Виктор Глеба — действительный член Украинской академии архитектуры. В 2002-2008 годах вел дела в Главном управлении градостроительства, архитектуры и дизайна городской среды Киевской городской государственной администрации (КГГА). Также он был замначальника департамента комплексного благоустройства, начотдела дизайна городской среды, ландшафтной архитектуры и малых архитектурных форм.

Мы встретились с ним как раз в тот момент, когда команда Зеленского принялась за полное переформатирование государственного аппарата и смену киевских управленцев. Наш спикер уже давно указывает на вопиющую коррупцию в органах местного самоуправления, в профильном ведомстве и в Государственной архитектурно-строительной инспекции (ГАСИ).

Глеба достаточно обжегся на пустых обещаниях политиков. Поэтому уже давно смотрит на реальность трезво, без розовых очков. Снова во власть он идти не желает (хотя приглашают), но планомерно продолжает свою во многом опасную общественную деятельность.

— Виктор, нарушают ли правила безопасности незаконные застройки, перепланировки, пристройки, киоски и рекламные вывески в исторических центрах наших городов?

— Есть, к примеру, архитектурный памятник национального или местного значения. Он имеет памятно-охранный статус. Значит, фасад здания имеет ценность. Но этот фасад закрыт рекламой — и вы могли это наблюдать в центре Киева. На все такие памятники давалось согласование Минкульта в лице замминистра, который подписывает документы на рекламу во всех городах, имеющих территории историко-архитектурной ценности.

Теперь касательно пристроек. Я имею право у себя дома делать то-то и то-то, но я не имею права делать в доме, допустим, кафе. Так как оно нарушает чью-то безопасность. И если деятельность кафе ограничивает права другого человека, необходимо вмешательство органов местного самоуправления — регуляторов и контролеров.

— Значит, каждый такой случай нужно рассматривать отдельно?

— Конечно. Но я вам официально заявляю: ни один объект в Украине, особенно в Киеве, не соответствует государственным строительным нормам. А также пожарным, санитарным, технологическим, планировочным, землеустроительным и прочим нормам. Причина одна: в стране в течение последних пяти лет с приходом Владимира Гройсмана в Министерство регионального развития полностью уничтожена система государственного контроля и надзора за строительством.

— Вы являетесь членом секции научно-технического совета (НТС) при Минрегионстрое. Говорят, что ведомство выдает разрешение на нарушение госстройнорм (ГСН), которые само же и утверждает.

— Это не совсем так. Все делается по закону, а не потому, что министерство так захотело. Но я — один из тех, кто уже в течение двух лет системно требуют отменить статью 10 закона Украины «О строительных нормах», которая разрешает такую недопустимую, на мой взгляд, процедуру, как «отклонение от строительных норм».

Общественные организации «Ассоциация градостроителей Украины» и «Сила громад» (которые представляет Виктор Глеба — ред.) неоднократно обращались в Минрегион с требованиями согласовывать «компенсационные мероприятия», которыми обеспечивается безопасность строительства и эксплуатации обьектов. К сожалению, секция НТС согласовала десятки строек с нарушениями. Руководители отрасли путали компенсацию отклонений от норм и параметрические нормы. Новые законы, принимаемые ВР, имеют косметический характер и не касаются глубинных проблем градостроительства. Нужно срочно поднимать вопрос нормирования на уровне профильного комитета ВР.

— Когда была введена норма закона о согласовании «отклонений»?

— Статья действует еще с 2006 года. Таким образом государство сняло с себя ответственность за безопасность собственного населения. Но Минрегион в экстазе реформ отменил разрешительную документацию на внутреннее перепланирование сооружений.

Собственники  помещений получили возможность проводить строительные работы любой сложности в своих владениях и сносить перегородки. Отсутствие необходимости получать разрешения привело к бесконтрольности и работы проводят лица без определенной специальности и без сертификатов.

Именно поэтому сносят иногда несущую опору вместо перегородки и конструкция обрушается.  В частности, дом в Дрогобыче рухнул.

