— Михаил Борисович, сейчас в мире развивается экономический и в какой-то мере политический кризис. Как вы считаете, коронавирус стал первопричиной этого?

— Предпосылки кризиса были и до карантина, однако он ускорил все эти процессы и обнажил противоречия, которые накапливались годами.  

Это касается проблем, связанных с глобализацией. Многие политики уже давали понять, что нужно какое-то ограничение этих процессов.

Трамп как-то интуитивно это понимал, не в результате аналитического осмысления. В Европе — Макрон, эту позицию также занимали Венгрия, отчасти Польша. Германия была на стороне продвижения глобалистского тренда, но в итоге Ангела Меркель потеряла часть поддержки и усилила позиции популистских партий.   

Тяжелые шаги «коронакризиса»: Беды Евросоюза и Трампа, миру угрожают войны
Тяжелые шаги «коронакризиса»: Беды Евросоюза и Трампа, миру угрожают войны
© REUTERS, Eduardo Munoz
Пока еще в полной мере неясно, какими будут последствия пандемии коронавируса, но то, что той ситуации, которая была до него, не будет по разным параметрам, уже очевидно. В частности, придется как-то переосмысливать даже системы внутреннего управления в странах.  

- Как может измениться мир в политическом плане в результате нынешнего кризиса?

— У меня такое ощущение, что процесс будет двойной. С одной стороны, будет идти процесс фрагментации, «окукливания», собирания своих предприятий у себя на территории. Это попытка добиться самообеспечения, того, чтобы не было такой катастрофической ситуации, когда больше чем 90% антибиотиков и прочих лекарственных составляющих производят в Китае и Индии.

Будут возвращать производства к себе или создавать новые. С другой стороны, будет переформатироваться глобалистский тренд и будет делаться акцент на координации действий научного сообщества, перестройке работы Всемирной организации здравоохранения для более эффективной работы.

Я думаю, что также для борьбы с терроризмом, для экологии эти глобалистские тренды будут пересматриваться. Не будет полной отмены, но они будут по новому организованы и будут развиваться с новыми акцентами.

Все это будет происходить на фоне окукливания, на фоне сосредоточения на национальных интересах. Гораздо меньшее значение будут приобретать различные союзы — союзные отношения могут быть и пересмотрены.

Могут быть изменены функции Международного валютного фонда, Европейского банка реконструкции и развития. Они могут претерпеть изменения с учетом обстоятельств.

- Как вы оцениваете нынешнюю работу международных организаций — ООН, ВОЗ, ЕС?

—  Будет пересматриваться их функционирование, так как они показали свою неэффективность. Что касается ООН, я бы сказал, что это очень консервативная структура, и поменяться она может только в результате событий, гораздо больше затрагивающих интересы стран, чем коронавирус.

Сегодняшний ООН, Совет безопасности — это все, по-видимому, останется. Но какие-то институты, существующие при ООН, возможно, будут меняться — Всемирная организация здавоохранения, например, так как они показали свою недостаточную эффективность.

— Может ли нынешний кризис разрешиться большой войной, как это было во времена Первой и Второй мировых войн?

— Я вообще исключаю возможность большой войны из-за того, что ее инициаторы не могут рассчитывать на успех, так как они точно будут среди пострадавших. Лучше всего это понимают сами генералы и научные среды, которые работают на военных.

Политики есть всякие, которые не понимают, а обслуга научно-экспертная прекрасно понимает. И поэтому я исключаю вариант большой войны. Будут воевать информационно, будут воевать иными средствами. Не будет войны на уничтожение путем бомбы, применения ядерного оружия и так далее.

- Как нынешний кризис скажется на Украине, какой страна выйдет из него?

— Возможны разные сценарии, и очень сложно даже предположительно высказать их варианты, потому что мы не знаем реального положения дел с коронавирусом.

Мы не знаем, вышли мы на плато или нет, мы не знаем, можно ли ждать какой-то волны усиления заболеваемости, увеличения количества смертей и так далее, потому что у нас в стране проводится чрезвычайно мало тестов, и реальной картины мы не знаем.

А от этого зависит, как будет развиваться ситуация. Сегодня пока она достаточно стабильная, люди смиряются с тем, что президент не выполняет свои обещания, и оказывает ему по-прежнему поддержку почти половина населения.

Если никаких эксцессов с коронавирусом не будет в смысле резкого ухудшения ситуации, тысяч смертей, сотен тысяч заболевших и так далее, то тогда я не вижу причин того, что будет быстрая катастрофа.

Будет медленное движение в сторону пропасти, но это движение будет замедляться какой-то поддержкой Международного валютного фонда и прочих организаций, американцев, поскольку они не заинтересованы в полном провале Украины.