Люстрация чиновников Порошенко: Зеленский превратился в Голобородько
Люстрация чиновников Порошенко: Зеленский превратился в Голобородько
© пресс-служба президента Украины / Микола Лазаренко | Перейти в фотобанк
На прошлой неделе Владимир Зеленский начал активно проявлять себя как президент. Так, он начал публично увольнять чиновников и всячески демонстрировать свою «народность» и противостояние прежней власти и ее представителям.

В частности, Зеленский предложил провести люстрацию чиновников времен Петра Порошенко, показал крутой нрав, выгнав со встречи секретаря Бориспольского городского совета Ярослава Годунка, и потребовал от и.о. главы Государственной фискальной службы Александра Власова подать в отставку.

- Алексей, как вы считаете, с чем связана такая активность Зеленского?

— Активность связана с приближением выборов, где ожидается результат его партии. Более чем хороший. Ему надо это подкрепить.

- Можно ли в таком случае говорить, что Зеленский нарочно избрал «народный» стиль президентства, или это все-таки проявление его истинной культуры?

— Мне трудно об этом судить. Думаю, он находится в процессе выработки стиля. Ему надо показать, что он как бы народный президент, что он хочет как можно больше сменить власть, на местах в том числе.

- Но не делает ли он просто вид, что хочет?

— Это же дело двух сторон. Вот с месяц назад на рынке продавщица копченостей смотрела по мобильному Зеленского и говорит: «Я смотрю своего президента». Я никогда не слышал раньше, чтобы гражданин так говорил о главе государства как о «своем» президенте. Хотя, насколько я знаю, эта продавщица голосовала за Юлю [Тимошенко].

- А останется ли президент «своим» и после парламентских выборов? Не канет ли в Лету предложение с люстрацией, например?

— По поводу люстрации мне вообще сложно говорить. Эта идея, как мне кажется, выглядит для Зеленского глупостью. Потому что, кроме того что он отсекает профессионалов от власти, он обходится с такими людьми, как [Александр] Данилюк, [Айварас] Абромавичус, как товарищ [Иосиф] Сталин с ленинской гвардией, с поправкой на время.

Если это реализуется, громадное количество людей окажется неизбираемо. Но такое отсекание влиятельных людей от политики будет провоцировать насильственное свержение этой власти по технологии Майдана. Кроме того, мы видим, что Зеленский улицы не контролирует. Это практическая сторона вопроса.

Если рассуждать с моральной стороны, основанием для люстрации всегда являлась моральная нелегитимность люстрируемой власти. Зеленский, таким образом, считает, что власть и оппозиция (что тоже любопытно) морально нелегитимны. Соответственно, и все их действия нелегитимны.

«Разбойник» Годунок: тот, на ком президент Зеленский тренируется быть крутым
«Разбойник» Годунок: тот, на ком президент Зеленский тренируется быть крутым
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
- Ну, они же там, наверное, тоже все это понимают. Возможно, тема с люстрацией была вброшена именно для поддержания образа «народного» президента до парламентских выборов? Или после они будут придерживаться этой же политики?

— Да, этот шаг с люстрацией может быть и умным, на самом деле. Здесь такой более узкий расчет сейчас, когда вброшена тема. Ведь Конституционный суд может спокойно принять решение о том, что люстрация чиновников [четвертого президента Украины Виктора] Януковича незаконна. Тогда Зеленскому останется развести руками и сказать, что он не может в таком случае ничего сделать.

Можно даже допустить, что существует договоренность у Зеленского и Конституционного суда. КС понимает, что люстрация неконституционна, но боится принять такое решение. Он признает легитимность досрочных выборов, но дает сигналы Зеленскому, мол, помогите признать люстрацию неконституционной. Зеленскому это дает выгоду в том плане, что тогда протесты по поводу отмены люстрации были бы минимизированы.

В конце концов, Зеленский может просто отказаться от набора во власть людей с таким опытом, там, где у него есть право на назначение. Если после выборов и при условии нереализации идеи с люстрацией он не будет исходить из этого принципа, то тогда уже возникнет вопрос о его принципиальности.