Помимо эпидемии коронавируса COVID-19, мировое сообщество переживает нефтяной шок.

Симонов: Коронавирус спровоцировал падение цен на нефть, и больше всех от этого выигрывает Китай
Симонов: Коронавирус спровоцировал падение цен на нефть, и больше всех от этого выигрывает Китай
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

31 марта истёк 3-летний срок действия сделки ОПЕК+, которая благодаря договорённости об уровне добычи позволяла удерживать стоимость нефти на уровне $60 за баррель, продлить её не удалось из-за разногласий России и Саудовской Аравии. Москва выступала за сохранение договорённости на прежних условиях на второй квартал 2020-го или до конца года, а Эр-Рияд настаивал на сокращении добычи ещё на 1,5 млн баррелей в сутки до конца года. В конечном итоге выход из договора Саудовской Аравии привёл к резкому падению котировок на мировом нефтяном рынке. Так, за баррель российской нефти марки Urals, которая 2 марта стоила $46,81, 31 марта давали $31,05. Это самая низкая цена более чем за 20 лет.

Как сообщают источники информационного агентства Bloomberg, российская сторона готова взять на себя 10% от общей суммы сокращений добычи, то есть на 1 млн баррелей в сутки, если сократить добычу согласятся и Соединённые Штаты. 

Комментируя ход переговоров, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что для стабилизации рынка потребуется участие и тех стран, которые ранее не принимали участие в координации, об этом говорят те, кто находится сейчас в рабочем контакте, но никаких конкретных стран не назвал.

«Никаких войн ценовых между Россией и Саудовской Аравией нет. Есть очень неблагоприятная для многих стран ценовая конъюнктура. (У Москвы с Эр-Риядом. — Ред.) хорошие отношения, партнёрские», — добавил он.

Участники сделки ОПЕК+ должны были вернуться к обсуждению ситуации на нефтяном рынке 6 апреля в режиме видеоконференции, но по техническим причинам её перенесли на 9-е число.

В интервью изданию Украина.ру американист Дмитрий Дробницкий рассказал, чего ждать от США в нынешней ситуации и как сами Штаты переживают нефтяной шок.

- Дмитрий, Россия и Саудовская Аравия хотят, чтобы к переговорам о стабилизации ситуации на нефтяном рынке подключились Соединённые Штаты — крупнейший производитель нефти в мире. Готов ли к этому американский президент Дональд Трамп?

— Я думаю, да, только вопрос, каким образом между собой собираются договариваться нефтяные игроки? Очевидно, что механизм по ценообразованию нефти, установленный в 1990-х годах, в общем, американский, глобальный в том смысле, что американцы приучили всех к тому, что цена на нефть определяется на торгах фьючерсами, то есть не конкретными ценами конкретных контрактов, а именно ценами на фьючерсы, которые являются виртуальными сделками, сделками на будущее. Это было в определённой степени удобно Штатам, они контролировали эту самую торговлю, в определённой степени эта система была подправлена в середине 2000-х, но здесь Россия приложила к этому руку как крупный евразийский нефтяной игрок.

Но с развитием сланцевых углеводородов эта схема не только стала неудобна всем остальным, помимо Америки, она стала не совсем удобной и Америке, потому что для Америки нужна сбалансированная цена на нефть. Слишком высокая цена на нефть сразу отражается на стоимости бензина и любого топлива в США вообще, что считается плохим фактором для экономики: у них цена на бензин в основном состоит из цены на нефть плюс цены переработки и доставки, а в России, например, она состоит из налогов фактически, поэтому она так не зависит от цены на нефть. Сейчас очевидно, что нужны другие механизмы ценообразования.

Нефтяные игры с ОПЕК. При посредничестве Трампа
Нефтяные игры с ОПЕК. При посредничестве Трампа
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

В нынешней ценовой войне, конечно, по большому счёту виновата Саудовская Аравия, потому что она вдруг подумала, что она может самостоятельно, без помощи более крупных стран-игроков сыграть так, как она сыграла в начале 1970-х годов, когда сильно выросла цена на нефть из-за так называемого нефтяного эмбарго. Оно было связано с политическими соображениями, цена на нефть росла, потому что Саудовская Аравия и поддержавшие её страны Персидского залива стали сокращать добычу нефти в знак протеста против действий Израиля, и для США это обернулось жутким бензиновым кризисом, когда американцы впервые за десятилетия видели очереди на бензозаправке. Саудовская Аравия, по всей видимости, подумала, что сейчас она тоже может затеять такую игру, но только в обратную сторону, то есть выкидывая на рынок огромное количество углеводородов, считая, что таким образом может заставить весь мир слушать то, что говорят страны ОПЕК, а фактически все страны ОПЕК в той или иной степени вынуждены быть подконтрольны странам Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравии.

