Одним из важных событий на Украине стали местные выборы в недавно организованные объединенные территориальные общины (ОТО).

- Павел Николаевич, как вы оцениваете их результаты? И можно ли их считать репетицией «полноценных» местных выборов?

— Выборы подтвердили, что на таком уровне политические бренды, если и работают, то очень слабо. Люди голосуют за известных им кандидатов, которые известны не как политические лица, а как хозяйственники. Поэтому там получилось, что самодвиженцы — это те, кто работал на выборных должностях. Самовыдвиженцы получили больше голосов, чем представители политических сил, включая «Слугу народа», для которой этот результат, конечно, неудовлетворительный.

Самовыдвиженцы, местная элита, получили 43 должности, а остальные — чуть больше 30. Поэтому это подтвердило общую тенденцию, что на таком уровне люди голосуют, не оглядываясь на политиков.

Третий звонок. Как и когда погаснет экран «государства в смартфоне» Зеленского
Третий звонок. Как и когда погаснет экран «государства в смартфоне» Зеленского
© РИА Новости, Константин Родиков | Перейти в фотобанк
«Батькивщина», «Евросолидарность» подтвердили слабую поддержку, которую показывали на президентских и парламентских выборах. «Слуга народа», наоборот, впервые показал слабую поддержку. Для них это и урок, и удар одновременно, потому что, как выяснилось, ряд людей отказались идти под брендом партии, а пошли как самовыдвиженцы и выиграли.

Думаю, на выборах 29 декабря картина не изменится, самовыдвиженцы больше наберут мест, чем все остальные.

- Владимир Зеленский уволил губернаторов двух западных областей — Львовщины и Закарпатья — с формулировкой «из-за отсутствия результатов». На ваш взгляд, что стоит за этим решением?

— Скорее, это связано с внутренней борьбой, которая идет среди групп влияния в окружении Зеленского. И та группа, которая назначала этих людей, отступила, а пришли другие.

В нескольких материалах об этой истории проскочила тема, что там пошли серьезные коррупционные дела, назначение на должности за деньги… Которыми занимались не сами губернаторы, а кто-то от их имени.

История с назначением на должности за взятки никуда не делась, она продолжается. Поэтому коррупционная составляющая в этой истории присутствует. Это кадровая чехарда, у президента нет кадров, которым он мог бы доверять и которые могли бы работать, как ему хочется. Поэтому эта чехарда будет продолжаться и на губернаторском уровне, и в первом квартале 2020 года на министерском уровне.

Придётся еще очень долго переставлять кадры с места на место, привлекать новых людей. Это работа непростая, у них кадрового резерва нет.

- На этой неделе Россия и Украина согласовали окончательные условия по транзиту газа. Как вы считаете, для кого они стали выигрышными, и могут ли за газовыми договоренностями двух стран последовать политические?

— Государство Украина не выиграло, украинские граждане, потребители промышленные и частные тоже не выиграли, потому что, как я понимаю, цена только вырастет. Кто, безусловно, выиграл, это корпорации — "Газпром" и "Нафтогаз". Топ-менеджмент нефтегазовый точно выиграл, потому что таким образом они подтвердили справедливость своих миллионных долларовых премий, которые они выписали после решения Стокгольмского арбитража. Они получили 2,9 миллиарда [долларов] от "Газпрома", из которых тоже увеличат себе годовые премии, как это обычно делается.

Два моста — две страны. Чему могут научить примеры Крымского и Шулявского мостов
Два моста — две страны. Чему могут научить примеры Крымского и Шулявского мостов
© most.life
На корпоративном уровне это можно считать успехом. Для государства Украина это даже если и победа, то в среднесрочной перспективе чревата если не убытками, то недополучением прибыли. Если бы договаривались раньше, больше внимания уделяли переговорному процессу, преследовали реальные национальные экономические интересы, то тогда бы условия могли бы быть лучше. Поскольку довели до войны откровенной и на президентском уровне, и на уровне нефтегазового менеджмента, то получили не самые хорошие условия

Оказывается, 40 млрд объем — это предельный объем, который будет требовать дополнительных технологических операций по поддержанию ГТС в рабочем состоянии. Это значит, что будут возрастать расходы. Поэтому для государства Украина это позитив, потому что могло быть еще хуже, но это не выигрыш, не те условия, которые могли бы быть при более гибкой позиции.

- В начале недели открыли железнодорожную часть Крымского моста. Как вы оцениваете это событие?

— Хороший результат для России и крымчан. У нас, понятно, это воспринимается как злодеяние, преступление. Это официальная позиция Киева, она никуда не делась. В принципе это политический успех России как государства, большой шаг вперед в развитии инфраструктуры. Крымчане радуются, их можно понять.