- Сергей, как вы считаете, все-таки что было раньше — мировой кризис, который начался с экономических факторов и усугубился пандемией, или все же пандемия, которая усугубила развитие экономического кризиса (например, резко снизилось из-за карантина потребление ГСМ)? Поясните свое мнение подробнее?

— Этот вопрос предполагает серьезное углубление в область догадок и предположений. Я не большой любитель конспирологии, я скорее склонен называть ее «конспиролухией» и относиться скептически, а мой поэтический альтер эго, выдуманный персонаж Захар Карягин, поэт-самородок из сибирского поселка Яя (#ZaharKariagin), даже написал по этому поводу:

По фейсбуку гуляют версии
От перверсии до диверсии.
Полыхают догадок сполохи —
Развлекаются конспиролухи…

Однако хочу отметить, что первые звоночки, сигнализирующие о развитии экономического кризиса, связанного с желанием определенных кругов произвести «перезагрузку» мировой экономики, начались задолго до того, как на страницах мировых СМИ появилось слово «коронавирус», и это абсолютно реальный факт.

Еще весной-летом 2019 года эксперты заговорили о грядущем пришествии северного полярного зверька, причем обосновывали его приход не только моделью десятилетнего цикла. Профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини опубликовал несколько признаков, свидетельствующих о надвигающейся рецессии в 2019-2020 годах: падение инвестиций; высокий показатель инфляции в США и перегрев экономики этой страны; сложные отношения Вашингтона с ЕС, Китаем и Канадой; негативные последствия протекционизма; уменьшение доходности гособлигаций…

Фантаст Русанов: Если Россия и Китай не найдут ответ Америке, то потеряют независимость
Фантаст Русанов: Если Россия и Китай не найдут ответ Америке, то потеряют независимость
© commons.wikimedia.org, Andrew Butko

Следом за ним специалисты из инвестиционного холдинга «JP Morgan Chase» тоже составили свою модель, описав очевидные для них к тому предпосылки: отрицательный баланс заемных и собственных денежных средств, характеризующий финансовое положение лидеров рынка; значительное завышение стоимости активов крупных компаний и одновременно дефицит инвесторов, готовых их приобретать; уменьшение инноваций в финансовой сфере; повышение уровня дезорганизации на фондовых рынках за счет большого количества различных фондов, оставшихся без эффективного управления, а также все большего внедрения компьютерных стратегий; малый объем ликвидности. Я тогда специально отметил себе эти прогнозы — и они, как мы видим, сбылись.

Что касается коронавируса — помните, в русских народных сказках герою в нужный момент на выручку приходят волшебные вещи — дубинка-самобойка, скатерть-самобранка, шапка-невидимка, сапоги-скороходы? Мне кажется, коронавирус стал вот такой очень удачно подвернувшейся мировой экономике волшебной вещью, с помощью которой она сумела затормозить сама себя, секвестрировать третичный сектор и заняться перераспределением финансов в другие сектора. Мы сейчас где-то ближе к концу второго из трех этапов этого процесса. Как только надобность в волшебной вещи отпадет, сильные мира сего тут же забудут о коронавирусе, и мы, обыватели, тоже.

- Экономический кризис, как правило, имеет своим продолжением вооруженный конфликт, который позволяет перераспределить ресурсы, изменить политическое и экономическое устройство мировой системы. Так было в начале 20 века, когда мировой кризис перешел в Первую мировую войну, завершившуюся Революцией и Гражданской войной в России и распадом нескольких империй — Австро-Венгерской, Османской и т.д. Так было и в 30-е годы, когда Великая депрессия перешла во Вторую мировую войну и завершилась окончательным распадом колониальных империй — Франции, Великобритании, Португалии. Как вы полагаете, возможен ли подобный исход в виде вооруженного конфликта в результате нынешнего кризиса? Каким образом может измениться мир в результате нынешнего мирового кризиса, сопровождающегося пандемией? Что может измениться в мировой политической системе?

— В современном мире, когда развитые страны буквально нашпигованы оружием массового поражения (невероятно смертельным, способным погубить целые континенты!), глобальный, или, как обозначали раньше, тотальный конфликт по типу Первой и Второй мировых войн вряд ли возможен.

Как бы США ни скрипели зубами на Китай, но на прямую агрессию против него они не пойдут. Это было бы реально в 60-х, ну, может быть, в 70-х годах прошлого века, а сейчас всё, время упущено. Поэтому битвы Третьей мировой войны будут вестись (или уже ведутся) на информационных и биржевых полях сражений. И победит не тот, кто сильнее, а тот, кто ловчее выдаст желаемое за действительное. Увы, Россия в этих новых военных реалиях пока аутсайдер. Мы всегда старались быть, а не казаться. Но у нас есть еще одно важнейшее качество, позволяющее нам во все времена не просто выживать, но и побеждать всех врагов, — мы очень хорошо и быстро учимся.

- Если ничего не изменится, тогда почему вы так считаете, ведь экономика большинства развитых государств мира понесла колоссальные потери, измеряемые триллионами долларов, а падение производства продолжится по некоторым признакам до конца нынешнего и, возможно, середины следующего года? Каким образом мировая экономическая и политическая система будет выходить из кризиса? Почему на фоне этого кризиса США делают Китай виновником всех бед? Почему ЕС склоняется в ту же сторону, упрощая тем самым проблему?

— Это, пожалуй, самый сложный вопрос из всех. На него сейчас ищут и не могут найти ответа ведущие эксперты во всем мире.