Но, как известно, у них не получилось, а себестоимость нефти у них очень небольшая, но зато зависимость бюджета (бюджет королевства сверстан из расчёта $84 за баррель. — Ред.) такова, что нужна очень высокая цена на нефть, чтобы исполнять все бюджетные обязательства, а среди них есть важные для нынешнего кронпринца планы по диверсификации экономики, на которых, по всей видимости, можно уже ставить крест, потому что они существенно финансировались из бюджета нефтяными деньгами.

Конечно, США были бы готовы принять участие в переговорном процессе, но вопрос, скорее, стоит не о том, договариваться или нет, — надо, конечно, очень системно подходить к вопросу ценообразования. Напомню, когда Дональд Трамп и Владимир Путин встречались в Хельсинки, как раз поднимался вопрос, и российский лидер говорил, что они обсуждали цену на нефть, потому что всем странам нужна не очень высокая и не очень низкая, а сбалансированная цена. Закончится этот кризис, и сбалансированная цена будет востребована по той простой причине, что у добычи не только сланцевой, но и арктической нефти гораздо более высокая себестоимость, а эти углеводороды нужны, если в ближайшее время не произойдёт каких-то фантастических прорывов в альтернативной энергетики и не прекратится постоянный наезд на атомную энергетику, особенно в Европе, то ситуация будет такова, что будут нужны новые углеводороды для той же самой электрогенерации, потому что "цифра" не просто так работает. Дальнейшая цифровизация приведёт к тому, что, было подсчитано, к началу 2040 года, а потом уже к 2033-му будут исчерпаны все возможности нынешней генерации, которые сейчас сильно недогружены, а основной источник электроэнергии — это частично атомная энергетика, а всё остальное углеводороды, но никак не ветер и не солнце.

Так или иначе на сбалансированную цену нужно будет выходить. Другое дело, что по состоянию на сегодня достаточно сложно будет цену выправить сразу, потому что затарились с запасами довольно серьёзно. Единственное, не прошло в Америке решение под самую завязку наполнить государственный нефтяной резерв, как предлагал Трамп, оно пока не вошло в законопроект по антикризисным мерам, но может быть принято потом, и вот тогда запасы нефти будут огромные везде, цены будут выправляться медленно. А это будет означать очень плохие времена для сланцевых компаний, скорее всего, последует череда банкротств, но это не означает остановку предприятий, однако серьёзные проблемы будут, поиск инвесторов тоже займёт время.

Никому не выгодна ни высокая, ни низкая цена, и сейчас будут как-то договариваться. Другое дело, что поскольку нет в принципе понимания, как строить международное нефтяное ценообразование, потому что по биржевому принципу живём долго, с 1990-х годов, и другого никакого нет, а биржевой принцип даёт сбой очень легко — поиграли спекулянты на бирже, цена на нефть изменилась, американцы раньше контролировали эту ситуацию, теперь, как видим, эти возможности контроля весьма ограничены.

Доживем до понедельника. Что происходит с ценами на нефть и каковы позиции США и России
Доживем до понедельника. Что происходит с ценами на нефть и каковы позиции США и России
© REUTERS, Todd Korol/File Photo

Американцы, по крайней мере, при этой администрации присоединятся к переговорам в том случае, если у них будет понимание, что они смогут этот контроль в такой ситуации держать, а это может не понравиться Саудовской Аравии, даже не столько России. В четверг достижения договорённостей я не ожидаю, а если и будут, то не сразу они повлияют на цены.

- Если Трамп всё-таки вступит в переговоры по стабилизации ситуации на нефтяном рынке, в самой Америке усилятся внутриполитические противоречия?

— Противоречия в США будут сохраняться вплоть до выборов независимо ни от чего, потому что сейчас вся либеральная медиатусовка занимается тем, что с утра до вечера ругает Трампа. В Америке есть такая шутка: если бы Трамп сейчас вылечил рак, то его подверг ли бы импичменту второй раз.

Противоречия будут нарастать, но в Трампа как в политическую фигуру сильно вложились все нефтяные компании, особенно компании-инвесторы, связанные с так называемой новой нефтью, которым разрешено бурить на шельфах, и со сланцевой нефтью, которые применяют технологию гидроразрыва. Им сейчас очень плохо, потому что себестоимость уже не такая высокая, как в 2000-х, но всё равно выше того, что сейчас есть по нефти (на большинстве таких месторождений $35-37), и на арктических месторождениях тоже непонятно, что делать.

