- Наталья Юрьевна, что сейчас происходит на линии соприкосновения? Вы пытались связаться с украинской стороной, чтобы выяснить у нее, почему они стреляют и когда прекратят обстрелы? Вообще в чем их причина? Ведь Зеленский обещал мир Донбассу. Он ведь верховный главнокомандующий и точно может отдать приказ украинской армии и нацбатам прекратить огонь. Почему же он этого не делает? Будете ли вы в этот вторник в Минске ставить этот вопрос?

— Естественно, во вторник в Минске мы поднимем этот вопрос о нарушениях Украиной режима прекращения огня —  обязательная тема в каждую встречу. К тому же нашим требованием является согласование пакета дополнительных мер, которые помогли бы прекратить обстрелы. Просто пустые перемирия, как, например, весеннее, которые мы периодически заключали, не действуют, как мы убедились.

Простые перемирия не ведут к установлению стабильного режима прекращения огня, поэтому мы настаиваем и во вторник планируем рассмотреть проект пакета дополнительных мер, содержащий в том числе и санкции, которые должны будут применяться к нарушителям этого режима прекращения огня. Надо не просто запретить стрелять в ответ, а те командиры войсковых подразделений, которые нарушают режим прекращения огня, должны нести за это серьезную ответственность.

Ищенко: Обстрелы в Донбассе - инструмент парламентской кампании Порошенко
Ищенко: Обстрелы в Донбассе - инструмент парламентской кампании Порошенко
© РИА Новости, Александр Натрускин

Мы настаиваем на том, что приказы о запрете ведения огня, в том числе и ответного, должны быть опубликованы в средствах массовой информации. Это нужно для того, чтобы в том числе и общественность имела рычаги контроля над этим процессом.

А сейчас мы наблюдаем эскалацию на линии соприкосновения, обстрелы Украиной нашей стороны усилились.

Мы обращаем внимание и ОБСЕ, и других международных организаций на эти обстрелы, соответствующие сообщения в эти инстанции от нас постоянно поступают. Мы требуем постоянного усиленного мониторинга миссии ОБСЕ на линии соприкосновения.

Но самое главное все-таки — это приказы о запрете на ведение огня и другие дополнительные меры, их целый перечень: и на разведывательные и наступательные операции, и запреты на размещение военной техники и обстрелы гражданской инфраструктуры, и порядок согласования гарантий дополнительной безопасности на проведение определенных мероприятий вдоль линии соприкосновения. Все это входит в этот пакет.

Самое главное — во вторник в Минске в конструктивном ключе обсудить с украинской стороной эти меры, претворить их в жизнь.

- Зеленский может сейчас с полной уверенностью сказать, что он контролирует свою армию? Каково ваше впечатление?

— Вряд ли. Этим он не может похвастаться. К тому же мы слышали от него, что нужно как можно больше инициативы передать командирам частей для сохранения жизни военнослужащих, но мы-то понимаем, что у командиров частей инициативы и так много больше, чем нужно. Вряд ли Зеленский контролирует те приказы, которые отдаются на местах.
Поэтому мы и видим эскалацию. Вот для пресечения всех этих безобразий и необходим пакет мер, о которых я вам говорила в самом начале.

- Какие санкции должны накладываться на тех командиров, которые нарушили режим прекращения огня?

— Это и дисциплинарные взыскания, и отстранение от должности командиров подразделений-нарушителей, потому что если есть самовольное нарушение режима прекращения огня со стороны какого-либо солдата, то и командир этого солдата должен нести ответственность.

- Обсуждали ли вы предварительно с украинской стороной этот пакет дополнительных мер? Есть ли понимание того, что украинская сторона положительно откликнется на него?

— Мы обсуждаем с украинской стороной это уже полтора года. Несколько раз нашим усилиям была поддержка и со стороны ОБСЕ. Обновлялся этот пакет мер и нашими усилиями. Мы предлагали свои проекты, и ОБСЕ предлагала свои. Таким образом, есть уже два проекта, над которыми можно работать. Поэтому завтра, мы надеемся, будет какая-то подвижка.

Мы надеемся, что определенное давление будет оказываться на украинскую сторону, ведь мы же добились сейчас успеха в Станице Луганской.

