По итогам прошедших 8 сентября выборов в Московскую городскую думу cамовыдвиженцы заняли 26 мест, КПРФ — 13, у "Яблока" и "Справедливой России" — по 3. Всего в Мосгордуме 45 депутатских кресел. Итоговая явка составила 21,77%.

- Андрей, по итогам недавних выборов в Мосгордуму прошли представители партии «Яблоко», которые ранее заявляли, что Крым принадлежит Украине и его воссоединение с Россией незаконно. Знали ли об этом их избиратели?

— Думаю, что если и знали, то не все. Ведь ничего удивительного в программе «Яблока» нет. Это последовательная позиция партии, что Крым не российский, на Кавказе порядок не надо было наводить и вообще страна у нас так себе, достаточно унылая…

Поэтому я не уверен, что все избиратели вникали именно в эти детали позиции того или иного кандидата по Крыму.

Я думаю, что многие голосовали за человека, который действительно что-то делал в районе или за того, кто не аффилирован с властью или не ассоциируется с ней.

Нужно признать, что у людей есть некоторое раздражение по поводу власти, есть вопросы, на которые людям так толком и не ответили. Я не уверен, что было осознанное голосование за людей, которые, так сказать, за «Крым не наш». Хотя в Москве некая фронда присутствует.

Крым в обмен на пармезан

- Есть ли в России силы, которые хотели бы пересмотреть итоги 2014 года, по которым Крым вернулся в родную гавань, а Донбасс де-факто отделился от Украины?

— Дело в том, что речь идет не только о политических силах и пересмотре итогов 2014 года. Ведь у нас достаточно много людей, которые хотят пересмотреть итоги Второй мировой войны. Много и тех, кто заявляет, что именно русским необходимо покаяться за то, что они выиграли войну, за Сталина, за сам факт существования России как отвратительного недоразумения.

Оппозиция в Москве проводит тренинг для «цветных революций» – Куликов
Оппозиция в Москве проводит тренинг для «цветных революций» – Куликов
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Что касается событий 2014 года, очень много людей хотели бы все открутить назад. И ладно, если бы это были наши несистемные оппозиционеры… Такие люди есть в бизнесе, аффилированном с властью. Да и внутри власти есть люди, которые бы хотели, чтобы все было по-старому. То есть их в этой ситуации до 14-го года в большей степени интересуют их личные финансовые потери, чем интересы государства и уж тем более жителей Крыма или Донбасса.

Поэтому они бы с удовольствием поменяли Крым и Донбасс, как принято говорить, на пармезан и хамон. То есть в глобальном смысле на свои бизнес-интересы: чтобы свободно ездить в Европу, открывать счета и снова стать частью глобалистской элиты.

Украинский сценарий

- В 2008 году украинская националистическая партия «Свобода», перед тем как пройти в парламент, стала побеждать на выборах в местные советы на Западной Украине. В областных советах представители этой партии составили большинство. В 2012 году «Свобода» прошла в Раду, набрав солидный процент голосов. Смогут ли, например, представители «Яблока», прошедшие в Мосгордуму, повторить этот сценарий?

— Думаю, это некорректное сравнение. Единственный раз соглашусь с тезисом Леонида Кучмы, что Украина — не Россия. Это одна страна, один корень, одна днепровская купель.

«Свобода» — это часть политической системы. Эта партия — выкормыш политтехнологов, которым нужен был эдакий жупел. Они заявляли: «Вот, смотрите это страшные фашисты, мы их сдерживаем, а вообще мы за русский язык…»

Но с неонацистами заигрывать нельзя. Они почувствовали свою силу на фоне того, что происходило в информационном пространстве. То есть издавались учебники, где говорили о роли УПА в Великой Отечественной войне, проходили научные конференции, происходила перепрошивка преподавательской элиты в этом националистическом ключе.

От Киева-2004 до Москвы-2019. Эксперты о технологиях уличных протестов
От Киева-2004 до Москвы-2019. Эксперты о технологиях уличных протестов
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк
Не то чтобы я не вижу в России процессы оголтелой либерализации в некоторых сферах. Они есть. Но эти процессы не настолько запущенные и не настолько кризисные, как это было на Украине.

Украина — это зеркало России, и то, что сработало там, может теоретически сработать у нас. То есть каждый урок нужно рассматривать под микроскопом и смотреть, какие шаги власть сделала и чем все закончилось.