- Владимир, как вы считаете, протесты в США — это просто стихийное выступление или все-таки организованные действия масс, которыми то ли манипулируют, то ли просто направляют?

— Думаю, началось как стихийное, а потом уже разные стороны подсуетились в надежде проэксплуатировать ситуацию в свою пользу. Тут могут быть и политические интересы, и коммерческие, и просто эмоции…

- Кто подсуетился?

— Думаю, антитрамписты — для дискредитации президента перед выборами. Но также и трампистам тут есть что ловить: консолидировать против глубинного государства глубинную Америку — «белых вооруженных мужчин» и им сочувствующих.

Америка в огне: Трамп и демократы могут, но не хотят прекратить беспорядки
Америка в огне: Трамп и демократы могут, но не хотят прекратить беспорядки
© AP, Alex Brandon

Как сказал Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей Соединенных Штатов, «демократия — это договоренность о правилах поведения между хорошо вооруженными джентльменами». Тут сложный клубок противоречий. Свою роль играют и противники антивирусного карантина, и жаждущие сенсаций СМИ, и разного рода общественные организации — от антиглобалистов до ОПГ.

- Если против Трампа, то не слишком ли это просто? Почему сейчас, за полгода до выборов? Почему в таких масштабах? Если это предвыборная технология, то не слишком ли она убийственна для самих США?

— Не думаю, что все началось с какого-то организованного плана. Хотя конспирологи со всех сторон твердят, что такой план был, но сейчас терпит неудачу: полиция переходит на сторону народа, Гейтс проиграл в суде народу США иск об обязательной вакцинации, Трамп полностью разрывает отношения с ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения), публично называя эту организацию «никому не нужной, аффилированной с Гейтсом и Китаем структурой» (цитата из сети).

Масштабы волнений обусловлены тем, что кризисная энергия накапливалась в Америке давно, уже лет десять или более того, поскольку структурных реформ, купирующих последствия финансового кризиса 2008 года, предпринято не было, экономику просто залили деньгами, но «бумажный тигр» не выживает в реальных джунглях слишком долго. Вы же знаете кредитный парадокс: банк может выдавать кредиты при наличии реальной обеспеченности своих финансовых активов всего лишь процентов на 10, а то и меньше, но, если все вкладчики одновременно потребуют свои деньги, банк лопнет.

Именно это и произошло сегодня в мире: производство остановилось почти повсеместно, кредиты не отрабатываются. Думаю, беспорядки в США — это только первая ласточка в эпицентре современного капитализма, а дальше пойдут метастазы по всей планете…

- Что вы можете сказать о последних действиях и заявлениях президента США Трампа? Он действительно готов начать «холодную войну» с Китаем или это тоже предвыборная технология?

— Полагаю, Трамп хочет убить одним выстрелом сразу двух зайцев: обеспечить себе избирателей с патриотической повесткой и одновременно привлечь людей, напрягающихся на китайское доминирование, которое угрожает американскому лидерству в мире.

- Как вы расцениваете заявление Трампа о расширении состава G7 до G11? Для чего Трамп ищет пути сближения с Россией?

— В перспективе глобального противостояния с Китаем Трамп, конечно, заинтересован в привлечении к союзничеству России и других сильных держав, в данном случае — Индии, Австралии и Южной Кореи как ключевых игроков на тихоокеанском фронте противостояния Красному дракону. Но это пока только декларация о намерениях. Однако она уже озвучена. Дальше должен последовать конкретный торг.

- Как вы думаете, в чем секрет действий Трампа, при котором санкции в отношении России были ужесточены, финансирование армии Украины увеличено, действия по реализации Минских соглашений сателлитом США Украиной не предпринимались, США были разорваны соглашения с РФ по ряду важных международных вопросов, связанных с вооружениями, но при этом он все время заверяет мировую общественность в своей искренней симпатии к Путину и России?

— Трамп маневрирует между повестками глубинного государства и своей собственной. Он не может тупо пойти наперекор американскому истеблишменту, настроенному в массе своей антироссийски. Но, вместе с тем, успехи на «восточном фронте» (в смысле каких-то ключевых договоренностей с Россией) позволяют ему перетянуть на сторону Администрации колеблющихся представителей старой системы, которые понимают, в свою очередь, что Америка нуждается в переменах. Тут тоже идет свой торг, в дело запущена бешеная калькуляция с беспрецедентным использованием технологических возможностей искусственного интеллекта (ИИ).