Бывший министр энергетики Рик Перри говорил, что вся энергетическая отрасль, которую они с таким трудом выстроили за 3 года, всё легло на бок. У них действительно баланс стал положительным, несмотря на то что Америка импортирует и экспортирует нефть, теоретически могла бы выйти на самообеспечение, если бы нефть у сланцевиков покупалась по адекватной цене. Но вот сейчас вся отрасль лежит на боку, и это, кстати, огромное добавление к последствиям кризиса, потому что это рабочие места в отрасли и рабочие места у подрядчиков, а на эти компании работает огромное количество людей. Сланцевые компании обеспечивают работой огромное количество предприятий малого и среднего бизнеса: и поставщиков запчастей, и тех, кто занимается транспортировкой, и других. Это комплексная вещь, которая сейчас негативно сказывается на экономике.

Дмитрий Марунич: Ситуация в украинской энергетике лучше, чем «ложись в гроб и закапывайся на кладбище»
Дмитрий Марунич: Ситуация в украинской энергетике лучше, чем «ложись в гроб и закапывайся на кладбище»
© Украина.ру/Нина Зотина

То, что экономика США на какое-то время уйдёт в свободное падение, уже сейчас ясно, хотя бы по количеству людей, вставших на биржу труда (только за две недели больше 6 млн человек). Для Трампа ситуация, конечно, очень неприятная, в отличие от ситуации, когда не было никакого коронавируса и экономика хорошо развивалась, у него был сильный козырь, а теперь будет большой спор насчёт экономики. Кто будет вести этот спор — вопрос, потому что Джо Байден, по моему мнению, выстроить его не сможет, а вот конгрессмены-демократы могут записать себе много очков, хотя понятно, что это форс-мажор. В любом случае США приложат все усилия, чтобы их сланцевые месторождения не погибли, со стороны демократов поднимется жуткий вой, они будут говорить, что поддерживают ископаемое топливо, это всё изменение климата, но на деле ясно, что если эта отрасль в США ляжет, то целые индустриальные сектора просто выпадут. Да, бензин будет дешёвый, что для американцев хорошо, но отраслевые подрядчики будут выкошены.

Я бы так сказал, технически, может, переговоры по нефти не ведутся, но совершенно точно, что Трамп и в разговоре с Путиным, и с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салман Аль Саудом обсуждал эту тему, по большому-то счёту переговоры ведутся. Но присоединится ли Вашингтон к техническому разговору внутри ОПЕК+, да и вообще насколько живучим будет этот формат, сложно сказать. В связи с этим надо понимать, что США могут не захотеть работать в рамках некоего ОПЕК++.

- Получается, что на сегодняшний день американские нефтяники — это электорат республиканцев и лично Трампа?

— Разумеется. Демократическая партия вообще против различной нефтяной промышленности, Барак Обама не продлил многие разрешения, в том числе на шельфовое бурение, не говоря уже о сланцевых месторождениях, хотя немного разрешений там всё-таки выдавалось, он выступал за зелёную энергетику. Ребята, которые занимаются бурением, особенно сланцевой нефти, несомненно, выступают за Трампа.

Выяснилось, что США очень быстро при Обаме стали профицитными, то есть полностью снабжали себя природным газом, а также Мексику и Канаду, но по нефти они стали профицитными именно при Трампе. Очень долго, все 3 года его президентства, активно действовали, чтобы заработали все компании, чтобы добывали нефти чуть больше, чем потребляет сама страна. Всё политическое давление на Европу, на Азию оказывалось тоже не просто так, чтобы американская нефть и сжиженный газ могли доставляться по всему миру, потому что есть избыток. Вся линия, в том числе политическая, долго выстраивалась, и вот теперь получается, что она не очень нужна, поскольку сланцевого предложения при такой цене на нефть не будет. 

- Трамп обещает ввести пошлины на нефть, если Россия и Саудовская Аравия не смогут договориться, чем это грозит?

Пошлины — это крайняя мера. Математически США профицитны, но поскольку есть целый ряд технологических цепочек, задействованных под определённые сорта нефти, например тяжёлую венесуэльскую, их придётся полностью перестраивать, чтобы обеспечивать себя нефтью, а это очень сложно, к тому же это дополнительные инвестиции, на которые нужно получить одобрение Конгресса, поэтому это не так просто.