России.

Очень ценно, что Путин ответил по поводу реакции на его декабрьскую лекцию о причинах Второй мировой войны. Мои наблюдения тут полностью соответствуют тому, что он написал в статье. Он пишет, что реакция была голословной. Россию опять пытались обвинить в том, что она якобы переписывает историю, но не смогли опровергнуть ни одного приведенного факта или аргумента. Я, как специалист по Польше, который отслеживал довольно бурную реакцию польской стороны на декабрьскую лекцию, могу сказать то же самое. Действительно, все официальные документы, в том числе статья за подписью премьер-министра, которые вышли в ответ, были абсолютно голословны и выдержаны в хамских интонациях с многочисленными обвинениями.

Тон этих текстов был далек от дипломатического, хотя это официальные документы. Но это лишь подчеркивало их голословность, что ничего фактологического и исторически доказуемого их авторы противопоставить не смогли и не попытались. Это действительно важный результат декабрьской лекции Путина, и хорошо, что он был подчеркнут в этой статье. Можно сказать, что это большая победа исторической политики России, которая, по сути, только зарождается.  

- А есть в статье какие-то еще примеры этой исторической политики?

— Так как текст, написанный президентом России, является официальным, очень важно, что официально заявлено и подчеркнуто, что процедура инкорпорации прибалтийских государств в состав СССР полностью соответствовала нормам международного права и государственного права этих стран. Сейчас там официально запрещено отрицать факт оккупации Советским Союзом, но Путин подчеркивает, что никакой оккупационной системы власти в Прибалтике не было.

Погребинский: Путин назвал виновных в начале Второй мировой войны
Погребинский: Путин назвал виновных в начале Второй мировой войны
© РИА Новости, Михаил Воскресенский
Я бы хотел обратить внимание на приведенную им очень ценную цитату Ллойда Джорджа, касающуюся продвижения осенью 39 года: «Было бы актом преступного безумия поставить русское продвижение на одну доску с продвижением немцев». Хочется отметить, что это «преступное безумие» в Польше было принято на официальном уровне и введено в текст законов. Нужно говорить о том, что это «преступное безумие», подчеркивать это. И ссылки на такие оценки западных политиков того времени весьма ценны.

Также Путин подчеркнул, что нет никаких архивных подтверждений намерений Советского Союза начать превентивную войну против Германии. Эта версия благодаря некоторым квазиисторикам стала очень популярной и для значительного числа людей в том числе в России является неоспоримой. Но одно дело, когда против нее выступают отдельные историки, пусть даже очень влиятельные, а другое, когда против нее выступает президент России. Эта оценка заявляется на официальном уровне, и подчеркивается фактологическая сторона, то, что нет никаких архивных документов в пользу версии, что Германия была вынуждена напасть на СССР, потому что на нее хотел напасть СССР.

Очень важно, что в статье приведена статистика. Это все многократно озвучивалось в разных научных работах, но тут мы имеем дело с текстом за подписью президента страны. То есть эти статистические данные получают статус не просто научной оценки, а еще и официальной оценки. Речь идет о сравнении затрат на военные действия Германии на Восточном и на прочих фронтах. Статистические оценки потерь СССР и другими странами, а также оценки объемов помощи, которую оказали союзники.

Есть версия, что СССР победил Германию только на основании помощи со стороны Великобритании и США. Но Путин, выражая благодарность западным союзникам за помощь, подчеркнул, что она составляла около 7% от общих объемов военного производства Советского Союза. Эта цифра говорит сама за себя. Очень важно, что она подчеркнута президентом. Но есть еще один очень важный момент, на который я бы хотел обратить внимание.

- Какой же?

— Когда Путин пишет о том, что Красная армия начала освобождение Европы, он подчеркивает, что она спасла Европу от уничтожения и порабощения, от ужасов Холокоста — целые народы, выделяя слово «спасла». Я особенно хочу сделать на этом акцент. В нашей прежней исторической политике был некоторый перекос в сторону только «освободительного» характера похода Красной армии в Европу. Дело в том, что тезис об освобождении очень по-разному воспринимается в разных странах.