Мы три года добивались от Украины, чтобы она в этом населенном пункте отвела свои силы и средства.

Но она три года все это саботировала: 80 раз мы фиксировали 7 дней соблюдения тишины, что нужно как условие начала разведения сторон. Но только сейчас все это произошло при посредничестве ОБСЕ и Российской Федерации.

Надеемся, что будет точно такое же давление на Украину и по пакету дополнительных мер.

Пушилин: Зеленский ответит за каждого убитого и раненого в Донбассе
Пушилин: Зеленский ответит за каждого убитого и раненого в Донбассе
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк

- План ОБСЕ, о котором вы упомянули, чем отличается от вашего плана? Устраивает он вас или нет?

— Коротко отвечу так: наш пакет более детальный. Мы как сторона конфликта и как люди, которые на себе испытывают все эти тяготы и бедствия от украинских обстрелов, просто понимаем больше деталей. Это нужно для более точного воплощения плана в жизнь.

Тот пакет, который предлагает ОБСЕ, он более легкий и упрощенный. Но мы добиваемся того, чтобы эти меры были более практичными и эффективными. Поэтому в таком упрощенном варианте, на наш взгляд, этот план не будет эффективен. Нужна конкретика.

- Передача со стороны руководителей ДНР и ЛНР Дениса Пушилина и Леонида Пасечника 4 украинских военнопленных Виктору Медведчуку на прошлой неделе наглядно демонстрирует Зеленскому, насколько эффективней общаться непосредственно и напрямую с руководством республик, а не делать это через Москву. Просто решение находится быстро, и сразу виден результат: четыре парня возвратились домой.

Есть ли сейчас какие-то подвижки по поводу обмена пленными по формуле «всех на всех»? Может, Киеву стоит говорить с ЛДНР непосредственно?

— Сейчас обеими сторонами были предоставлены списки удерживаемых лиц: и ДНР, и ЛНР, и Украиной. Цифры называть сейчас не буду. Тут важна реализация той формулы, о которой вы вспомнили. Она обозначена в Минских соглашениях.

Мы пошли на уступку, когда согласились на формулу обмена «всех установленных лиц на всех установленных».

Когда конфликт военный еще не прекращен, есть лица, место нахождения которых еще не установлено, либо они пропали без вести. Для этого существуют отдельные механизмы, которые у нас тоже разработаны.

Предложен проект Красного Креста по поиску без вести пропавших. Работа ведется. Нашим омбудсменом озвучены приблизительные сроки — где-то к осени, если, конечно, работа будет вестись в таком же активном режиме, если Украина выполнит свои обязательства по снятию всех обвинений с людей, которых она должна нам передать и местонахождение которых уже установлено.

Мы надеемся на то, что какой-то конструктив в этом направлении будет. К тому же первый шаг мы сделали, продемонстрировав свою добрую волю. Денис Владимирович Пушилин передал двух человек Виктору Медведчуку в одностороннем порядке. Прямой диалог, который и предписан Комплексом мер, всегда лучше, чем попытки Украины разговаривать с кем угодно, но не со второй стороной конфликта — с нами.

Военный эксперт Жилин: Зеленский умер для тех граждан Украины, которые живут в Донбассе
Военный эксперт Жилин: Зеленский умер для тех граждан Украины, которые живут в Донбассе
© скриншот с видео "Первый канал" | Перейти в фотобанк

- А что с политической частью урегулирования? Есть подвижки?

— Все шаги по реализации Минских соглашений надо синхронизировать и делать их параллельно. Все направления по урегулированию конфликта должны работать, но самое важное направление — политическое. Без политического урегулирования мы далеко не сдвинемся.

Синхронизация процессов должна быть такая: шаг по безопасности, шаг по политике, шаг по гуманитарным вопросам, следом шаг по политике…

Только это ведет к долгосрочному миру, это реально ведет к урегулированию. А точечные попытки урегулировать то или иное направление без политических решений — без особого статуса, без внесений изменений в украинскую конституцию, без закона о выборах, без амнистии — не приведет к стабильному миру. Без этого конфликт не разрешить.