Начав свою деятельность в 1979 году простым следователем, Баганец «вырос» до заслуженного юриста, прокурора Волынской, Донецкой, Львовской областей, заместителя генерального прокурора. Запомнился он и тем, что был адвокатом оказавшегося за решеткой будущего начальника Генпрокуратуры Юрия Луценко.

- Алексей Васильевич, как вы оцениваете реформу Генпрокуратуры, которую проводит сейчас «Зе-команда»?

— Это не является реформой. Это фактическое уничтожение государственного органа, который, согласно требованием Конституции, обязан обеспечивать организацию и процессуальное руководство досудебным расследованием и поддержку публичного обвинения.

Таким могут заниматься только профессионалы, имеющие специальную подготовку: юридическое образование, диплом Академии прокуратуры, достаточный опыт работы, чтобы перейти с нижнего уровня прокуратуры на повышение — в областную или, как она теперь называется, региональную прокуратуру. В конце концов, необходимо иметь достаточный опыта работы прокурором для назначения в центральный аппарат Генеральной прокуратуры Украины.

Этот путь сегодня сломан. Академия прокуратуры ликвидирована. А все нормативы, которых раньше придерживались, чтобы повысить свой профессиональный уровень и, соответственно, достигать карьерного успеха — они разрушены. Поэтому можно любого человека с улицы взять на работу в «низовую», местную прокуратуру (станет окружной по новому закону). А человека без любого опыта в «низовой» прокуратуре можно назначать выше — в региональные.

Невнятный Рябошапка. Генпрокурор Украины избегает прямых ответов на острые вопросы
Невнятный Рябошапка. Генпрокурор Украины избегает прямых ответов на острые вопросы
© president.gov.ua | Перейти в фотобанк

По такому же принципу неквалифицированных работников можно напрямую назначать на административную должность в центральный аппарат Генеральной прокуратуры, которую власть переименовала в Офис генерального прокурора.

И так скоро все захотят сделать карьеру в Офисе генерального прокурора, и некому будет трудиться в региональной/окружной прокуратуре.

- А это можно назвать реформой?

— Это профанация реформы. И для этого придумали так называемую переаттестацию, которая проводится на самом деле вопреки Конституции и действующему законодательству. То есть, проводится с ограничением конституционных прав прокуроров, которые еще служат в органах прокуратуры.

То есть, главная задача так называемой реформы прокуратуры —  набрать левых, непрофессиональных людей, которые выполнят любое задание вышестоящего прокурора и уволить всех, кто имеет достаточный опыт профессиональной деятельности на должности прокурора.

- В октябре генпрокурор Руслан Рябошапка заявил, что ГПУ будет отреформирована до нового года. По его словам, примерно три месяца потребуется на областной, региональный уровень и еще три-четыре месяца — на местные прокуратуры. Возможно ли это?

— Такие планы направлены на полное обрушение органов прокуратуры. Все прокуроры и в центральном аппарате, и в областных/региональных находятся в подвешенном состоянии. Они не знают, какова их дальнейшая судьба. Большинство профессиональных прокуроров прекрасно понимают, что тесты в рамках переаттестации — это лотерея.

Извините, какое отношение к прокуратуре имеет вопрос «сколько белка в 100 граммах говядины»? Откуда мне, человеку с 40-летним стажем в органах прокуратуры, это знать?

Скандальный прокурор Кулик не прошел переаттестацию в ГПУ
Скандальный прокурор Кулик не прошел переаттестацию в ГПУ
© пресс-служба ГП Украины

- Вы шутите?

—  Серьёзно. Или вот еще: «С какой целью полиции нужен служебный конь?» Или же «какой порядок получения звания и сколько нужно прослужить в полиции, чтобы от старшего лейтенанта дослужить до капитана?». Подобные вопросы есть в профессиональных тестах на предмет знания законодательства и проверки уровня профессиональной подготовки прокурора, который должен заниматься процессуальным руководством досудебного расследования.

- Действительно, какое-то оскорбление профессионалов.

- Оставшиеся опытные люди, которым предстоит такое тестирование, понятно, не думают, как им исполнять свои профессиональные обязанности должным образом. Они готовятся к тестам. И поэтому вся работа за три и еще три месяца будет развалена.

Но Рябошапка — непрофессиональный прокурор и его заместители тоже - непрофессиональные прокуроры.

Они, наверное, не понимают, что прокурор не исполняет обязанности самостоятельно. Вся работа его тесно связана с оперативными подразделениями и следователями всех правоохранительных органов.

Потому что на данный момент оперативник и следователи и шагу не могут сделать без указания и поручения прокурора.

Разрушается вся правоохранительная система. А государство не может выполнять свои функции по борьбе с преступностью и защите прав и свобод граждан.

Военный прокурор рассказал, сколько уголовных дел ведет ГПУ по «Укроборонпрому»
Военный прокурор рассказал, сколько уголовных дел ведет ГПУ по «Укроборонпрому»
© commons.wikimedia.org, Вадим Чуприна
- Очень похоже на «реформу» МВД, когда профессионалы увольнялись — а чаще их увольняли — тысячами. И многие из ушедших не по своей воле восстанавливаются на местах через суды.

