- Владимир, какое политическое событие, или несколько событий, вы считаете главным на прошедшей неделе? Почему, по вашему мнению, именно они больше прочих повлияли на политическую и общественную жизнь Украины?

— Сложно выделить одно ключевое политическое событие на прошедшей неделе. Вообще в Украине политический пик недели приходится обычно на четверг, но это в том случае, если работает Верховная Рада и проходят знаковые голосования.

Однако если иметь в виду наиболее значимые для Украины общие политические процессы, то, наверное, можно говорить, что завершившийся к началу недели развод войск в Золотом можно смело назвать главным. Вообще проблематика Донбасского кризиса — это главный вызов для политического руководства и страны в целом.

«Пока что демократия» Зеленского. Президент Украины пообщался с населением через видео
«Пока что демократия» Зеленского. Президент Украины пообщался с населением через видео
© Скриншот из видео Зе!Президент

Если же смотреть на внутриполитическую ситуацию с информационной, медийной точки зрения, то здесь наиболее ярким и во многом определяющим событием стало очередное видеообращение президента Владимира Зеленского к народу Украины. Глава государства нашел очень интересный жанр общения с обществом. Своеобразный «Монолог в Тесле» постепенно становится его отличительной чертой. Нечто наподобие радиобесед Франклина Рузвельта у камина.

На мой взгляд, это очень хорошая идея для неофициозного разговора с гражданами по актуальным темам, во время которого в легкой форме президент формулирует свою позицию по самым важным политическим темам. Убежден, что этот формат станет поводом для бурного обсуждения среди политического класса и рядовых граждан именно по причине своей нетривиальности.

- Если отмечать значимость отвода войск в Золотом и ожидания подобного процесса в Петровском, какие, на ваш взгляд, общие перспективы мирного урегулирования? Насколько оправданны ожидания сторон, что развод сил и средств в трех первоначально определенных пунктах может сдвинуть минский процесс с  мертвой точки?

— Ожидания прогресса в мирном урегулировании есть у всех сторон, но я бы не стал их определять как оптимистичные. И с той, и с другой стороны есть противники отвода в частности и мирного урегулирования в целом. Не секрет, что многие политические силы и со стороны Украины, и со стороны непризнанных республик не хотят прекращения огня на линии соприкосновения, как и прекращения самого конфликта.

Поэтому мы регулярно наблюдаем и срывы режима прекращения огня, и противодействие разведению войск. В том же Золотом почти месяц не могли осуществить объявленный и согласованный развод. И такая практика, к сожалению, будет продолжаться.

Я могу сказать абсолютно точно, что дальше будет гораздо сложнее и договориться о действиях по эскалации конфликта, и претворить эти договоренности в жизнь.

Главная причина в том, что обе стороны друг другу не доверяют. Украинская сторона, в частности, имеет претензии по многим моментам, таким как маскировка вооруженных формирований под представителей ОБСЕ или заход в такие зоны различных представителей руководства территорий, или, как это было несколько дней назад, российского депутата. Все это лишь осложняет и без того непростой процесс урегулирования.

Но даже не это самое главное. Проблема заключается в том, что если сейчас разводят войска в зонах, не имеющих особого стратегического значения, то после станет вопрос более важных пунктов. К примеру, для украинской стороны очень важно будет понимать, как будет развиваться ситуация в окрестностях села Широкино на юге Донецкой области, где есть высоты, стратегически значимые для обороны Мариуполя.

Для сепаратистов же будет крайне проблематично отвести войска из окрестностей Донецка и Горловки возле трассы между этими городами. Не понятно, пойдут ли они на такое отведение, поскольку фактически нужно будет отходить уже в глубь Донецка.

- В связи с этим сразу становится вопрос, а как такое вообще можно осуществить при тотальном недоверии сторон?

— Вот именно, в этой ситуации вопросы контроля, верификации процесса становятся определяющими. На Украине, к примеру, очень активно освещается в СМИ деятельность ОБСЕ по контролю отвода наших вооруженных формирований, а как это происходит на непризнанных территориях, мы не знаем. И это, естественно, вызывает большие вопросы и опасения в украинском обществе.

Канадские миротворцы для Донбасса: сенсационный кульбит Василия Боднара
Канадские миротворцы для Донбасса: сенсационный кульбит Василия Боднара
© Twitter

Как мне кажется, представители ОБСЕ должны подробно подтверждать соблюдения сторонами договоренностей по отводу войск и делать это максимально открыто.

- Но есть же еще политическая составляющая минских договоренностей, как подойти к решению этих проблем?

— Да, пока в политическом процессе никакого прогресса не наблюдается, и я не склонен ждать каких-либо прорывов в ближайшее время на этом направлении. Ключевое противоречие здесь — это диаметрально противоположные позиции Украины и России по поводу статуса неконтролируемой части Донбасса.

Другими словами — кто должен получить так называемый особый статус. Украина категорически не согласна, чтобы особый статус получали ЛНР и ДНР, как это предполагается по «плану Суркова».

Кроме того, есть масса вопросов по выборам, которые предполагаются Минскими соглашениями. Кто будет проводить данные выборы? Кто будет осуществлять контроль за избирательным процессом? И масса других сопутствующих проблем. При этом нужно понимать, что все это возможно только после полного прекращения огня, до чего пока очень далеко.