- Алексей, на ваш взгляд, в чем заключаются расхождения России и Белоруссии в вопросах интеграции? И какой вариант устроил бы Минск и Лукашенко, в частности?

— Это принимает уже совсем принципиальные формы. Если рассматривать позицию российской стороны, то она довольно просто формулируется, что Россия готова продолжать поддерживать Белоруссию, но только при условии встречных политических шагов. При условии ответной поддержки со стороны Белоруссии, хотя бы в вопросах внешней политики и вопросах выполнения тех соглашений, которые были достигнуты еще 20 лет назад и касаются создания формальных институтов союзного государства. То есть переход от разговоров о любви и дружбе к конкретным делам, закрепленным на бумаге и имеющим непосредственное воплощение в форме институтов и конституционного акта Союзного государства.

Политолог Суздальцев: Лукашенко расчитывает, что после газовых уступок Украине Москва уступит и ему
Политолог Суздальцев: Лукашенко расчитывает, что после газовых уступок Украине Москва уступит и ему
© Владимир Трефилов
Что касается Белоруссии, то позиция Александра Григорьевича Лукашенко тоже довольно простая и прозрачная.

Он хочет, чтобы его государство и дальше пользовалось всеми дотациями со стороны России, которые были последние 20 лет, при этом ничего не предлагая взамен и продолжая политику мягкой белорусизации, которая через обозримое ближайшее будущее приведет к появлению в Белоруссии серьезной политической силы, нацеленной на Запад.  

Мягкой белорусизации, которая ведет ко все большему отдалению Белоруссии от России.

- Как вы считаете, в целом нынешний «нефтяной» конфликт — это кризис в отношениях двух стран? Один из рядовых случаев, которые были и раньше, или это повод для обострения выяснения отношений?

— Это абсолютно не рядовой случай, это одно из звеньев довольно длинной цепочки. Это показатель того, что мир изменился. Дешевые кредиты, дешевая нефть и газ в обмен на пустые слова и заверения о личной дружбе Россию уже не устраивает. Поэтому это показатель того, что Россия действительно настроена серьезно, чего не хочет понять до сих пор Александр Григорьевич.

Он думает, что, делая совершенно необдуманные заявления, зачастую оскорбительные, пугая Россию тем, что Белоруссия уйдет на Запад, он может вернуться в состояние 96-го или 2002 года в отношениях с Россией. Не понимая, что это просто невозможно.

Запад хочет избавиться от Лукашенко руками РФ, чтобы потом ее в этом обвинить – Суздальцев
Запад хочет избавиться от Лукашенко руками РФ, чтобы потом ее в этом обвинить – Суздальцев
© Владимир Трефилов
Россию такое положение уже не устраивает. К тому же это довольно обременительно стало. Понятно, что Белоруссия нуждается в серьезных экономических реформах, модернизации своей промышленности. И сейчас как союзник в том состоянии, в котором она сейчас находится, она, скорее, обременение, чем поддержка. То есть это такой чемодан без ручки: и бросить жалко, и тащить тяжело.

Но для этого должна измениться сама Белоруссия. Но Белоруссия в лице ее нынешнего руководства меняться категорически не хочет.

Мягкая "белорусизация", при которой России предстоит жёстко спать. Или просыпаться
Мягкая "белорусизация", при которой России предстоит жёстко спать. Или просыпаться
© Sputnik | Перейти в фотобанк

- По вашим прогнозам, может ли Александр Лукашенко решиться на пересмотр своей политики в отношении России? Насколько ему это удастся? И может ли пойти на уступки президент России Владимир Путин?

— Он надеется, что можно путем истерик и шантажа вернуться к старым позициям, «жить как при бабушке». У него сохраняется такая иллюзия. Хотя ему уже много раз продемонстрировали, что это невозможно. Потому что это противоречит глубинным коренным интересам современной России.