Если для нас термин «освобождение» подразумевает негативистский смысл (освобождение от чего-то), то у многих европейских народов термин «освобождение» или «либерализация» означает «принесение свободы», а дальше они анализируют, насколько та система власти и отношения с СССР, которые были установлены после 1945 года, являлись истинной свободой. На мой взгляд, очень важно подчеркивать, что это было не просто «освободительная», а «спасительная операция».

Тех же поляков и другие народы Красная армия спасала от ужасной участи, которая была им уготована Германией. Сам факт спасения гораздо более важен, чем принесение им некоей свободы, которое они сегодня отрицают. Они вправе оценивать, было ли их новое политическое состояние подлинной или не подлинной свободой, но спорить с тем, что они были спасены от ужасной участи, они не могут.

В целом статья выражена в духе защиты той системы международных отношений, которая сложилась после победы над Германией, от тех стран и деятелей, которые хотят эту систему разрушить. Я хочу подчеркнуть, что эти деятели, обвиняя Россию в переписывании истории, совершенно иначе относятся к системе 1945 года. Они пишут, что она была очень плоха и что международное равновесие восстановилось только по результатам 89-91 годов. То есть в результате окончания холодной войны. Якобы система после 1991 года сама по себе ценнее, важнее и должна превозмочь ту систему, которая ей предшествовала.

Это очень серьезный процесс, который предполагает отмену и нынешней системы международных отношений, и Совбеза ООН. С точки зрения сторонников системы после 91-го года, любая защита системы 45-го года является ревизионистской. Но эта модель 91-го года основывается на том, что России как бы нет и с ней не надо считаться. Нам в России очень важно подчеркивать значимость той системы международных отношений, которая учитывает существование всех стран, а не строится против какой-то страны с полным ее игнорированием. Именно такая система международных отношений подрывает мир и приводит к печальным результатам.

Мы сейчас живем в ситуации, когда международный мир и отношения находятся под большим вопросом. И Путин подчеркивает, что это происходит именно по этим самым причинам. Тем не менее, в заключение я бы хотел выразить ряд громких несогласий с этой статьей. Мне представляется, что это следовало бы описать иначе.

- С чем же вы не согласны?

— Во-первых, Путин ссылается на морально-правовую оценку пакта Молотова—Риббентропа, которая была дана постановлением Верховного Совета СССР в декабре 1989 года (крайне негативную оценку этого факта, сопровождаемую осуждением секретных протоколов), но не отражавшую волю советского народа. На мой взгляд, стоит помнить о том, что тогда во главе страны стояли откровенные предатели, которые вряд ли имеют право что-то говорить о воле нашего народа. Они с ней и тогда не считались, и мы не должны считаться с их оценкой.

Любой народ имеет право на воссоединение, и любой народ имеет право проявлять волю к достижению своего единства. По секретным протоколам предполагалось воссоединение Западной Руси с остальными русскими землями, как это обозначалось, объединение украинского и белорусского народа в единое государство. Советский Союз тогда не занял ни пяди польской земли. Он осуществлял восстановление территориальной целостности по этнографическому критерию. Как-либо осуждать такой шаг, на мой взгляд, морально недопустимо. На установление единства имеют право все народы.

Тут надо осуждать не советские действия 1939 года, а действия Польши в 1920 году, когда она оккупировала все эти западнорусские территории. Мне также представляется, что не надо называть эти земли так называемыми восточноевропейскими кресами. Это польское понятие. У нас есть свое понятие Западной Руси, которое было законодательно закреплено в Российской империи. «Восточные кресы» — это западнорусские земли, с точки зрения Польши. Это древнерусские территории, которые исторически являлись объектами польской агрессии и полонизации. Когда мы пишем об этом из России, то целесообразно было бы назвать их по-русски, а не по-польски.

Кроме того, в этой статье фактически не затронута тема датировки начала Второй мировой войны. Статья написана из признания того факта, что она началась 1 сентября 1939 года. Мне представляется, что это очень сомнительная датировка, имеющая сознательный антисоветский подтекст.

- Когда же фактически началась война?