Когда (скрывающийся в России владелец стройфирмы «Укогрупп», обманувшей тысячи инвесторов в строительство жилкомплексов, Анатолий) Войцеховский и Пшонка-младший (сын Генпрокурора Виктора Пшонки при президенте Викторе Януковиче — ред.) начали оформлять документы на строительство своих 40 домов в Киеве, в Минрегионе и КГГА им сказали, что нужно пройти и сколько заплатить для оформления.

Люди Януковича привыкли, чтобы им платили, а тут в Киеве такая ситуация, поэтому «прокурорские» сказали: «Мы не будем платить, нам не нужно оформлять документы. Давайте упраздним надзор и контроль в строительстве». Команда Тигипко написала Закон Украины «О регулировании градостроительной деятельности»» для Януковича, и сын спикера ВР Рыбак возглавил строительное ГАСИ. Это был 2011 год

—Чиновники правительства Гройсмана уже уволены. Но в структурах обычно остаются кадры помельче, которые ведают коррупционными делами. Есть ли такие в Кабмине Алексея Гончарука?

— Весь Кабмин Гончарука — это сборная солянка разных групп влияния, но доминирует группа Зеленского-Богдана. Аваков - человек,  курирующий всю коррупцию с 2014 года, поскольку именно он прикрывает злодеяния «строительной мафии», кассиром которой был поставлен один из «рыжих братьев», работающий 9 лет в сфере обилечивания строительного бизнеса. Именно с ним был разговор в Сен-Тропе представителей «новой команды Зеленского» (глава Офиса президента Богдан в конце августа побывал на Лазурном побережье на свадьбе у юриста Андрея Довбенко, которого в СМИ называют «смотрящим за Минюстом» — ред.).

— Есть ли у общественных деятелей и ученых в общественном совете при министерстве возможность влиять на чиновников с целью улучшения строительного законодательства?

— Был такой случай: стоим мы в кулуарах Минрегиона перед очередным круглым столом по написанию ГСН (один из 27 круглых столов) — а я говорю чиновникам: «Эй, ребята, повернитесь к нам лицом, а мы вам расскажем, как будет правильно». Меня после этого пригласили в Общественное движение «Разом проты корупции» и группа экспертов получила возможность в Минрегионе написать Концепцию реформирования сферы градостроительства, в которой мы за 5 месяцев написали, что нужно делать и как.

«Машины едут и останавливаются». Как Кличко вывел Киев в мировые лидеры по автомобильным пробкам
«Машины едут и останавливаются». Как Кличко вывел Киев в мировые лидеры по автомобильным пробкам
© Стрингер

Если в государственных строительных нормах зафиксированы определенные расстояния, ширина и высота — например, расстояние от дальней точки эвакуации, требования к горючести материалов, размера противопожарного отсека или ширины прохода в ресторане — а заказчик не может соблюсти эти параметры, нужно показывать и утверждать отклонения в Минрегионе.

Каждая норма имеет предел безопасности, за которую отвечают те, кто разрешил от нее отклоняться. Нужны компенсирующие мероприятия, чтобы обеспечить безопасность потребителя. Как пример: запасной выход из ресторана, чтобы люди не пострадали во время пожара. Но вместо компенсаций — ворох бумаг, в которых базовые организации Минрегиона или проектировщики пишут, что пара метров (которых не хватает по ГСН, чтобы эвакуироваться) могут быть проигнорированы, если «люди будут быстрее бежать по коридору — это обеспечит нормативные параметры времени эвакуации».

Для тех, кто не хотел идти в Минрегион за «отклонениями», была возможность платить строительной мафии в ГАСИ. Инспекторы и директора департаментов в теме и доле давно (идет кругооборот чиновников в отрасли и никакой люстрации не было). Нехватка «пары метров» и есть причина нынешнего перехода на «параметрические» нормы в строительстве, которую  несколько лет проводит Минрегион со своими лоббистами от грантовых организаций. Именно эти организации пишут 5 лет реформы и усугубляют развал системы госнадзора в строительстве. Сейчас руководитель одной из них стал Премьер министром Украины.

— У вас есть общественная поддержка?

— Общественный контроль хаотичных строек — это миф. Например, как гражданский эксперт, я имею право на экспертизу от имени общественности. Мы провели сотни экспертиз. Но в постановлении Кабмина указано, что все они возможны через госорганы. То есть КГГА должно выпустить распоряжение о проведении общественной экспертизы. Как мы можем это ожидать, если глава КГГА сам возглавляет коррупцию в строительной отрасли Киева?