- Абсолютно верно. Но даже в полиции при так называемой реформе кандидатам готовили не 6,5 тысяч вопросов, а 1-1,5 тысячи. И там, насколько мне известно, не было таких глупых вопросов, которые задают прокурорам.

Точно такая проверка проводилась касательно профессиональных знаний судей. У них также было тысяча с чем-то вопросов, и во время тестирования учитывалась специализация судьи — занимается ли он криминальным судопроизводством или административным, гражданским или хозяйственным.

А прокуроров — всех под одну гребёнку. Например, прокурор всю жизнь занимается досудебным расследованием или прокурорским надзором за проведением досудебного расследования или выступает гособвинителем. А у него масса вопросов по европейским конвенциям, об общем законодательстве СБУ, про полицию. Но это не входит в полномочия прокурора. Ему эта информация вообще не нужна. Она не является показателем профессиональных качеств прокурора.

Более того, я написал недавно большую статью о последствиях перекоса в результате тестирования в органах прокуратуры. И на нее откликнулись должностные лица международной организации, которая сегодня якобы помогает Генпрокуратуре проводить реформу. И когда они почитали мои мысли насчет перекосов в аттестации, то заинтересовались и сообщили о том, что проведут служебное расследование.

Поскольку $7,5 млн, которые, я так понимаю, выделило правительство Соединенных Штатов Америки на реформу, оказалось слишком большой суммой, чтобы задавать прокурорам вопросы о содержании белка в говядине и закупке офисной мебели для Офиса генерального прокурора.

Конечно же, после таких «аттестаций» будут сотни исков в суд, которые восстановят «проваливших» тест прокуроров если не завтра, то через какое-то время. И государство будет вынуждено из государственного бюджета компенсировать им причиненный вред в результате их незаконного увольнения.

НАБУ отказалось расследовать дело Луценко
НАБУ отказалось расследовать дело Луценко
© Информационное управление Аппарата Верховной Рады Украины | Перейти в фотобанк

- Кстати, ваш коллега, люстрированный бывший первый замгенпрокурора Николай Голомша, подал иск в суд о несправедливом увольнении и выиграл дело. Как вы думаете, получит ли он свое место обратно?

— Насколько я себе представляю, нынешняя власть и её ставленники в Генеральной прокуратуре не желают выполнять решение суда и возобновлять Голомшу в его должности. Насколько мне известно, они обжаловали решение Административного суда, который и восстановил Николая Голомшу в должности.

Руководство ГПУ, в первую очередь, Руслан Георгиевич Рябошапка утверждает, что на сегодняшний день невозможно возобновить уволенного прокурора на занимаемой должности, так как на данный момент такого-то органа или такой-то должности уже не существует. Но они плохие юристы, так как уже существует судебная практика по такому вопросу. Также Верховный Суд Украины озвучивал свою позицию насчет этого — не имеет значения, изменилось ли название структуры (например, милиция на полицию). Если не изменились функции, которые выполняет этот орган, значит, орган не является ликвидированным. Значит, права незаконно уволенных работников этого органа должны быть восстановлены.

Так что я рекомендую начальству Генпрокуратуры выучить существующую судебную практику в судебной системе Украины.

- При любых переменах в ГПУ там остаются резонансные уголовные дела, вердиктов по которым требует народ. Это расстрелы на Майдане, хищения в «Укроборонпроме», отмывание денег Петром Порошенко, убийства 2 мая в Одессе, убийство журналиста Павла Шеремета, многие другие. Возможны ли при реформе Зеленского-Рябошапки позитивные сдвиги в этих делах?

— Как я и сказал, не может быть никакого рычага на позитивные результаты расследований всех уголовных правонарушений, в том числе резонансных, если их некому будет расследовать.

Если нагрузка на прокуроров после «реформы» увеличится в десятки раз, нет оснований рассчитывать, что изменится качество досудебного расследования или процессуального руководства досудебными расследованиями.

«Украинагейт»: Как пьяный Луценко рассказывал, что хочет добиться увольнения посла США Йованович
«Украинагейт»: Как пьяный Луценко рассказывал, что хочет добиться увольнения посла США Йованович
© РИА Новости, Николай Лазаренко | Перейти в фотобанк

- Государственное бюро расследований (ГБР) расследует еще и 12 дел против Порошенко. Он на допросы не ходит. Нарушение ли это? Есть ли возможность законом принудить его это сделать?

- Во-первых, не нужно забывать, что Порошенко уже не имеет президентского иммунитета, но зато у него в кармане депутатский мандат — неприкосновенность. И к Порошенко нельзя без согласия Верховной Рады применить принудительный привод на допрос и задерживать его.

По крайней мере, до 1 января 2020 года. Прекрасно осознавая свои возможности, он и уклоняется от допросов.

Во-вторых, у нас дебильный криминальный кодекс, который обязывает следственного прокурора вносить в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) любое заявление о преступлении независимо от того, совершил ли человек преступление или нет. Так что в этой ситуации все зарегистрированные уголовные производства, где в описательной части фигурирует Петр Порошенко, ничего не означает.

До тех пор, пока Порошенко не вручат подозрение в совершении преступления, он не является виновным в этих преступлениях. Он даже не является подозреваемым. С ним обращение должно быть такое, как с законопослушным гражданином.