Политолог Абзалов: Для России Трамп лучше Байдена. Но только потому, что для него это последний срок
Политолог Абзалов: Для России Трамп лучше Байдена. Но только потому, что для него это последний срок
© РИА Новости, Владимир Трефилов

- Как вы полагаете, Трамп — эпатажный фрик или хитрый политик? 

— Трамп — человек старой формации, модернист, сторонник реалий мира канувшего в Лету индустриального капитализма. Его Бог — недвижимость, т.е. «неподвижность», консерватизм. Не думаю, что его аналитические способности позволяют схватывать современный мир во всей его динамичной сложности, во всем его, так сказать, «постмодернизме».

Держит Трампа на плаву лишь то, что его политические партнеры и соперники — люди той же самой формации: вечно вчерашние консерваторы-геронтократы. Причем даже американские постмодернисты, консолидированные в Демократической партии, возглавляются геронтократом Байденом, который является в душе еще большим консерватором, чем эпатажный Трамп.

В действительности в наше время все активнее в большую политику проникает третья сила, не тождественная ни индустриальному, ни финансовому капитализму. Эту силу уже окрестили «надзорным капитализмом» (surveillance capitalism), т.е. капитализмом Больших данных (Big data), для которого источником прибыли являются не природные ресурсы или человеческий труд, но «потребительский опыт», собираемый и классифицируемый с помощью роботов ИИ со всевозможных информационных платформ, регистрирующих человеческую активность (включая мимику лица и тембр голоса).

Этот опыт, обработанный особым образом, позволяет почти безошибочно прогнозировать будущее поведение потребителя и даже манипулировать мотивациями последнего (см. на эту тему мою статью «Начало русского хай-хьюма» в сборнике «Постчеловечество», при участии М. Делягина, М. Калашникова и др. авторов, под общей редакцией М. Ходорковского. Москва, 2006).

Примером использования в политике технологий надзорного капитализма являются последние американские выборы, на которых победа досталась Трампу при активном содействии компании Cambridge Analytica. Показательно, что одним из продуктов этой компании является устройство с характерным названием AI Propaganda Machine (пропагандистская машина на базе искусственного интеллекта). После того как эти вещи вскрылись, последовал крупный скандал, но дело-то уже сделано, поезд ушел! Сегодня аналогичные технологии получают все большее распространение, включая китайскую систему социального кредита или проект «Москва — умный город».

Конфликт Трамп с Китаем во многом обусловлен противостоянием двух систем — американской и китайской: надзорного капитализма и надзорного социализма. Если в первом случае целью является повышение капитализации за счет нового информационного ресурса, то во втором — повышение социализации, лояльности действующей системе перераспределения благ. В обоих случаях потребитель рассматривается не с точки зрения его личностных намерений, идеологических или культурных предпочтений, а просто как сумма поведенческих реакций, предсказуемость которых ставится во главу угла. Это чистый бихевиоризм человека-машины.

Примечательно, что, согласно представлениям протестантизма, доминирующего в США, а также народного буддизма, распространенного в Китае, все поступки человека строго детерминированы: Богом в одном случае и кармой — в другом. Поэтому «научное предсказание» человеческого поведения, основанное на фактическом отрицании свободы воли, воспринимается в обеих странах как нечто само собой разумеющееся, не вызывая и тени сомнения по существу. К какой из предлагаемых платформ ИИ присоединится российский потребитель — пока вопрос открытый. Но до сих пор он больше склонялся к американскому варианту.

Сложно себе представить, чтобы русский человек испытал восторг от введения китайской системы социального кредита. Ведь даже «Умный город Москва», сверстанный по американским лекалам, вызывает у большинства россиян, не желающих в одночасье оказаться в «электронном концлагере», лишь оторопь. А что делать, если без подключения к ИИ завтра не сможет существовать даже самое периферийное хозяйство (если оно не является на 100% самодостаточным)? Остается разрабатывать собственную, альтернативную платформу. Но способна ли на это современная российская наука и техносфера — это уже другой вопрос.