— У самого Путина много написано о том, что к началу войны привел раздел Чехословакии. Это, несомненно, так. Но на Мюнхенской конференции западные страны признали право Германии на воссоединение с нею лишь Судетской области, и воссоединение Судет с Германией было признано самой Чехословакией. Судеты были населены немцами, и вряд ли можно осуждать сам факт этнографического объединения народа в единое государство. Но совершенно очевидно, что Вторая мировая война началась не потому, что жители Судет захотели жить в объединённой Германии.

Статья Путина — это заявка России на роль идейного лидера нового мира — Ростислав Ищенко
Статья Путина — это заявка России на роль идейного лидера нового мира — Ростислав Ищенко
© РИА Новости, Нина Зотина
Вторая мировая война началась из-за того, что Германия хотела напрямую подчинить себе не немецкие земли. Она руководствовалась имперскими соображениями, она создавала огромное многонациональное имперское государство. Это была захватническая политика, не ставящая целью объединение Германии. Поэтому нельзя называть причинами Второй мировой войны решение Мюнхенской конференции о передаче чехословацких областей Германии. А вот что произошло потом, не в 1938, а в марте 1939 года, когда Германия оккупировала Чехию и взяла Прагу, стало началом захватнических действий Германии. Поэтому дату 15 марта 1939 года можно считать началом Второй мировой войны.

Путин совершенно верно пишет о том, что войну фактически начал раздел Чехословакии. Но решение о передаче Судетов было принято еще в 1938 году, а ликвидация Чехословакии как государства — уже другое событие, на которое не было дано одобрения на Мюнхенской конференции. Там он вообще не обсуждался. Это был чистой воды захват, и он прошел без заявлений протеста со стороны западных государств, они просто промолчали. Этот момент, на мой взгляд, нужно подчеркивать как подлинное начало Второй мировой войны.

Несомненно, Гитлер решил, что он вправе захватить всю Чехию именно потому, что западные государства довольно быстро согласились с тем, что он имеет право на нарушение территориальной целостности Чехословакии. Тем не менее, этих два разных события надо разводить. Присоединение Судет не было частью Второй мировой войны, а захват Чехословакии таковым можно считать. У нас только что перенесли дату окончания Второй мировой войны. Полагаю, что вслед за этим нужно ставить вопрос об официальном переносе даты ее начала.

Есть еще один момент, которого мне в статье не хватило. Путин говорит, что политика Советского Союза уже после сентября 1939 года привела к тому, что Германия решилась на военную операцию против СССР. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что война против России (неважно, в каком облике) была необходимой частью идеологии нацизма. Есть многочисленные свидетельства о том, что Гитлер и другие представители НСДАП задолго до ее начала говорили о необходимости войны с Россией. Война с Россией имела не ситуационно-политический характер. Для нацистской Германии она была обусловлена идеологическими выводами из построения нацизма. Она была неизбежна и совершенно независима от политики СССР. Эта политика могла отдалить или приблизить войну, но война была неизбежной и носила идеологический характер.

- А какой сейчас будет реакция мирового сообщества? Будут ли это гневные комментарии, или к призывам Путина все же прислушаются?

— Я думаю, что она будет такой же, как и на декабрьскую лекцию Путина. Да, найдутся и разумные голоса на Западе и даже в Польше. Кто-то будет говорить о том, что статья написана не в пропагандистском тоне, а ее положения основаны и проиллюстрированы цитатами из источников, что статья несет разумные предложения для мирового сообщества.

Тем не менее, я думаю, что эти голоса будут не на первом месте. Наиболее громкой будет такая же реакция, какая была на декабрьскую лекцию Путина. Будут говорить о том, что Россия якобы переписывает историю, будут обвинять Путина, Кремль и Россию в агрессивной исторической политике.

При этом все эти обвинения будут абсолютно голословными, и за ними не будет стоять даже намека на анализ реального содержания текста и попытки что-то возразить. Так что я думаю, что реакция будет политически ангажированной и будет разительно отличаться по тону и характеру. Это будут не спокойные рассудительные тексты на основе анализа источников, а патетические заявления в пропагандистском духе, не имеющие под собой никаких оснований.