- Искандер, пять лет — небольшой срок для СМИ, но эти пять лет стали целой эпохой в новейшей истории Украины — эпохой, которая, как мы надеемся, возможно, уходит. В начале этой постмайданной эпохи вы ещё работали на Украине. Как вы узнали о появлении издания Украина.ру, стало ли оно для вас источником информации?

— Да, после Евромайдана я до 2016 года продолжал работать — возглавлял журнал «Репортёр», работал на радио «Вести», вёл свою передачу на ТВ. О появлении издания Украина.ру узнал случайно из соцсетей. Мне сразу понравилось название — Украина, но — «точка.ру», понятно, что это как бы взгляд на Украину из России.

Постепенно пришло понимание, что на Украине для меня места нет. Не то чтобы мне кто-то угрожал, но я понимал, к чему всё идёт, что я как журналист, как медиаменеджер не имею там будущего. И я всё больше стал задумываться о возвращении в Россию — я же из России уезжал на Украину, делал там проекты, и так вышло, что задержался на 12 лет, с 2004 года. Так жизнь сложилась. И вот я вернулся, и как-то так вышло, что меня попросили написать концепцию усиления работы ресурса Украина.ру. А тогда это был простой агрегатор новостей, он почти не производил своего собственного контента. И у руководства агентства «Россия сегодня» уже было представление, что надо что-то серьёзнее делать. Мою концепцию обсудили сотрудники агентства, в конце концов это дошло до Дмитрия Киселёва — я ему эту концепцию презентовал, мы обсудили перспективы развития ресурса. Он это одобрил и попросил нас действовать в рамках этой концепции.

- В чём её суть?

— Первое: создание собственного контента. В редакции много сотрудников, которых уже я в основном набирал, с украинским опытом. Пришли эмигранты с Украины, они знают ситуацию изнутри. У нас осталось много друзей и знакомых на Украине. Хотя работать на территории страны становилось всё опаснее и опаснее, что видно по ситуации с Кириллом Вышинским, моим добрым товарищем. И поэтому приходилось набирать стрингеров, работающих анонимно. Но всё же у нас есть на Украине корреспондентская сеть, и мы можем продуцировать собственный контент. Да и все политические деятели, все политологи — всех их мы знаем, ко многим можем обращаться за комментариями. Хотя уже далеко не ко всем.

В России ничего не знают об Украине — Искандер Хисамов
В России ничего не знают об Украине — Искандер Хисамов
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Я лично хорошо знаю и Петра Порошенко, и Бориса Ложкина, и многих других — понятно, что некоторые из связей обрывались в силу известных причин. Но многие связи сохранились, и такие известные политологи, как Михаил Погребинский, Константин Бондаренко, Руслан Бортник, Андрей Золотарёв и многие другие, дают нам свою оценку событий. Мы много лет знакомы лично, у нас взаимное доверие, и оно сохранилось несмотря на то, что теперь мы как бы по разные стороны «фронта». Конечно, и им трудно, и нам трудно, но мы преодолеваем это.

И вторая линия в концепции — создание своей аналитики. Не только передача информации, новостей, но осмысление происходящего и трансляция новых смыслов.

— Особенно это направление проявилось после открытия спецпроекта «Украинское досье»…

— Да, но всё это было заложено тогда, в 2016 году, когда концепция была принята, и я вместе с этой концепцией пришёл в редакцию и возглавил её. Потребность аналитического подхода была для меня очевидна. Вынырнув из украинской действительности, я видел, насколько в российских СМИ неправильно понимают, что там происходит, видел, как они то впадают в эйфорию, то скатываются к ненависти. Понимания украинских реалий было мало и в российских СМИ, и в российской политической элите тоже.

- Просто по той причине, что они смотрят со стороны.

— Да. У нас было конкурентное преимущество, и оно остаётся, перед остальными российскими изданиями, которые комментируют события на Украине, это преимущество заключается в том, что большинство ведущих сотрудников нашей редакции — сами из украинского контекста, они действительно знают и понимают, что происходит в стране.

Искандер Хисамов: Как я закончил Афганскую войну
Искандер Хисамов: Как я закончил Афганскую войну
© РИА Новости, Александр Гращенков | Перейти в фотобанк

И мы попытались формулировать некие смыслы, вырабатывать и транслировать свою точку зрения, свои оценки событий. Исходя из интересов России, при этом с желанием добра Украине, и государству, и народу. Исходя из понимания, что этот режим опасен и для Украины, и для России. Но чем он опасен, насколько? Это надо выяснять и разъяснять.

- Не у всех здесь есть понимание этой опасности?