Но я говорю одно. А есть еще 50 псевдоэкспертов от общественников, которые не имеют дипломов, образования и опыта работы в градостроительстве и говорят совсем другое.

Сейчас эксперт — это тот, кого так назвали в "Фейсбуке". В 1999 году экспертом в прессе называли человека, который обязательно должен был иметь ученую степень, в 2005 году им мог быть профильный спец с дипломом. Увы, какие эксперты — такая и архитектура… 

— Эти эксперты отстаивают интересы девелоперов? Как часто они занимают их сторону?

— Зависит от цены вопроса. Это бизнес, «активист» — это уже профессия для некоторых ушлых пройдох времен помаранчевого Майдана. В КГГА была создана комиссия по проверке незаконных объектов, главой комиссии была права рука Кличко — его зам Владимир Слончак. Курировал это собрание активистов Володя Бондаренко — одаренный юноша без диплома (уволенный по этой причине с должности заместителя Кличка). Смешно говорить, что мэр не имеет отношения к незаконным стройкам.

Но жители и «активисты» поддерживают мэра (он же глава КГГА) и слепо верят, что преследование застройщиков и «незамечание» чиновников, подписавших документы на строительство с нарушением строительных норм — это все на благо «киян».

— Александр Спасибко, еще один зам Виталия Кличко, говорил застройщикам: «Пойдите, договоритесь со свободовцами». И вот когда они не договаривались ни с Кличко, ни со Спасибко, ни с активистами, у застройщиков начинались проблемы. Кое-где нарушений вдвое больше, чем у кого-то еще, но у одних есть проблемы, а у других нет. Та же ситуация и с МАФами, и продолжает ими заниматься Белоцерковец со своей бандой ударовцев (УДАР — партия Виталия Кличко — ред.).

— Как быть со стройкой торговых центров, которые давно строятся прямо над метро?

— Это все незаконно. Так, ТРЦ «Дрим Таун» возле станции «Минская» стоит на крыше метрополитена в красных линиях (подземные коммуникации — ред.). Равно, как и «Оазис» на станции «Героев Днепра». Там, в центре наружного круга, где располагаются четыре входа в подземку, было выделено девять земельных участков под киоски. И между ними — сервитутных три метра. Мы писали, мы блокировали дорогу с так называемыми оболонскими активистами. Но потом я увидел, как они все продались застройщику.

«Люди важливі» («Люди важливі» — либеральная общественная платформа/партия, созданная экс-первым замминистром экономики в правительстве Гройсмана — Максимом Нефедовым. В ней состоял и нынешний премьер Гончарук — ред.) стали людьми («теневого мэра», застройщика Вадима) Столара и Кличко. Нагло и цинично продали весь общественный «движ». Теперь у меня отвращение к такому понятию, как «активист». Но важно знать: метро, инженерное сооружение. Над метро строить нельзя.

— Есть еще всякие увеселительные заведения на дебаркадерах, которые стоят на Днепре. Сливают ли они нечистоты в воду?

— Сливают. Это экологическое преступление. Рестораны и ночные клубы на воде работают с нарушением пожарных и санитарных норм. Но у нас экологической инспекции больше нет. Дебаркадеры — это плавсредства, которые канатом связаны с берегом и у которых есть бак с водой и бак-накопитель для отходов жизнедеятельности. Когда эти плавсредства превращаются в ресторан с сотнями посадочных мест, гостиницами и саунами, требования к ним должны быть, как к ресторанам. СБУ, которое крышует эти объекты, закрывает глаза на несоблюдение пожарной безопасности на дебаркадерах. При переделе рынка три года назад сгорели три дебаркадера в парке Примакова возле моста Метро.

Связали по рукам и ногам. Сумеет ли Кличко отбиться от Зе-команды
Связали по рукам и ногам. Сумеет ли Кличко отбиться от Зе-команды
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Стоянка дебаркадера в столице — это самозахват земельного или водного участка. Так как арендуют хозяева этих сооружений только 10 кв.м. — место крепления якорного кольца. Но покрывает эту деятельность любой глава районной администрации в прибрежных зонах.

