- Владимир, как вы считаете, о чем свидетельствует сам факт введения санкций, увязанных с военным бюджетом США на 2020-ый год?

— Этот шаг американской администрации был вполне ожидаем, так как нечто подобное происходило и раньше. В подобном решении могли быть решающими кое-какие процедурные особенности законодательства США или тактические резоны президента Дональда Трампа и Конгресса.

Более подробно рассуждать о тонкостях американской политики я не возьмусь, поскольку не являются специалистом в этой области, а фантазировать на заданную тему было бы непрофессионально.

Но важно другое, эти санкции оказались эффективными, в том числе подтолкнули Россию к заключению нового транзитного договора с Украиной.

- Какие еще шаги могут предпринять США для остановки «Северного потока-2»?

— В любых санкциях существуют определенные ограничения. Они могут быть и политическими, и техническими, или любыми другими. Однозначно можно сказать, что нельзя выкладывать все санкции сразу. Это не логично и опытные политические игроки, как правило, оставляют определенный запас в использовании такого инструмента воздействия. Козыри всегда припасают для наиболее значимых действий.

Не сомневаюсь, что определенные санкционные резервы у американцев еще остаются, но думаю, что применять они их будут не только в связи с «Северным потоком — 2», а скорее всего в случае агрессивных действий России против Украины или стран Балтии.   

Санкции против СП-2 и контракт на транзит через Украину. Есть ли связь?
Санкции против СП-2 и контракт на транзит через Украину. Есть ли связь?
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

- Известный немецкий политолог Александр Рар в интервью Украине.ру сказал, что возможны диверсии и теракты на газопроводе, которые могут привести к полной остановке его функционирования в будущем. Как высчитаете, возможно ли это в принципе?

— При всем уважении к Александру Рару, вынужден заметить, что такое утверждение — это давний пропагандистский стереотип России. Если и можно ожидать терактов, то только со стороны российских спецслужб или пророссийских сил внутри Украины.

Кстати, такие попытки мы наблюдали в 2014 году, что очень показательно это происходило в период наибольшего противостояния России и Украины. Поэтому я смею утверждать, что нечто подобное в целях дискредитации Украины в глазах Европы, только в интересах России.

Украина в подобных терактов точно не заинтересована. Более того абсолютное большинство политических сил на Украине считают, что достигнутые соглашения по транзиту — это весьма позитивный сигнал и он выгоден стране. С другой стороны есть определенный раскол во мнениях — нужно ли закупать газ в России для внутренних потребностей. Я здесь не беру во внимание тех политиков, которые считают любые договоренности с РФ не допустимыми.

Договор между "Газпромом" и "Нафтогазом" подписан. Кому досталась победа?
Договор между "Газпромом" и "Нафтогазом" подписан. Кому досталась победа?
© REUTERS, Annegret Hilse | Перейти в фотобанк

- По вашему мнению, кто больше выиграл в связи с последними событиями вокруг газового вопроса?

— Убежден, что выиграли все три стороны и Украина, и ЕС, и Россия. Да этот выигрыш выражен в разных формах, но подобные компромиссные соглашения по-другому и не достигаются.

Может быть, несколько больше позитива получит Украина, поскольку добилась уплаты трехмиллиардного штрафа по решению Стокгольмского арбитража.

В целом, я считаю эти договоренности отличным примером, как в дальнейшем можно добиться успеха в мирном урегулированию в Донбассе. Главная проблема в минском процессе, то что Россия выдвигает абсолютно неприемлемые условия для Украины, а в таком ключе добиться взаимовыгодного решения невозможно.  

Кстати отмечу, что столь позитивного результата по транзитному соглашению удалось достичь, причем уже не в первый раз, когда переговорщиками выступали, в том числе, Дмитрий Козак с российской стороны и Андрей Ермак с украинской.