- Игорь, вы сейчас снова побывали в Донецке и других городах ДНР и ЛНР. Какое впечатление они на вас произвели? Как себя чувствуют местные жители?

— Да. Был в Донецке, Луганске, Дебальцево. Города живут привычной прифронтовой жизнью. Но это не мешает жителям, вопреки всему, чувствовать себя людьми. В обычном режиме работают учебные заведения, библиотеки, музеи, театры, транспорт, торговля… На улицах много людей. Спокойно. Чисто.

В Луганске побывал в университете им. Т. Г. Шевченко, в управлении образования города. Полным ходом идет учебный процесс. В университет зашел на перемене. Видел улыбки, озабоченность и деловитость студентов. Дети…

Когда проходил возле Украинского музыкально-драматического театра — слышал, как репетирует оркестр. Почему-то вспомнилась премьера Шестой симфонии Шостаковича в блокадном Ленинграде.

Донецк — деловой. Жизнь кипит. Погулял по родным улицам. Побывал в театре. Сходил на рынок. Прошёлся по магазинам. Увидел на полках много местной и российской продукции. Но и украинские товары видел тоже. Экономическая блокада блокадой, а жизнь продолжается. Связи с Украиной до конца не рвутся. Купил эклеров со сливками. Очень захотелось. Вспомнил весну 2015 г., то время, когда я еще не попал в плен к украинцам.

Люди на улицах приветливые и отзывчивые. Центральные бульвары ухоженные. В кафе и ресторанах много столиков занято.

Кипит и культурная жизнь. В первый день моей поездки меня пригласили в Донецкий национальный академический театр оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко на премьеру балета «Болеро» Мориса Равеля. Премьера была приурочена к 55-летию Вадима Писарева, танцора с мировым именем. У меня не получилось посетить мероприятие. Был плотный график встреч. Зашел в театр перед премьерой. Пообщался с нашими ребятами, бывшими политзаключенными, которые пришли на премьеру.

С ветеранами-афганцами посетил место гибели Александра Захарченко, памятники Кобзону и детям Донбасса возле Донбасс-арены.

И только часто проезжающие военные автомобили, патрули и большое количество людей в военной форме напоминает о том, что рядом идет война и убивают людей…

- Знаю, что в Донбассе у вас были встречи с бывшими украинскими политзаключенными, которые после обмена проживают в ДНР. Расскажите, пожалуйста, об этих встречах. Обустроились ли они на новом месте? Как им живется? Чем они занимаются?

— Встреч было много. В Луганске, Донецке и Горловке. Начались встречи с казуса. В день моего приезда в Луганск несколько освобожденных россиян, с которыми сидел в Артемовской тюрьме, уехали в Россию. Руслан Гаджиев, Олег Даронин, Сергей Петров не дождались меня. Встретился в больнице с "беркутами", которые после обмена попали в Луганск.

Политзаключенный Кимаковский: В самолёте нам сказали: «Ребята, летим на Родину!» Мы выдохнули и зааплодировали
Политзаключенный Кимаковский: В самолёте нам сказали: «Ребята, летим на Родину!» Мы выдохнули и зааплодировали
© vk.com, Игорь Кимаковский

В Донецке встретился с бывшими политзаключенными, которые были обменены в 2017 и 2019 годах. Побывал в общежитиях, где их разместили. К некоторым ходил в гости домой.

Как и говорил ранее — с пустыми руками в гости не ходил. Мы перед поездкой с Артёмом Шейниным, ведущим программы "Время покажет" на Первом, и Кириллом Вышинским, с которым были обменены 7 сентября прошлого года, решили оказать ребятам посильную помощь. Что называется — скинулись своими ресурсами. Покупал нашим освобожденным вкусности, продукты, необходимое в быту.

Отдельно встречался с беркутовцами. Ребята суровые. Немногословные. Передал им привет от Кирилла Вышинского, с которым они сидели в Лукьяновском СИЗО в Киеве. Передал и им материальную помощь.

