- Евгений, на Украине украинские националисты ведут битву с Русским миром не только в Донбассе, но и на историческом поле. Один из их любимых тезисов: москали не имеют никакого отношения к истории Киевской Руси. Это не их государство, и вообще они не славяне, а угро-финны. Даже новое название придумали для «москалей» — мокшанцы.

В Белоруссии, как я понимаю, местная националистическая публика — змагары, чтобы подчеркнуть отличие белорусов от «москалей», взяла на вооружение историю Великого княжества Литовского. Мол, у вас, «москали», было своё Великое княжество Московское, а у нас ВКЛ.

Насколько тезис о том, что ВКЛ — это средневековое белорусское государство, верен? Как нынешние белорусские власти относятся к наследию и памяти ВКЛ? Используют ли память о ВКЛ в современных идеологических построениях на государственном уровне? Каково отношение в Белоруссии к Ливонской войне? К битве при Орше в XVI веке, когда Москва проиграла Вильно?

— Тезисы белорусских и украинских националистов о том, что русские не имеют никакого отношения к Киевской Руси, элементарно противоречат всем письменным источникам, созданным на территории той самой Киевской Руси. Я имею в виду летописи, религиозную и художественную литературу.

И здесь возникает определенный парадокс — националисты не могут отказаться от летописей, поскольку в таком случае им придется полностью перечеркнуть всю свою средневековую историю. В то же время в летописях Новгород, Ростов или Белоозеро стоят в одном ряду с Киевом, Полоцком или Черниговом. Этими городами управляли представители одной династии Рюриковичей, события, происходящие в разных княжествах, тесно переплетены.

Политолог Константинов: Белоруссия важна для Польши, но рычагов влияния на Минск у нее нет
Политолог Константинов:  Белоруссия важна для Польши, но рычагов влияния на Минск у нее нет
© Facebook, Евгений Константинов

Юрий Долгорукий, основавший большинство городов Северо-Восточной Руси, был сыном Владимира Мономаха, все последующие владимирские князья были его прямыми потомками. Практически все древнерусские былины сохранились только на русском Севере. Церковная литература повсеместно утверждает о том, что киевляне, новгородцы или владимирцы — это один народ.

Слово «мокшане» прямо заимствовано украинскими националистами из псевдоисторической книги Белинского «Страна Моксель», где автор, не являющийся профессиональным историком, собирает всевозможные исторические анекдоты, собранные не древнерусскими авторами, а иностранными путешественниками, часто даже никогда не посещавшими Руси.

Что касается Белоруссии и ВКЛ, то автором тезиса об их тождественности является Николай Ермалович, также не имеющий никакого отношения к исторической науке. В настоящий момент его книга «По следам одного мифа» даже большинством националистических историков признается антинаучной. Разумеется, утверждение о том, что ВКЛ было белорусским государством, опровергается даже историческими событиями, имевшими место в Средневековье.

Например, литовские князья в массе своей были язычниками, а предки белорусов — христианами. Когда Ягайло крестил Литву, то католические литовские феодалы были поставлены выше православных русских феодалов.

Нынешние белорусские власти к ВКЛ равнодушны, вся их идеологическая платформа базируется на истории БССР. Ливонскую войну (особенно осаду Полоцка) националисты считают белорусско-русской войной. Победа под Оршей является для них национальным праздником.

- Можно ли считать, что ВКЛ на территории земель, которые входили в Киевскую Русь, было альтернативой Московскому княжеству? Если бы в Средние века ВКЛ победило Москву, то что бы было с Русью? Она была бы православной или католической? Какое бы было политическое устройство — абсолютная монархия или шляхетская республика? Объединилось бы тогда ВКЛ с Польским королевством?

— В XIV — начале XV века ВКЛ действительно рассматривало себя в качестве альтернативы Москве. Более того, при Витовте даже великорусские князья — московские, тверские, рязанские и верховские частично признавали свою зависимость от Литвы. Они даже ездили на предполагаемую коронацию Витовта.

Однако после смерти Витовта все изменилось в одночасье. Любопытно, что великий московский князь Иван III, являющийся отцом великорусской государственности, был его единственным правнуком. При нем ВКЛ потеряло треть своей территории в двух войнах.

Даже в случае победы ВКЛ вряд ли удалось бы стереть великорусскую идентичность. По сути, даже внутри уже покоренных земель предки литовцев, белорусов и украинцев не считали себя одним народом. Не случайно в свое время князья Ольгерд и Кейстут разделили между собой княжество, чтобы упростить систему управления.

