- Вадим, что за уголовное дело в отношении вас закрыла прокуратура?

— Закрыто уголовное дело, возбужденное против меня после событий 2014 года. В нем шла речь о том, что якобы мною оказывалось давление на Блаженнейшего митрополита Владимира с целью смещения его с митрополичьего престола. Якобы на Блаженнейшего оказывалось давление со стороны Януковича и его ближайшего окружения (к числу которых причислили и меня).

С этой целью, как говорится в уголовном деле, секретарь Блаженнейшего, митрополит Александр (Драбинко) (неформальный руководитель во времена митрополита Владимира автокефалистской партии в УПЦ МП, ставящей своей целью отделение УПЦ МП от Московского патриархата; в настоящий момент перешел в порошенковскую ПЦУ. — Прим.) якобы незаконно удерживался силой под арестом. И вот один из депутатов Верховной Рады Украины решил посодействовать возбуждению уголовного дела, составил лживый донос в прокуратуру, в котором выставил меня чуть ли не главным организатором «похищения» Драбинко.

При всей очевидной несостоятельности данного дела, оно начало раскручиваться только после того, как генеральным прокурором стал Юрий Луценко. Далекий от понимания юриспруденции вообще и процессуальной стороны в частности, Луценко начал требовать от своих подчиненных довести дело до конца.

Вадим Новинский: При Зеленском для УПЦ настало время передышки
Вадим Новинский: При Зеленском для УПЦ настало время передышки
© Вадим Новинский

- А как все происходило на самом деле?

— Я очень коротко напомню суть дела. Митрополит Александр (Драбинко) в то время, когда президентом был Янукович, стал соучастником похищения монахинь киевского Покровского монастыря — игуменьи Калисфении и ее келейницы. Это старая длинная история, произошедшая в 2013 году. Пресса о ней подробно тогда писала.

По горячим следам это дело было расследовано. Исполнители похищения задержаны. Драбинко, как один из соучастников похищения, также был задержан. Дал следствию признательные показания.

Однако к Виктору Януковичу обратился покойный митрополит Владимир с тем, чтобы смягчить участь Драбинко. Президент пошел навстречу предстоятелю нашей Церкви, и, учитывая процессуальные нормы и готовность Драбинко сотрудничать со следствием, его статус был переквалифицирован из соучастника в свидетеля.

В целях обеспечения безопасности Драбинко ему была предоставлена государственная охрана. Причем Драбинко написал собственноручно письменное заявление, что охрана ему нужна в течение нескольких месяцев.

Но тут произошел Майдан. Власть поменялась. И Драбинко решил представить себя в роли жертвы режима. Вот и появилось уголовное дело, которое перевернуло реальную картину с ног на голову. Луценко и его окружение интерпретировали это дело так, что Драбинко незаконно лишили свободы и удерживали в разных местах. Инкриминировалось похищение. Необходимость похищения заключалась, по мнению прокуратуры, в том, чтобы оказывать давление на митрополита Владимира. Меня же хотели представить одним из организаторов и исполнителей этого «преступного замысла».

- Именно на основании этого уголовного дела вас и лишили депутатской неприкосновенности?

— Да. Это также было по инициативе Луценко 8 декабря 2016 года. Верховная Рада дала ему согласие на привлечения меня к уголовной ответственности. Хотя профильный парламентский Комитет после двух слушаний так и не нашел в доводах Генерального прокурора достаточных аргументов в пользу привлечения меня к ответственности.

Я еще тогда заявлял с трибуны Верховной Рады, что это дело сфабриковано следователями прокуратуры, извратившими и факты, и суть дела, и держится оно исключительно на двух лжесвидетельствах — в том числе самого Драбинко.

- Для чего все это было сделано в отношении вас?

— Во-первых, я являюсь представителем оппозиции, и дело имело явную политическую основу. Во-вторых, у нас всегда были сложные отношения с Порошенко, и я расцениваю эти действия как сведение счетов с использованием Генпрокуратуры в качестве инструмента. В-третьих, уже тогда Порошенко начал наступление на каноническую Церковь. От меня требовали отказаться от организации крестных ходов за мир и стабильность в Украине. Хоть я и не был организатором, а всего лишь помогал в этом праведном деле.

Также от меня хотели, чтобы я дал показания в суде против Януковича. И даже негласно намекали: если будут мои свидетельские показания, то меня прекратят преследовать по делу о «похищении». Гонцов присылали. Естественно, я отказался лжесвидетельствовать.

Новинский: Для достижения мира нужен диалог с Донбассом
Новинский: Для достижения мира нужен диалог с Донбассом
© Facebook/Вадим Новинский

- Вам тогда вручили подозрение?

— По закону, если есть состав преступления, то в течение суток вручается подозрение. Но прошло уже 2 года и 9 месяцев, а мне так и не вручили подозрение, а мой статус не переквалифицировали — я остался свидетелем.

Я ходил на допросы, участвовал в следственных действиях. Но уже года полтора меня не вызывали в прокуратуру, а дело длится и длится. Оно не может длиться пять лет — расследоваться, не имея никаких судебных последствий.

Когда дело затянулось, мы обратились в Печерский суд, чтобы тот обязал прокуратуру — или передать дело в судебные инстанции, или же закрыть. Но так как у прокуратуры не было веских доказательств, а все экспертизы только подтвердили несостоятельность обвинений, то суд принял постановление о закрытии дела.

- Скажите, а вы будете подавать иск относительно действий Луценко?

— Я предупреждал всех, кто участвовал в этих незаконных действиях, — все должны будут ответить за злоупотребление служебным положением и безрассудное расточительство средств налогоплательщиков. Каждый должен отвечать за свои действия перед законом — чтобы подобная ситуация не повторялась в будущем.