В среду, 27 ноября, Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) отклонил апелляцию «Газпрома» на вердикт Стокгольмского арбитража по спору с «Нафтогазом» в части принципа «бери или плати» и запрета на реэкспорт российского газа. Но в 2020 году суд рассмотрит апелляции российской стороны на ещё два решения арбитража. Таким образом, судебные тяжбы между Украиной и Россией по поводу газа (транзита и поставок) продолжатся.

При этом договор между сторонами о транзите газа в ЕС через украинскую ГТС истекает 31 декабря. И до сих пор, за месяц до его окончания, нет ясности в том, будет ли он заключен.

- Владимир, согласны ли вы с тем, что «газовый конфликт» между РФ и Украиной является на самом деле политическим?

— Безусловно, в газовых отношениях России и Украины присутствует и экономика, но политические мотивы, вне всякого сомнения, стоят на первом месте. Более того, газовые отношения России с другими странами, не только с Украиной, но и с Белоруссией, и странами Европы, в последние десятилетия это прежде всего политика.

«Северный поток — 1», «Северный поток — 2», по моему убеждению, это не экономика, там нет экономической логики, вернее она там второстепенна или даже третьестепенна. Поэтому и нынешняя ситуация газового спора Украины и России предельно политизирована.

- Исходя из этого посыла, полагаете ли вы, что окончательное решение по данному спору будут принимать лидеры государств, а не хозяйствующие субъекты.

— Так было и раньше, поэтому я не сомневаюсь, что и сейчас решение будут принимать президенты Украины и России. Да, формально договор будет подписан между хозяйствующими субъектами, как это было, предположим, в 2009 году, но основные параметры соглашения будут установлены на политическом уровне.

«РФ стала считать деньги» – эксперт о том, почему начались споры вокруг газового транзита
«РФ стала считать деньги» – эксперт о том, почему начались споры вокруг газового транзита
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Однако на этот раз решение будет найти сложнее, поскольку Украина по-прежнему готова к компромиссам, а вот с российской стороны такого настроя не видно, более того, Россия выставляет различные предварительные ультиматумы.  

- Что важнее для Украины — не потерять 3 млрд долларов за транзит или лишиться статуса главного транзитера российского газа в страны ЕС?

— Конечно, дело не только в гипотетической потери 3 миллиардов от транзита, тем более что как минимум на год-полтора транзит по территории Украины в любом случае сохранится, даже если не будет договора.

Даже после вступления в строй обходных газопроводов их нужно будет периодически останавливать для профилактики, а это, в свою очередь, повышает значимость украинской ГТС.

Но нужно также признать, что даже в случае подписания нового транзитного договора сумма его будет меньше 3 миллиардов долларов. К сожалению, Украина реально может рассчитывать максимум на 2 миллиарда долларов за прокачку российского газа в год. Но в любом случае деньги эти терять не хочется, для страны они далеко не лишние.

Кроме того, если транзитный договор будет долговременным, это может снизить риски военного конфликта между Россией и Украиной. Эта точка зрения очень популярна в украинском политическом дискурсе. Правда, есть и противоположное мнение, также имеющая много сторонников в Украине, что любое газовое соглашение с Россией — это ловушка.

Нынешний президент Владимир Зеленский — человек очень прагматичный. Именно поэтому он не склонен излишне политизировать газовый вопрос и играть в такие идеологический игры. Глава государства настроен искать компромисс по условиям транзитного договора с РФ.

«Газпром» проиграл битву «Нафтогазу», но не войну в Стокгольмском арбитраже
«Газпром» проиграл битву «Нафтогазу», но не войну в Стокгольмском арбитраже
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк
     

- Что станет, с вашей точки зрения, с Украиной, если транзит газа через ее территорию прекратится?

— Самый худший вариант — это отсутствие договора и очередная газовая война, в результате чего на некоторое время будет прекращен транзит в Европу. Но для Украины такой вариант не смертелен, в подземных газовых хранилищах достаточно резервного топлива.

А вот для самой России это будет куда большей проблемой. Так как она будет представлена как ненадежный партнер в глазах ЕС, а в Украине это будет лишним подтверждением ее агрессивной политики и покажет Россию как врага.   

Не надо забывать, что подобное развитие событий серьезно осложнит урегулирование в Донбассе. А это уже, в свою очередь, осложнит и так непростые отношения России с Европой. Поэтому лучше искать компромисс и договариваться с Украиной.

От редакции. Позиция главы Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимира Фесенко в наиболее концентрированном виде представляет отношение к газовой проблематике Украины так называемых "прогрессивных патриотов", которые сами не выступают с русофобских позиций, не требуют "отрезать гангрену Донбасса" от Украины, но своими взглядами и идеологией вооружают соответствующие круги украинского общества. Особенно четко идеологизированность Фесенко проявляется как раз в вопросе газового конфликта между Россией и Украиной. Здесь стоит обратить внимание на несколько важных пунктов.

1. Соглашаясь с тем, что газовая проблема является во взаимоотношениях России и Украины политической, Фесенко через несколько абзацев намекает, что прекращение транзита российского газа через Украину "серьезно осложнит урегулирование в Донбассе". Таким образом, политолог, активно поддерживающий власть, подтверждает отношение этой самой власти к проблеме Донбасса не как сугубо внутренней украинской, а связывает ее решение с тем, будет ли Россия прокачивать газ через Украину или нет. И если не будет, тогда и отношение к собственно украинскому Донбассу (как это официально трактует власть) будет отрицательно-негативным.

2. Этот тезис, с нашей точки зрения, обнажает и то, кто на самом деле политизирует проблему транзита газа. В данном конкретном случае вовсе не Россия, а именно Украина. Для России — это две разные проблемы, а для Украины — одна, взаимосвязанная.

3. Владимир Фесенко старательно обходит в ответах на наши вопросы тот факт, что потеря транзита газа, даже гипотетическая, лишает Украину не просто 3 млрд живых денег (Фесенко считает почему-то, что потери будут в размере 1 млрд), а главного геополитического рычага давления на Европу и Россию. А это существенно ослабляет именно внешнеполитическую составляющую в деятельности украинской власти.

4. К сожалению, эксперт обходит вопрос и того, что новые трубопроводы, которые он видит как политические рычаги России в Европе, тот же "Северный поток-2", являются совместными предприятиями «Газпрома» с рядом его европейских партнеров в Германии, Италии и других странах. Более того, в свое время принять участие в этом проекте могла и Украина, но посчитала это для себя нецелесообразным.

Несмотря на существенные разногласия нашей позиции с взглядами на ситуацию Владимира Фесенко, мы тем не менее публикуем это интервью с уважением к его взглядам, тем более что они являются, хотя и ложными, с нашей точки зрения, но весьма распространенными в украинской экспертной среде.