Таким образом, речь идёт о давлении на независимый канал, чей контент не устраивает власть. Об этом в интервью изданию Украина.ру сказал адвокат и защитник журналистов «КРТ» Андрей Гожый.

Андрей Гожый. Биографическая справка
Андрей Гожый. Биографическая справка
© Facebook, Андрей Гожый - адвокат

- Андрей, какая ситуация складывается вокруг телеканала «КРТ»?

— Этот телеканал имеет давнюю историю. Но с недавнего времени, примерно в течение полугода, он активно начал заниматься освещением украинских политических реалий. Соответственно, я вместе с журналистами этого канала последние месяцы проводили журналистские расследования, связанные, в том числе, с деятельностью Офиса президента, с работой рынков, которые связывают с руководством Киева, с действиями властей в условиях пандемии, и прочими болезненными темами. И вдруг, как гром среди ясного неба, на сайте Национального совета по теле и радиовещанию, этого одиозного органа, прославившегося при Порошенко давлением на оппозиционные телеканалы, при этом попустительствовавшего нарушениям законов со стороны телеканалов пропагандиского пула, связанных с Коломойским и самим Порошенко, — так вот, на сайте этого органа появился пресс-релиз, в котором сообщается: как только закончится карантин, Нацсовет займётся проверкой телеканала «КРТ», а также телеканала «112 Украина», который тоже является оппозиционным.

- Причина для проверки?

— Оказывается, обнаружен какой-то «сепаратизм». То есть, старые лекала, стандарты времён Петра Порошенко решили опробовать заново. Считаю, для того, чтобы попытаться прогнуть телеканалы и закрыть рот СМИ, которые начали критиковать уже технически новую власть…

- Технически новую? Поясните.

— Я не могу говорить за весь телеканал, но лично я не считаю Владимира Зеленского какой-то властью, какой-то политической фигурой. По моему мнению, политическая верхушка, правящий класс — это компрадорская буржуазия и оккупационные силы, которые никуда не делись. А Зеленский выполняет роль технического президента, задача которого ставить подписи и записывать слёзные обращения к украинскому народу.

- О проверке на телеканале узнали из релиза на сайте, не было прямого обращения?

— Официальных бумаг, по состоянию на сегодня, не приходило. То есть, этот Нацсовет, проведя во время карантина какое-то совещание в режиме онлайн, вдруг неожиданно вспомнил, что они промониторили какие-то передачи полугодичной давности, и обнаружили там «зраду».

Всё это заставляет меня предположить, что в Нацсовет откуда-то поступила команда — из конторы президента, может быть, из правительства. Потому что мы в последнее время писали запросы с неудобными вопросами и в Офис президента, и в секретариат правительства, а также в Таможенную службу. Мы написали от телеканала ряд заявлений в правоохранительные органы, в этих заявлениях вскрывали служебную халатность чиновников и возможные коррупционные преступления.

- Полагаете, Нацсовет в данном случае действует по команде?

— Откуда поступила команда, неизвестно, но, на мой взгляд, всё связано с запросами, а дело против нас «шито белыми нитками». Вдруг очнулись чиновники, находящиеся во время карантина в «анабиозе», то есть — они получают зарплату, но ничего не делают для решения проблем граждан, только эти проблемы создают. Как хрестоматийно сказали у Кличко: мы гражданам создадим проблемы, они меньше будут на улицы выходить. Проблемы создавать они умеют.

Хотя, у нас ведь правовое государство, по крайней мере, так записано в Конституции. И чиновники обязаны действовать согласно правовых норм. Я понимаю, что Зеленский погрузился полностью в диджитализацию, но, по моему мнению, в данном случае сначала должны быть официальные бумаги, а потом уже торжественные рапорты в СМИ. То есть, должны нам прислать сначала письмо, уведомление о проверке, должны указать основания, что конкретно им не нравится, и только после этого выходить в публичное поле. Чтобы мы могли тоже в публичное поле выйти и сказать: извините, вот здесь мы сказали, что Порошенко был плохим, а надо было, наверное, говорить, что он хороший. Мы выступали за мир, а надо было, вероятно, говорить, что война на Донбассе должна продолжаться вечно — может быть, такое им надо? Может быть, им не нравится, что мы критикуем Гитлера и нацистов, может быть, им надо, чтобы мы их прославляли? Мы не знаем, чего они хотят, можем только догадываться.