Но, с другой стороны, не нужно быть политиком, экономистом или социологом, чтобы сказать: рано или поздно кризис закончится. Еще Декарт вывел, что наш мир дуалистичен, а это значит, что в нем обязательно существует баланс черного и белого, добра и зла, жизни и смерти, позитива и негатива и т.д. Собственно, и «золотой век» всегда уравновешивается кризисом, и, соответственно, наоборот. Все те потери, которые понес третичный сектор по всему миру, легко и быстро восполнимы. На месте разорившихся пекарен, туристических агентств и барбер-шопов, как только отменят ограничения, тут же возникнут новые; заработают рестораны, отели и фитнес-салоны.

Что касается производства, то и оно быстро нарастит утраченный жирок. Общество потребления получило сильный удар от пандемии, удар, который даже можно назвать нокдауном, но никак не нокаутом. Оно оправится довольно быстро и начнет потреблять с новой силой.

- Как вы оцениваете мировую международную систему, призванную не допустить конфликтов, не только военных, но и политических, социальных — ЕС, ООН, ВОЗ — в преодолении кризиса и пандемии? Они справляются со своими задачами? Или вся эта система требует переустройства? Если да, каким вам видится это переустройство?

— Тут все очень просто — и ВОЗ, и ООН, и ЕС показали свою полную импотенцию как некие межправительственные, международные органы. Мы также не слышим ничего о Международном Красном Кресте и «Врачах без границ», хотя, казалось бы, представители именно этих структур обязаны идти в карантинные больницы, собирать средства и закупать все необходимые принадлежности для экипировки врачей и медперсонала.

Видимо, внезапность и непредсказуемость вируса оказалась роковой для всей без исключения мировой системы капиталистического здравоохранения, и она посыпалась, словно карточный домик. Все проблемы по противодействию эпидемии вынуждены были, как при социализме, взять на себя государства, которые, кстати говоря, регулярно отчисляли средства в бюджеты вышепоименованных организаций. Не удивлюсь, если вскоре эта практика будет прекращена.

- Как утверждают некоторые эксперты, в результате пандемии и последовавшего за ней карантина оказалась деформирована либеральная система устройства мира — мир без границ, транснациональный капитализм, либеральные ценности, позволяющие людям почти беспрепятственно перемещаться по миру для жизни и работы, оказалось возможным вмешательство государства в личную жизнь граждан с ограничением личных свобод — например, у миллионов людей была ограничена свобода передвижения, более того, миллионы потеряли работу, средства к существованию. Что может прийти на смену либеральной модели мироустройства? Или все останется по-старому? Почему?

— Либеральная модель мироустройства была, по большому счету, паразитическим форматом выстраивания благополучного быта части населения земного шара за счет остальных людей и территорий. Постиндустриальная система подразумевала некий «финансовый нацизм», при котором люди из стран «золотого миллиарда», работающие в таких, например, сферах, как мода, дизайн, реклама, маркетинг, или, скажем, кинематограф, получали доходы, сравнимые с доходами крупных предпринимателей в развивающихся странах и в сотни, а то и тысячи раз превышающие доходы подавляющего большинства населения Земли.

Такой дисбаланс не мог существовать вечно, и эпидемия коронавируса нанесла по этой системе довольно-таки ощутимый, но опять-таки не смертельный удар.

Писатель Видеманн: Следующий конфликт будет Первой мировой гибридной войной
Писатель Видеманн: Следующий конфликт будет Первой мировой гибридной войной
© из личного архива Владимира Видеманна

- Как вы считаете, все-таки как мировой кризис и пандемия отразятся на социальной и политической истории человечества?

— Я думаю, этот «ковидный затвор» не просто войдет в историю как некое событие, он довольно сильно изменит жизнь, привычки, менталитет всего человечества, и в особенности жителей развитых стран, так называемого «золотого миллиарда». К этому нужно быть готовым, и этого не нужно бояться. Дистанционное образование, работа «на удаленке», сокращение массового туризма, переход ритейлинга в формат «доставка на дом» — все эти реальности самоизоляции, скорее всего, уже не покинут нашу жизнь и станут обыденностью.

С другой стороны, нужно понимать, что «не кризисом единым» и не пандемией коронавируса живо человечество. Жизнь продолжается, на горизонте замаячили, например, выборы в США, а значит, вскоре повестка дня в мировых СМИ поменяется — нас будут ждать очередные громкие заявления американских политиков всех мастей (уверен на сто процентов, что опять будут склонять на разные лады Россию, а кого еще-то?), продолжится перманентная война на Ближнем Востоке и в Магрибе (она и не прекращалась, к слову сказать, просто нам о ней перестали рассказывать), вырастет в цене нефть (она всегда так делает — то падает, то поднимается), следом за Великобританией Евросоюз покинет кто-то еще (причем это может быть как благополучная Франция, так и нищая Болгария), внезапно сдвинется с места и резво полетит по рельсам навстречу России бронепоезд «Донбасс» (вектор исторического процесса невозможно поменять, можно лишь отсрочить это событие, что и попытались сделать США руками своих марионеток на Украине), и т.д.

Короче говоря, жизнь продолжится, это неминуемо. Поэтому закончить я бы хотел еще одним стихотворением Захара Карягина (#ZaharKariagin), иллюстрирующим то, что я сказал выше:
Политики ломали копья,
Потели, аж валил парок.
У бабы Шуры под Рязанью
Взошел чеснок…

Всем здоровья, мира и добра!