Окончание карантина сопровождается массовыми протестами во многих странах мира, но не по поводу ограничения прав и свобод людей во время пандемии, а из-за гибели чернокожего американца. 

- Михаил Борисович, как вы считаете, случайно ли совпадение окончания карантина и начала массовых протестов?

— Я думаю, что совпало случайно, но то, что люди устали от карантина и готовы найти и ухватиться за повод для того, чтобы выйти из дома, тоже сыграло какую-то роль.

Ищенко пояснил, кто на самом деле стоит за массовыми протестами в США
Ищенко пояснил, кто на самом деле стоит за массовыми протестами в США
© Sputnik / Перейти в фотобанк
На самом деле эти протесты приобрели какой-то иррациональный характер, которого трудно ожидать в цивилизованной стране.

Причем весь так называемый цивилизованный мир демонстрирует чудеса иррациональности и одновременно лицемерия, смешанного с  искренностью и каким-то предельным уровнем абсурда.

Я думаю, что это просто так не пройдет для европейских стран, потому что то, что происходило вчера-позавчера в Брюсселе, случилось впервые за многие годы.

- Вы имеете в виду погромы, организованные выходцами из Африки в столице Бельгии? Что это означает для Евросоюза?

— В Европе убийство чернокожего американца было использовано как повод, а на самом деле вырвались наружу левацкие, антиимпериалистические настроения, как сказали бы раньше.

Закоперщиками этих всех процессов в большой мере были левые, чего очень давно не было. Наоборот, в Европе поднимали голову правые на антииммигрантской теме.

И сейчас фактически вот эти буйства леваков, анархистов дадут повод не для угнетения правых и ультраправых настроений, а для подогрева этих настроений. В том числе и антииммигрантских настроений, расистских настроений.

Так что это какая-то очень сложная комбинация всего происходящего, и поймем мы, к чему это привело, не раньше, чем к концу года. Последствия будут далекоидущими, но сейчас еще не очень ясно, какими.

- Какая-то политическая сила из крупных могла воспользоваться «левыми» протестами для каких-то своих целей?

— Ну конечно. В Соединенных Штатах, например, не просто использует, а активно подогревает протесты Демократическая партия с Джо Байденом эти настроения и даже не дает их утихомирить, сознательно поддерживая протесты, причем с буйством.

Ведь невозможно себе представить хорошо организованные атаки на разные бутики. Все это точно имеет в Соединенных Штатах свой координационный центр, хотя многие утверждают, что там ничего нет, нет лидеров.

Лидеров нет, а координационный центр есть.  Он может быть не один, их может быть много, но сам факт того, что в основном эти процессы безнаказанно проходили в тех штатах, где губернаторы — представители Демократической партии, говорит о том, что именно они препятствовали полицейским силам, которые могли и обязаны были обеспечить порядок.

А они, наоборот, работали на дискредитацию полиции, считая, что таким образом они дискредитируют и Трампа, что тоже, скорее всего, приведет к обратному эффекту: мобилизации трамповского электората — тоже с неясными последствиями.

- Какие наиболее радикальные группы можно выделить среди протестующих в США?

— Я полагаю, что там радикально левые — это те, кто был готов голосовать за Сандерса, потому что Байден, конечно, выглядит, как клоун и сам еле-еле соображает, что говорит, но для людей он воспринимается как часть истеблишмента, к которому в принципе принадлежит и Трамп.

Байден набрал достаточное число голосов для выдвижения кандидатом в президенты
Байден набрал достаточное число голосов для выдвижения кандидатом в президенты
© REUTERS, Kevin Lamarque/File Photo
А вот люди, которые выступают с «левыми» лозунгами, действуют как леваки, как анархисты, выступают фактически против всего истеблишмента. Не только против Трампа, но в том числе и против Трампа, и отчасти против Байдена.

Сейчас рейтинги показывают, что Байден скорее отыграл какие-то очки, но мне кажется, что все равно предпочтительнее шансы у Трампа, особенно если ему удастся этот процесс замирить и показать, что он при этом не вышел за рамки приличий — хотя сильно хотел.

Он отказался от жесткого подавления протестов потому, что даже в его команде не было поддержки. Если даже министр обороны сказал, что нельзя, это еще не повод использовать армию.

- А что же может считаться поводом для использования армии внутри страны?  

— Наверное, когда начнут убивать белых. Короче говоря, когда министр обороны говорит, что нельзя вводить войска, значит, у президента Трампа нет своей команды и нет возможности, особенно учитывая федеративный характер государства и то, что национальная гвардия находится под контролем местной власти — губернаторов, мэров и так далее. Это позволило ему не перейти «красную линию» и скорее выиграть на этом.

Особенно если затухание вот этого процесса буйства, в конце концов, в ближайшие дни приведет к затуханию протестов, которые имеют разрушительный характер. В таком случае Трамп скорее выиграет, чем проиграет.

- Но как протестные явления проявляются в Европейском союзе?

— В Европе другое. Там протестующие действительно выступают против современной политики большинства европейских правительств, которые придерживаются примерно таких взглядов на политику и общество, как формальная Демократическая партия.

В этом смысле очевидно, что и Меркель, и премьер Великобритании Борис Джонсон, думаю, и Макрон — они все предпочли бы, чтобы победил Байден, который им понятнее, ближе и более прогнозируемый.

Но публика, которая вышла протестовать по поводу что негров обижают и жизнь негров имеет значение, они очень быстро преобразовались в протесты против вот этой глобалистской элиты, которая контролирует ситуацию в европейских странах.