Но видим, что действует традиция, введённая ещё Юрием Луценко, который, кстати, напомним, был министром внутренних дел и при «бандитской», в кавычках, власти Януковича - об этом часто забывают. Луценко когда-то вызывал на допросы не повестками, а через СМИ. А теперь вообще всё ушло в интернет, Зеленский вводит диджитализацию — и, вероятно, они решили не заморачиваться бумажной и, заодно, правовой стороной вопроса, а сразу пропагандисткими методами рапортовать о будто бы найденной «зраде». Вы бы сначала доказали, что есть нарушения, потом бы мы прошли судебные процедуры, а после этого можно было бы делать громкие заявления. Но нет, сначала надо ярлык навесить.

С другой стороны, это своеобразная реклама. Нацсовет как бы говорит: смотрите, вот телеканалы, которые говорят правду. Если зашевелилась эта… не могу пока подобрать слова, но — если зашевелилась, значит, мы иголкой ткнули в самое уязвимое место системы, раз они даже очнулись от коронавирусного анабиоза.

- Какие расследования вы проводили, что могло вызвать такую реакцию?

— Нас этим заявлением Нацсовета заставили открыть карты, потому что премьера программы с результатами расследований должна состояться только через неделю-две. Но кейсы мы уже готовим, и чиновники это увидели.

Первое наше расследование — о закрытии неожиданном во время карантина, о блокировке финансирования и фактической ликвидации двух больниц в Киеве. Это Институт микрохирургии глаза и перитональный центр.

Занимались расследованиями деятельности чиновников от системы охраны здоровья. Расследуем историю с пропажей медицинских масок из Госрезерва. В том числе интересуемся закупкой масок в Китае — за чьи деньги, как они закупались.

Или ещё одно расследование: почему во время карантина, несмотря на запреты санитарного врача и Кабмина, продолжает работать рынок «Столичный», который некоторые политологи связывают с именем одного известного боксёра.

Далее, мы начали кампанию уголовного преследования «Пятого»и «Прямого» телеканалов за разжигание межнациональной и религиозной ненависти относительно Украинской православной церкви.

Кроме того, мы изучаем странное, на наш взгляд, поведение госпожи Венедиктовой (Генпрокурора Украины — ред.) по отношению к жертвам политических репрессий.

Отмечу также, что канал «КРТ» — единственный канал, который собрал под своей крышей политических узников, таких как Рубан, Надежда Савченко, Василец, Коцаба. Дал площадку и трибуну, дал возможность выступать тем людям, которые находятся в «стоп-листах» даже оппозиционных телеканалов на Украине — например, делали интервью с Муравицким.

Телеканал жестко критикует медицинскую реформу, показывает неготовность украинской власти к пандемии, вскрывает бессмысленность многих мероприятий, предпринимаемых в связи с коронавирусной инфекцией.

Наконец, «КРТ» позиционирует себя, как канал православный, защищающий традиционные ценности. Другими словами, с точки зрения составителей «темников», канал находится в «красной» зоне нелояльности к действующей власти. Они, как видно, какое-то время терпели, но, учитывая то, что рейтинги телеканала растут, количество просмотров растёт, решили действовать. Но не придумали ничего умнее, как действовать репрессивными методами.

- Многие опасаются, что полномочия Нацсовета по ТВ могут быть значительно расширены, если вступит в действие закон о медиа?

— Если вступит в действие закон о ликвидации свободы слова на Украине, то да, возрастут. Но мы надеемся, что олигархи не достигнут консенсуса по этому вопросу. Просто по той причине, что у них впереди имитация выборов, и им надо будет «сливать» друг на друга компромат. Поскольку 90% крупных СМИ находятся в руках финансового капитала, вряд ли олигархи рискнут так друг другу подставлять подножку.

Я думаю, усиление Нацсовета, как и давление на «КРТ» — это инициатива технического президента. Зеленский привык быть любимцем публики, а тут, видите ли, какая ситуация: оказывается, что нести чушь, когда ты становишься президентом — это уже не смешно. Отсюда и давление на СМИ, которые это замечают.