- Марк, что сейчас происходит в Молдавии? Почему новоизбранный недавно парламент и сформированное правительство не могут приступить к работе? Почему их деятельность блокируется вооруженными людьми?

— Первое: в последние 10 лет плавно, поэтапно, незаметно в нашей стране происходила деформация демократических институтов. Это выражалось в целом ряде фактов и конституционных преступлений, которые начиная с 1991 года были немыслимы: это постоянные переносы избрания главы государства, раздел органов власти между различными политическими группировками, запрет оппозиционных телевизионных каналов, аресты видных деятелей оппозиции. В конце концов, это изменение Конституции страны Конституционным судом.

В центре всех этих процессов находился в том числе и Владимир Плахотнюк. Он внес в молдавскую политику несколько ноу-хау, которые сделали его практически непотопляемым. Он стал продавать и покупать депутатов — за наличность и шантаж. Прежде этого не было, и вообще молдавское политическое общество было к этому не готово.

В конечном итоге сложилась такая система власти, в котором единолично правит этот человек. Если у нас раньше действовали какие-то вороватые клептократические режимы, то тут был построен самый настоящий режим суверенной олигархии, который активно эксплуатировал геополитические противоречия — реальные и бумажные.

Долгое время Плахотнюк эксплуатировал созданный им имидж человека, который гарантировал то, что «русские танки никогда больше не будут на молдавской земле».
Его лучшим другом был Петр Порошенко, и они вместе в некотором смысле создавали в регионе коррупционный тандем.

Очень серьезные изменения произошли, когда прошли последние выборы в парламент, на котором его Демократическая партия показала очень хорошие результаты. Выборы эти были признаны, но тем не менее, несмотря на то, что эти выборы вызывают очень много сомнений у всех в части своей легитимности, среди тех, кто прошел, оказался правоцентристский блок во главе с Майей Санду и партия социалистов Игоря Додона, которая долго флиртовала и в каком-то смысле являлась филиалом Демократической партии Плахотнюка, хотя и позиционировала себя иначе. Ни у кого не было сомнений, что партия Додона окажется в коалиции с Демократической партией. И это могло произойти уже 7 июня, но не случилось.

- Почему?

— По двум причинам. С одной стороны — открытость правоцентристского блока АКУМ на создание антиолигархической коалиции, пойти на все условия, лишь бы создать все предпосылки для создания антиолигархического режима. А с другой стороны было давление на партию социалистов Додона давления со стороны России.

В итоге произошло чудо. США, ЕС и Россия выступили с консолидированной позицией о том, что жить так, как до этого жили в этом месте Европы, невозможно. И вот произошло чудо: социалисты вопреки уже сложившемуся тренду оторвались от плахотнюковской паутины. Социалисты и АКУМ вступили в коалиционное соглашение, собрали большинство, избрали спикера и правительство. Новое большинство сделало специальное заявление о захваченной молдавской государственности. Термин «захваченная государственность» давно применяется к Молдавии, в том числе и различными международными структурами. Один из первых в своей статье в «Нью-Йорк Таймс» в 2016 году его использовал господин Ягланд, нынешний генеральный секретарь Совета Европы.

Молчания хотят. Как Кишинев будет выстраивать отношения с Владимиром Зеленским
Молчания хотят. Как Кишинев будет выстраивать отношения с Владимиром Зеленским
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

Молдавский парламент заявил, что юстиция, конституционный суд, силовые органы являются захваченными объектами. Требуется их переформатирование, реформирование и так далее. С этого момента подчинение им больше невозможно.

И вот тут произошла другая, довольно-таки предсказуемая часть. Господин Плахотнюк не намеревается сдаваться. Старое правительство, подчиняющееся Плахотнюку, используя старые, фейковые демократические структуры, как Конституционный суд, отвергает одно за другим все решения, начиная от заседания парламента, на котором было учреждено большинство, опротестовывает факт избрания нового правительства, распускает парламент, отправляет Додона в отставку, передает бывшему премьер-министру президентские полномочия — и тот назначает перевыборы в парламент на 6 сентября.

- Сейчас сложилась ситуация двоевластия?

— Нет, эту ситуацию нельзя назвать так. Это скорее двоевластие, реализующееся на пятачке двух кишиневских улиц. Вчера Плахотнюк попытался продемонстрировать большую общественную поддержку самому себе. Он хотел провести очень большую манифестацию, но она такой не получилась, потому что в ней участвовали люди зависимые, завезенные из регионов.

