- Денис, в чем причины регулярных обострений в отношениях Белоруссии и России? Они проявляются в разных формах, в том числе и просто в резких высказываниях политиков. Так, Александр Лукашенко недавно заявил, что Россия фактически «понуждает» Белоруссию к интеграции, при этом Минск за реальную интеграцию, но без принуждения…

— Причины, к сожалению, носят системный характер. Это же не единичный случай, что сейчас внезапно появились подобные комментарии (лидера Белоруссии. — Ред.), которые мы воспринимаем как обострение. Это одно из проявлений системной проблемы российско-белорусских взаимоотношений, которая заключается в разном видении и в разном понимании процесса интеграции, первичности тех или иных шагов в этом процессе.

- В чем тут разногласия?

— В последнее время, как мы знаем, российская позиция строилась на базе того, что необходима политическая интеграция как приоритет, в то время как для Белоруссии традиционно приоритетной остаётся экономическая интеграция как основа для всего процесса.

Но вместе с тем необходимо отметить, что на фоне этой дискуссии, этих разговоров по поводу интеграции как таковой, по поводу процесса выстраивания Союзного государства взаимодействие России и Белоруссии в рамках тех союзов, куда они совместно входят, продолжается. И мне кажется, очень важно как раз не акцентировать внимание на обострениях. Это не непримиримые позиции, здесь возможен компромисс. Об этом говорят уже десятилетия опыта взаимодействия Белоруссии и России — при политической воле всегда возможно находить компромисс и, соответственно, давать новые импульсы созданию Союзного государства.

Выход Минска из союза с Россией может обернуться войной – белорусский эксперт
Выход Минска из союза с Россией может обернуться войной – белорусский эксперт
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

- Значит, эти противоречия, пусть они и носят системный характер, вполне преодолимы?

— Безусловно. Мы на протяжении последних двух десятилетий видели достаточно много подобного рода дискуссий между руководителями Белоруссии и РФ. И, к счастью, они заканчивались тем, что находили возможности для компромисса. Мне кажется, и сейчас будет аналогичная ситуация. А вот нагнетание ситуации — оно как раз крайне негативно влияет, делает неблагоприятным фон, на котором идут переговоры.

- Возможно, есть силы, которым как раз и нужен такой фон? На ваш взгляд, каким силам в РФ и в Белоруссии процесс интеграции выгоден, каким нет?

— Сначала хотелось бы определиться, что именно мы подразумеваем под интеграцией и какой результат должен быть, потому что у обеих сторон есть своё видение. Хотелось бы верить в то, что интеграция выгодна в первую очередь народам наших стран. Если исходить из такой предпосылки, тогда это процесс, который необходимо максимально интенсифицировать, приложить все усилия для его ускорения.

Если же мы говорим о том, что в процессе интеграции заинтересован условно крупный бизнес, причём заинтересован, исходя из своих чисто корыстных мотивов, тогда, конечно, у процесса интеграции весьма ограниченное будущее. И сложно говорить о том, что подобные процессы необходимо развивать и интенсифицировать. Ключевым остаётся целеполагание в данных процессах, и как раз это целеполагание обсуждается российскими и белорусскими партнёрами, которые пытаются выработать общее понимание того, что подразумевает углублённая интеграция.

Крайне важно, чтобы в процессе интеграции соблюдались национальные интересы Белоруссии и России, интересы народов наших стран. И категорически не следовало бы во главу угла ставить интересы конкретных олигархических групп и отдельных олигархов, потому что за ними теряются очень часто эти самые национальные интересы.