— Это следствие коррупционных махинаций в ГАСИ, которая выдает разрешения на всевозможные стройки?

— На стройки выдаются разрешения с колоссальным нарушением норм, но эти нормы никто не читает. Мы писали об этом, но их никто не соблюдает и не проверяет в ГАСИ. Потому что Минрегион утверждает эти правила, но не имеет права контроля.

Практически все объекты, с которыми борется общественность, все-таки имеют разрешительный пакет документов от ГАСИ, а некоторые еще и согласованные «отклонения» от ГСН, выданные теми людьми, которые утверждали эти самые ГСНы. Даже объекты Войцеховского имели сертификаты, регистрационные номера по декларативной форме — декларации от ГАСИ.

Поэтому «реформа» от Гройсмана — это коррупционная вседозволенность. Не забывайте, что «базарный папередник» был и министром Минрегиона (запустил но-новому реформу Януковича-Тигипка) и был спикером ВР — запустил законами «реформы» Яценюка по уничтожению госнадзора и контроля в строительстве.

— Кстати, Генпрокуратура обвиняет Войцеховского в самозахвате земель.

— Сама Генпрокуратура — это самый большой госзастройщик в Украине. Прокуроры являются землепользователями сотен объектов и земельных участков, которые они не просто эксплуатируют в служебных целях, а отводят лично себе. В Киеве 65 участков застроенны домами работников ГПУ. Но они продолжают строить для себя. Неужели вы думаете, что Генпрокуратура будет расследовать дела против Войцеховского (а он — крепкий друг Артема Пшонки) и других застройщиков, с которыми она в доле? А мы тут рассуждаем о вывесках, которые мешают городу…

— Набирает обороты проблема так называемых «разливаек» пива и другого алкоголя.  

— Эти строения, в которых нет туалета и умывальника, не соответствуют строительным, санитарным и пожарным нормам. Это объекты самовольного строительства, в которых торгуют алкоголем и которые немедленно должны быть снесены.

— В Киеве горячительные напитки торговые сети после 23:00 не продают. Маленькие же «наливайки» работают как кафе и круглосуточно. Возле таких точек нередки пьяные драки, что только повышает криминогенную ситуацию в столице.

— Как только покупатель открывает внутри такого объекта бутылку спиртного, объект уже оказывает услугу потребления напитка — это кафе. Открываем ГСНы и прозреваем: никаких кафе не существует. Кафе — это объект, который должен быть обеспечен и санитарными приборами, и приборами пожаротушения, и всем остальным. А в данных строениях этого нет. Департамент архитектуры и градостроительства КГГА выдал около 350 документов на установку и работу того, что вы называете «наливайкой», а на самом деле его называли «временное сооружение, кафе».

— Так есть управа на хозяев этих самостроев?

Этим делом должна заниматься полиция. Но в витрине "наливаек" висит «талончик» паевого участия в благоустройстве города. Никакой аренды земли, никаких проектных и разрешительных документов по безопасности, только бумажка от чиновника КГГА —  разрешение на размещение объекта. Подписывает такие разрешения Александр Горбач — начальник отдела по вопросам рекламы и временных сооружений Департамента градостроительства и архитектуры Киевской государственной горадминистрации (КГГА).

(На Горбача и других его коллег по Департаменту в прошлом году завели уголовное производство за превышение должностных полномочий. Так, владельцы газетных МАФов обвиняют Горбача в коррупции и заявляют, что он состоит в организованной преступной группировке под предводительством советника столичного мэра по вопросам благоустройства — нардепа Дмитрия Белоцерковца. С 2014 по 2016 год Белоцерковец, ставленник Виталия Кличко, был директором Департамента городского благоустройства и сохранения природной среды КГГА. В него входят постоянно мелькающие в коррупционных расследованиях коммунальные предприятия (КП) по благоустройству, зеленым насаждениям и охране и эксплуатации земель водного фонда города. Плюс еще КП по экологии и чрезвычайным ситуациям, а также 25 других. После ухода Белоцерковца этим Департаментом мэрии руководят близкие к нему люди — ред.)