Сейчас вокруг здания правительства стоят карабинеры, которые не впускают в здание правительства новое правительство.

Сегодня ни одна силовая структура не находится на стороне новой власти. Нет ни одного силового подразделения. Поддержку новой власти оказали только три региона: болгарский Тараклийский район и Кагульский район на юге Молдавии, Гагаузская автономия.

Молдавия на пути исправления. Пригласит ли Зеленский Додона на инаугурацию?
Молдавия на пути исправления. Пригласит ли Зеленский Додона на инаугурацию?
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Но, с другой стороны, правительство Санду действует в условиях небывалого международного консенсуса. С одной стороны, были сделаны очень жесткие заявления со стороны России в части осуждения предыдущего режима, созданного Плахотнюком, который был назван криминальным.

С другой стороны, было признано новое парламентское большинство и правительство.

Также было сделано очень категоричное заявление министром иностранных Дел ЕС госпожой Могерини в части того, что ЕС признает и новое большинство, и новую власть, и соответственно не признают прежнее.

Ряд заявлений сделаны США и ОБСЕ, которые призывают к диалогу, но на основе существующего парламентского большинства.

Очень трудно найти такую точку на планете, по поводу которой существует такой прочный консенсус великих держав. С другой стороны есть очень серьезные проблемы, так как старая власть, у которой есть силовики, не собирается сдаваться. Она явно готова к кровавому сценарию.

Бежать им некуда. Развитие событий может пойти по самому драматическому пути, учитывая то обстоятельство, что ни господин Додон, ни госпожа Санду пока не пытаются опереться на общественную поддержку, которая в совокупности составляет не менее 70%.

Они не пытаются привозить своих людей и проводить акции в свою поддержку. Не исключено, что все это будет, но, как говорится, ложка дорога к обеду.

- Возможна ли в Молдавии гражданская война? Если да, то между кем и кем?

— Это страшный сценарий. Его не хочется озвучивать. Но то, что господин Плахотнюк и его подручные готовы к этому, и в том, что они уже бренчат оружием, в этом нет никакого сомнения.

Они как террористы удерживают сейчас за собой власть. Они нарушили очень большое количество статей Уголовного кодекса, к которым они относятся наплевательски.

- А почему Плахотнюк так сопротивляется? Чего боится? Раскулачивания?

— Проблема его Демократической партии в том, что она неспособна к демократической ротации, она неспособна уйти в оппозицию. Просто все его приближенные и топ-менеджеры его партии оказались там из-за шантажа и запугивания. Как только изменится положение их альфа-самца, то они отвернутся от него.

Плахотнюк сильно уязвим. Он прекрасно понимает свою уязвимость и в Молдавии, и на Западе. Сегодня Россия выдала международный ордер на его арест.

- Возможно ли втягивание Приднестровья в этот конфликт?

— Нет, оно будет сохранять нейтралитет, хотя господствующий там клан «Шериф» находится в приятельских отношениях с господином Плахотнюком. И в Кишиневе, и в Тирасполе действуют два олигархических режима, которые очень хорошо коммуницируют друг с другом. При этом приднестровский режим не является пророссийским. А в Кишиневе действует прозападный режим Плахотнюка, который дискредитирует западные институты и ценности.

Выборы в Молдавии: крадущийся Плахотнюк, затаившийся Додон
Выборы в Молдавии: крадущийся Плахотнюк, затаившийся Додон
© CC0, Pixabay

- Почему МИД Украины выступил с заявлением об угрозе федерализации Молдавии?

— Украина является заложницей своих старых фобий. Она явна отстает от той новой атмосферы, которая складывается после победы господина Зеленского.

Федерализация — это политологический фейк, которым принято угрожать друг другу в среде молдавских политических элит. Вообще это понятие в зависимости от ситуации и контекста имеет разный смысл. На Украине это одно, а в молдавском случае это слово, которым лучше не пользоваться. После того как в Молдавии возникла Гагаузская автономия, мы, будучи унитарным государством, де-факто давно уже федерация. Так что все это словоблудие. И если украинский МИД делает подобные заявления, то значит, он подчиняется до сих пор Петру Порошенко.

- Как дальше будет развиваться ситуация?

— Сейчас, судя по диспозиции сторон, в случае конфликта верх одержит Плахотнюк, но, умывшись кровью, как он будет править этим клочком земли в условиях полной изоляции, непонятно.