Присоединение великорусскую земель грозило бы еще большими внутренними потрясениями. По своему устройству это государство скорее всего было бы конституционной монархией. Соединения с Польшей не случилось бы, так как главная причина Люблинской унии — поражение Литвы в Ливонской войне.

- Получается, что еще во времена раннего ВКЛ было понимание того, что малороссы, белорусы и великороссы разные народы? Это примерно какие года?

— Идентичность частично начала формироваться не в раннем ВКЛ, а в период его наибольшего могущества (XIV век), когда князья Гедимин, Ольгерд и Витовт целенаправленно стремились во всем дистанцироваться от Москвы.

Разумеется, существование отдельного государства уже накладывало свой отпечаток на местное население. Кроме того, оно фактически жило под управлением чуждых литовских князей, которые определяли политические взгляды элиты и направление развития культуры. В этом случае местные особенности тщательно культивировались, а все общерусское шельмовалось.

- Зачем литовская элита после завоевания русских земель в XIV веке приняла католичество, а не православие, религию покоренной Западной Руси? Почему литовская элита, которая была западнорусской, пошла на объединение с Польшей, а не с Москвой? Причина в общей религии — католицизме?

— Религиозный фактор имел для борьбы ВКЛ с Москвой очень важное значение. Центр православия находился в Москве, это предполагало известную зависимость Литвы от Московского княжества. Русские митрополиты симпатизировали собиранию русских земель под эгидой Москвы, а литовских князей это постоянно раздражало, они добивались отдельной метрополии.

Принятие католичества позволяло дистанцировать население ВКЛ от Москвы, пресечь прежние духовные связи. Не случайно борьба с православием в ВКЛ, а потом и Речи Посполитой велась постоянно, а православные рассматривались как внутренняя пятая колонна.

К слову, подобные аргументы были вовсе не безосновательны, так как православное население стремилось к объединению с Москвой. Союз с Польшей — это, прежде всего, вопрос самоидентификации литовских князей и их окружения, которые считали себя частью Западного мира.

- Насколько сегодня популярен среди белорусских националистов известный в позднесоветские годы белорусский «готический» писатель Владимир Короткевич, автор романов «Дикая охота короля Стаха» и «Черный замок Ольшанский», который постоянно стремился выдавать за белорусскую аристократию аристократию польскую, которая жила на землях бывшей ВКЛ?

— Короткевич для белорусских националистов — писатель знаковый. Он стоит в одном ряду с другим белорусским советским классиком Василем Быковым. Особенно популярны его «Колосья под серпом твоим», которые изучаются в школе.

Данное произведение популяризирует восстание 1863-64 гг., а также образ его предводителя Кастуся Калиновского. Если учесть, что Калиновского вознесли на пьедестал борьбы с «царизмом» еще в советские времена, то ничего удивительного, что в современной Белоруссии даже власти рассматривают его в качестве национального героя.

- Почему, на ваш взгляд, популярный в позднесоветские времена писатель-фронтовик Василь Быков, имя которому сделали в 60-70-е годы московские «толстые журналы» и который прославился, прежде всего, своими военными повестями, перешел на сторону белорусских националистов, поддержав в конце 80-х Белорусский народный фронт, тогдашнюю крупнейшую националистическую организацию страны? С чем это связано?

— Как и подавляющее большинство советских писателей, Быков скрывал свои истинные политические взгляды, которые немедленно проявились уже в период перестройки. Так что никакой внутренней эволюции не случилось, он просто стал самим собой.

Кроме того, популяризация националистических идей оказалась очень востребованной и хорошо оплачиваемой. Самым любопытным примером стал Алесь Адамович, который включил главу о Сталине в свою известную книгу о Хатыни, где сравнил его с Гитлером.

- Насколько среди белорусской интеллигенции востребовано наследие Великого княжества Литовского и литвинская идентичность?

— Среди белорусской интеллигенции тема ВКЛ очень популярна. И здесь нет ничего удивительного, ведь ее 74 года воспитывали в рамках понимания, что белорусы — это не русские. В связи с этим любой популярный миф, укрепляющий идеи национализма, будет востребован.

Политолог Иванников: Польский истеблишмент хотел бы ввести войска в Минск
Политолог Иванников: Польский истеблишмент хотел бы ввести войска в Минск
© nupds.ru

Среди образованных белорусов, к сожалению, идеи литвинизма достаточно популярны. Это связано в первую очередь с тем, что никакие иные идеологии на сегодняшний момент ничего ему не противопоставляют в Белоруссии.

Необходимо возрождать западнорусизм, в противном случае изменения сознания населения окажутся необратимыми. Простым белорусам идеи литвинизма на сегодня не близки, однако они в целом мало интересуются политикой и идеологией, поэтому не стоит себя слишком обнадеживать.