А его крышует МВД, которое и должно вести дела о МАФах. Это не проблема архитектуры Киева, а проблема госуправления страной, которая исчезает.

— Расскажите же, каким образом выстроена коррупционная система в ГАСИ?

— Выстроена — это когда что-то одно поставлено на другое, а оно — на третье, и так далее. А система эта выросла, как дерево, и продолжает расти уже 12 лет. А братья Горовые (смотрящие» за Госгеокадастрам и ГАСИ братья Алексей и Юрий Горовые — ред.) ее поливают и удабривают. Корни этого дерева — в Германии, у мафии, которая руководит четвертью чиновников в Украине. Эта мафия поставила Геннадия Труханова мэром Одессы. А Гройсман взял в железные лапы все коррупционные схемы, переправив все потоки на себя.

— Кто и чем заведует, кто кому дает взятки?

— Вам лучше не знать. Я это все рассказывал органам, которые по законам и Конституции должны заниматься предотвращением преступлений. Я консультировал начальников на Владимирской (с одной стороны этой центральной киевской улицы находится главное управление МВД, с другой — штаб-квартира СБУ — ред.). Они меня просили. Тем не менее, когда я рассказал, как в рейдерских целях пользуются открытыми кадастрами, мне один начальник следственного отдела сказал: «Мы тут сидим, чтобы ничего не видеть. Ты нам что, работу ищешь?» Хотя я предлагал каждому следователю загрузить в смартфон всю кадастровую систему, а они бы статью 197 УК — захват земельного участка — наблюдали бы прямо в гаджете. Я предложил им механизм, они отказались. И что толку, если я вам расскажу? Ничего не изменится, вы только будете меньше спать по ночам, как и я.

Вы думаете, меня за эту информацию могут вычислить и сделать внушение?

— Думаю, да. Сколько уже телесюжетов сняли с моим участием. Скажем, с журналистами «1+1» мы делали сюжет из двух частей об аттракционной мафии — как Кличко и Белоцерковец на 1 млрд долларов отоваривают аттракционщиков (лотки, киоски, центрифуги, машинки, батуты, коней и прочее). МВД и столичная администрация крышует это дело в лице своих смотрящих. К слову, как и автопарковки. Из этого сюжета покажут только минуту и 0,1% из того, что я рассказал. Почему? Каждый канал — это бизнес. Журналисты показывают только то, что им кажется интересным людям. А преступлениями должны заниматься органы. А им плевать. Еще раз: Генпрокуратура — самый большой застройщик.

— Гончарук в конце августа поклялся разогнать стройинспекторов-решал. И обещание сдержал. По крайней мере, Сергей Кузьмин уже не глава Госархстройинспекции. Могло ли его увольнение последовать после вашего обличительного блога о нем и его соратниках в ГАСИ?

— Мне понравилось, что Гончарук дал такое обещание. Я написал об этом на своей странице в Facebook — очень надеялся, что он это сделает. Я рассказал его команде все, что знаю.

— Кто еще из нечистых на руку остался в инспекции?

— Почти все…

— Какой вы видите ситуацию сейчас? Будете продолжать борьбу против незаконных строек и коррупционных норм?

— Сам Гончарук был связан со строительным предпринимательством. Я не тешу себя иллюзиями. Но я жду, когда Алена Бабак (глава Министерства по развитию территорий — ред.) и Алексей Гончарук займутся консультациями с экспертами, а не только с грантоедами. И я расскажу им еще раз, что творилось в ГАСИ — кем был Кузьмин, а также кто такие Елена Айхель и Наталья Чекомасова, чем они занимаются и почему мы требовали их уволить. Шестнадцать специалистов ІТ-отрасли делали «электронный коридор общественности» для инспекции, когда ей руководил Алексей Кудрявцев. Но проект свернул Кузьмин. Правительство поручило Минрегиону сделать электронный кабинет застройщика. Сегодня нет ни коридора, ни кабинета. Они заперты. Ключи — только у Минрегионстроя.

— Вы верите, что вас пригласят?                                                                           

— Знаете, когда я начинаю выступать и кому-то выносить мозг, меня обычно приглашают. Например, меня приглашал Кличко. Другое дело, что он не прислушался.