А у нас реверсный газ, а у вас? Мечта Украины и Молдавии не зависеть от «Газпрома» - утопия
А у нас реверсный газ, а у вас? Мечта Украины и Молдавии не зависеть от «Газпрома» - утопия
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Переговоры России и Украины по газу практически зашли в тупик. Еврокомиссия предложила провести новую трехстороннюю встречу по транзиту российского газа на уровне министров во вторник, 19 ноября. Но Москва и Киев не подтвердили участия.

При этом по-прежнему отсутствует прогресс по ключевому пункту переговоров — взаимной отмене исков и отказе от претензий. А исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил, что компания готова рассмотреть разные варианты по судам с «Газпромом», кроме «обнуления» решения Стокгольмского арбитража.

Тем временем ряд украинских политиков и топ-чиновников предложили вынести «газовый вопрос» на саммит «нормандской четверки».

- Константин, как вы считаете, согласятся ли на это другие стороны переговоров?

— «Нормандский формат» создан для политического урегулирования. Это будет означать, что публично мы ставим газовую тему в один ряд с политическими историями, не говоря уже о наличии стран, которые никакого отношения к этой теме не имеют. И, наоборот, есть США, которые только мешают на самом деле находить договоренности. Потому что не является особо секретом, что США делают все, чтобы сохранить украинский транзит, и давят на европейских партнеров, и с их подачи такие страны, как Польша, занимаются спорными моментами.

Обнуление претензий по газу. Договорятся ли Россия и Украина
Обнуление претензий по газу. Договорятся ли Россия и Украина
© РИА Новости, Иван Руднев | Перейти в фотобанк
То есть это спор хозяйствующих субъектов: есть «Газпром», есть «Нафтогаз». Конечно, это вопрос и государственных органов, поэтому участвует министр энергетики с нашей стороны, министр энергетики с украинской стороны, но при чем тут президентский формат, при чем тут Донбасс, при чем тут политическое урегулирование? Это вопрос о том, будет ли транзитироваться российский газ через украинскую территорию, или вопрос украинской территории, которая требует независимости? Как эти истории могут быть связаны?

- Разве что насчет поставок российского газа в Донбасс…

— Разве что кроме этого вопроса: кто будет платить за газ, который Донецк потребляет. Он оформляется в форме особого долга. Этот вопрос можно поднять: если Украина считает Донецк своей территорией, собирается ли она оплачивать счета Донецкой Республики? Понятно, что не собирается, но, тем не менее, долги есть.

- А что насчет предложенной даты — 19 ноября? Как думаете, пройдут переговоры?

— Думаю, что в ноябре их не будет, потому что, во-первых, сейчас Европейская комиссия проходит стадию переформатирования: уходит [зампредседателя ЕК по вопросам энергии Марош] Шефчович — на его место приходит эстонская женщина. Надо разобраться в вопросе. А во-вторых, я согласен, что прогресса не видно.

Газовые переговоры Россия — Украина — ЕС: результата нет. Чем это грозит Украине
Газовые переговоры Россия — Украина — ЕС: результата нет. Чем это грозит Украине
© Facebook, Нафтогаз України - Naftogaz | Перейти в фотобанк
Переговоры сентябрьские-октябрьские были в формате «присматривания» друг к другу — с украинской стороны уже был новый министр энергетики. И стороны зафиксировали, что они еще готовы разговаривать, не переходя к более серьезным действиям. Но они длились, как мы знаем, от часа до полутора — никаких экспертных серьезных переговоров не было. Просто сигнал, обозначающий желание разговаривать.

- И когда будут разговаривать?

— Думаю, что настоящие переговоры будут под Рождество — в 20-х числах декабря. Думаю, что они будут многодневными, и это будет последняя попытка найти компромисс. Ввиду того, что после 25-го в Европе никаких чиновников уже не найдешь, думаю, что между 20 и 25 декабря.

Поэтому сейчас чем тратить время на поехать в Брюссель, пожать руки и разъехаться, мне кажется, надо начинать готовить декабрьские серьезные рождественские переговоры, которые будут последним шансом для разруливания ситуации в договороспособном ключе.

- А до каких «красных линий» стороны могут уступать друг другу в ходе разруливания?

— Ну, позиция России обозначена — отказывайтесь от штрафных санкций. Позиция Украины тоже понятна — надо подписать хоть какой-то долгосрочный контракт. Она понимает, что если на год будет продление, то через год у нее ни одного аргумента не останется — вся инфраструктура альтернативная заработает, и Украина практически будет не нужна как транзитное государство.

Поэтому для Украины важно получить хоть какой-то долгосрочный контракт не ниже хотя бы 50 млрд кубов. Вот те позиции, которые принципиальны для сторон.

«Газпром» vs «Нафтогаз». Сколько на Украине будет стоить тепло зимой
«Газпром» vs «Нафтогаз». Сколько на Украине будет стоить тепло зимой
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
- Вы можете примерно описать три варианта развития событий: самый позитивный, нейтрально-нормальный и самый плохой сценарии?

— Самый негативный сценарий: стороны не договариваются, контракт не действует в следующем году. Соответственно, с 10 утра 1 января 2020 года «Газпром» начинает поставки в Европу без Украины, используя «Турецкий поток», первую нитку Eugal, который заработает, достраивая «Северный поток-2», используя подземные хранилища, которые закачаны под завязку. А дальше начинается тяжелая зима для Украины.

Самый позитивный сценарий заключается в том, что стороны приходят к какому-то компромиссу, заключается либо однолетний договор, либо даже долгосрочный, но на транзит небольших объемов газа, которые устроят «Газпром». Возможно, по повышенным тарифным ставкам.

То есть существует договор, который позволяет продолжить транзит, естественно, не в объеме 86 млрд, которые были в прошлом году, и не в объеме 60-40 млрд, на чем настаивает Украина. Пока в этот сценарий не особо верится, но выглядит самым позитивным.

А между этими крайними могут быть еще десятки различных вариантов.

- Какой из них, на ваш взгляд, самый реалистичный?

— Если вы хотите спросить про прогноз, то задайте этот вопрос лучше 22 декабря. Все реально может измениться на этих переговорах. Они будут очень тяжелыми, но они будут.