Не все просто. Республики находятся в блокаде. Шестой год идет война. Ресурсы ограничены. Но… Крыша над головой есть у всех. Медицинское обслуживание получают все бывшие политзаключенные. Многие устроились на работу. Кто хотел — получают российские паспорта. Некоторые уже работают в России.

Есть проблемы. Но мы, освобожденные ранее, будем посильно помогать…

- Все-таки как себя чувствуют беркутовцы?

— Среди людей, побывавших в экстремальных условиях, ответ на вопрос «Как дела, самочувствие, настроение?» один — всё ровно… Вот так примерно ответили и ребята.

С Олегом Янишевским, Сергеем Тамтурой и Александром Маринченко встретился в Луганске. Они находились тогда еще на медобследовании в больнице. Заходил к ним в палату. Всё на уровне. Свободный выход в город.

Беркутовцы, находящиеся в России, им уже на тот момент помогали. Хорошо с ними пообщались. Поговорить было о чем. Как и вспомнить…

С Павлом Аброськиным и Сергеем Зинченко встретились в Донецке в кабинете омбудсмена ДНР Дарьи Морозовой. Мы беседовали с Дарьей Васильевной о проблемах бывших политзаключенных. Они гуляли по Донецку и зашли к ней в гости… Из общения с ними узнал, что они уже обустроились, сняли жилье, привыкают к свободе… В планах у них — ехать в Россию.

- Скоро будет отмечаться 75-летие Победы. Как в ЛДНР обстоят дела с сохранением памяти о подвиге наших дедов?

— О том, как хранят память о Великой Отечественной войне в республиках я знал с 2014-15 годов. Тогда история республик творилась у меня на глазах.

Даже тогда к нашей памяти относились трепетно. Сразу после освобождения Дебальцево начали восстанавливать памятники советским воинам-освободителям. Было над чем работать. Возле завода памятнику солдату осколком оторвало половину головы. На вокзале отступающие украинские националисты расстреляли памятную доску. Другие памятники тоже пострадали от осколков. Мы тогда приняли решение — все восстановить. Скинулись деньгами. Купили строительные материалы. К 9 Мая 2015 года все было восстановлено.

Бывал и на Саур-Могиле в 15-м… То, что сделали с мемориалом украинские артиллеристы, можно назвать двумя словами — зверство и варварство…

Проезжая сейчас по Луганской и Донецкой республикам, отметил: все памятники содержатся в очень хорошем состоянии. Это очень ценно. Улицы, носящие имена героев и военачальников Великой Отечественной войны, не переименованы. Больше скажу. На многих улицах они на украинском языке.

В республиках с нашей общей памятью не борются, а бережно хранят!

Бывший политзаключенный Кимаковский: Политузники на Украине хотят остаться со своими семьями
Бывший политзаключенный Кимаковский: Политузники на Украине хотят остаться со своими семьями
© vk.com, Игорь Кимаковский

- Встречались ли вы с главой ДНР Денисом Пушилиным? О чем говорили? Какое впечатление он на тебя произвел?

— Да, встречался… Денис Владимирович отслеживал мою судьбу. Все годы плена. И еще 11 сентября 2019 года в Москве, во время его встречи с московской патриотической интеллигенцией, на которой я присутствовал, он пригласил меня посетить малую родину.

Мы тогда пожали друг другу руки. Обнялись. И сейчас в Донецке встретились как друзья и соратники.

Говорили в основном о проблемах освобожденных политзаключенных. Об их реабилитации и становлении. Поразила его информированность по вопросам политзаключенных. Он знал все тонкости и нюансы.

Много говорили о подготовке к празднованию Дня Победы в республике. Информационном освещении 9 Мая в СМИ.

Разговор был насыщенным. Вспоминали пятнадцатый год. Совместную работу по восстановлению Дебальцево.

В какой-то момент Денису Владимировичу позвонили. Он ответил. И в разговоре упомянул, что я сейчас у него в кабинете. Потом засмеялся и сказал: "Да какой Игорь гость? Он дома!" Говоря эти слова, он понимал, как для меня была важна сама поездка на Донбасс и чувства, которые я испытываю, приехав сюда. Донбасс, Макеевка — моя малая родина. И я этим горжусь!