Бывший президент Украины Петр Порошенко в публичных выступлениях щеголял поддержкой, которую Украине якобы оказывают ее западные партнеры. Но какие страны на самом деле организовали клуб друзей Украины?

- Богдан, известно, что Порошенко в бытность президентом заявлял о «широкой проукраинской коалиции». Как вы считаете, изменилось ли отношение Запада к Украине и «украинскому вопросу» в целом? Есть ли разочарование в действиях украинских политиков за 5 лет?

— Я бы сказал, что Запад устал от Украины, в том числе и потому, что Украина как антироссийский инструмент оказалась малоэффективной. Эта страна с очень высоким уровнем коррупции. Страна, которая не может построить боеспособную армию. Как в свое время, например, Хорватия, для того чтобы убить и изгнать сербов. Эта страна, в которой очень плохо выстраивается политическая система.

Поэтому наблюдается определенная усталость, тем более что все расходы перекладываются, как правило, на Запад в виде займов либо в виде прямой помощи, либо в виде чего-то еще. Я не думаю, что Запад откажется от использования Украины для сдерживания России, хотя сам Запад — это понятие достаточно растяжимое.

Когда Порошенко говорит о «широкой проукраинской коалиции», то он может в первую очередь говорить о таких «могучих» государствах, как Литва, Эстония, Румыния и так далее. Эти государства действительно могут высказывать очень резкие, порой даже эпатажные, мысли антироссийского и проукраинского характера.

Например, министр иностранных дел одной из балтийских стран начал анализировать Минские соглашения. Хотя, казалось бы, какое отношение его страна имеет к Минским соглашениям и даже к Украине? Его страна с Украиной даже не граничит.

Так что когда Порошенко говорит о проукраинской коалиции, то не стоит воспринимать его слова всерьез. Он говорит то, что от него хотят услышать, то, что требуется для расширения его популярности и роста его электоральной базы.

В конце концов, для того, чтобы перехватить повестку у националистов. И он это сделал. Мы очень мало слышим о каком-нибудь Яроше, хотя это был лидер праворадикалов, почти исчез Тягнибок, иногда возникает Андрей Билецкий. Но Билецкий больше связан с Аваковым, чем с Порошенко, поэтому он возникает в публичном поле.

Он пытается этот электорат под себя подмять, чтобы использовать в качестве движущей силы. А для электората это даже удобно и полезно, потому что это объединение электората в некую силу, что повышает ее эффективность. Так что не стоит ориентироваться на слова Порошенко, что существует широкая проукраинская коалиция.

Существует определенный интерес в сдерживании России как одного из глобальных конкурентов. В сдерживании Китая, может быть, в будущем в сдерживании Индии и Бразилии. Хотя сейчас эти страны подвергаются больше не давлению, а влиянию. Хотя и давлению тоже, особенно в вопросах закупки вооружений.

- Каковы перспективы внешней политики Украины? Она будет оставаться условным антироссийским инструментом или сможет превратиться из объекта политики в субъект?

— Оставаться объектом. Украину, вероятнее всего, захотят снять с довольствия, хотя бы его уменьшить, финансово и так далее. Украина как государство будет скатываться в экономическом и политическом отношении к более второстепенным странам.

Эта страна все более будет напоминать Южный Вьетнам 60-70-х годов. Экономика строится на обслуживании Запада, на переводах от мигрантов. И она не будет иметь сильной внешней политики, самостоятельной политики. Эта политика будет производной от того, что ей начертает победившая в западном коллективном мнении группировка.

В определенном смысле Украина будет находиться в броуновском движении, потому что на нее пытаются оказывать давление все: и республиканцы, и демократы, и британцы, и латыши.

- Трамп заявил, что заблокировал летом военную помощь Украине из-за высокой коррупции и чтобы вынудить Евросоюз помогать ей больше. Пойдёт ли на это Европа? Возьмут ли Германия и Франция условное шефство над Украиной?

— Нет, не думаю. Тем более что военная помощь от США часто выражается в том, что правительство просто выплачивает деньги своим фирмам или своей армии, которые поставляют либо не очень новое, либо откровенно устаревшее вооружение на Украину. При этом берет деньги за обслуживание, обучение, запчасти и так далее.

Например, когда поставили джипы «Хамви» с истекающим сроком годности, у которых через 200-300 километров начали лопаться шины. Некоторые поставки имеют чисто психологическое воздействие. Например, поставки «Джавелинов».

Есть, конечно, поставки, которые наносят ущерб русскому Донбассу. Например, беспилотники и снайперские винтовки дальнего боя. Из-за этого гибнут люди…

Но все-таки с помощью этого выиграть войну невозможно. Опыт боевых действий показывает, что разум и воля способны преодолеть любые даже самые совершенные системы вооружения. Поэтому я не думаю, что это может существенно повлиять. Это приводит к гибели людей — да, это плохо — да. Но существенно ситуацию на фронте это не изменит.