— Сначала у многих была эйфория: этот режим рухнет через три года, через год, будет дефолт, ещё что-то, люди пойдут с пустыми кастрюлями на штурм… А мы говорили: нет, этого не будет, режим достаточно живуч. То есть, отличались более реалистичным и здравым подходом.

У многих СМИ — и у нас это было поначалу, что мне не нравилось, — есть некий ругательный тон, используется лексикон ненависти. Называют людей «майдаунами», и т.п. Мы это здесь (в редакции издания Украина.ру. — Ред.) решительно прекратили. Разговор должен быть уважительным, без ненужной злобы. Мы не испытываем никаких негативных чувств к народу Украины. Хотя, разумеется, есть энергетика публицистики, есть определённый подбор новостей — все мы занимаемся пропагандой, и я в этом слове ничего плохого не вижу.

- Смотря что пропагандировать…

— Да. Мы при этом должны осмысливать новую реальность — это новая Украина, она меняется. Но мы должны понять, как сформулировать задачи — что делать с этой новой реальностью. И для того, чтобы правильные мысли транслировать нашим российским и украинским читателям, а у нас почти половина посетителей сайта — с Украины. Мы — самое массовое СМИ на Украине из российских, ни одно российское издание не имеет на Украине такого трафика.

- Это притом, что издание Украина.ру постоянно пытаются блокировать на Украине.

— Мы вошли во все запретные списки. Против меня лично велась подрывная работа порохоботами, они и не скрывали это. Взломали в 2016 году все мои ресурсы, почту и так далее, опубликовали видео моих малолетних детей, пытались очернить… Но ничего во всех этих 13 тысячах писем, которые они взломали, ни в одном — я с гордостью это констатирую — не было зла на Украину. И ничего не нашёл в них такого занимавшийся мной лично блогер Мирослав Олешко — он опубликовал три огромных блока текстов, вообще карьеру на этом сделал, его стали узнавать. Даже я запомнил эту фамилию. Но в этих подборках якобы компромата — никакого компромата не было.

Порошенко сознательно стал президентом агрессивного меньшинства – Искандер Хисамов
Порошенко сознательно стал президентом агрессивного меньшинства – Искандер Хисамов
© РИА Новости, Александр Натрускин

Точно так же на скандальном сайте «Миротворец» в разных «кругах ада» много наших сотрудников. Мы вошли в список СМИ, запрещённых на Украине. Но в век интернета и соцсетей запреты плохо работают, мы всё-таки прорываемся.

- И довольно неплохо?

— В некоторые месяцы мы даже входили в десятку самых популярных СМИ Украины. Этой почти половиной своего трафика мы довольно конкурентно выглядели и сейчас выглядим на украинском рынке, это для нас очень хороший и радостный показатель.

- Но издание читают и в России.

— И не просто читают. Мы стали делать аналитику, и к этой аналитике стали приглядываться политики в Госдуме, в Совете Федерации, в разных администрациях. Мы это иногда даже чувствуем по принятию различных решений.

Хисамов: Предоставление гражданства украинцам стратегически важно для России
Хисамов: Предоставление гражданства украинцам стратегически важно для России
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк

- Например?

— Например, мы давно открыто и напористо выступали за то, чтобы облегчить процесс натурализации людей, приехавших с Украины в Россию. И в моих личных текстах, и во многих публикациях мы доказывали, что это политическая необходимость для России. Украинцы составляют золотой фонд, трудовой, интеллектуальный. Это только на пользу России. Кроме того, приезжая в Россию, украинцы уже как бы расписываются в своей лояльности, с ними можно работать, с ними можно думать о будущем Украины, как-то формировать это будущее.
Здесь огромная эмиграция, половина прежнего правительства Украины — здесь, в России. Часть — в других странах, я их всех видел, со всеми встречался, всем задавал вопрос, что делать для изменения ситуации на Украине.

- Другими словами, Украина.ру постепенно становится чем-то более объёмным, чем просто СМИ?

— Мы становимся точкой сборки, площадкой формирования повестки дня. И вот сейчас можем отметить: то, о чём мы говорили два года подряд (об упрощении процедуры получения российского гражданства для украинцев. — Ред.), и это иногда даже воспринималось как какая-то крамола — сейчас это реализовано указами президента. Вводится упрощённый режим получения гражданства РФ для жителей ЛДНР, а ещё это станет возможным и для любого жителя Украины, который этого захочет. Этим мы создали новые уровни безопасности для украинских оппозиционных политиков, журналистов, которых России будет легче защищать.

Искандер Хисамов: Администрация Порошенко — это самое настоящее пиар-агентство
Искандер Хисамов: Администрация Порошенко — это самое настоящее пиар-агентство
© РИА Новости, Александр Натрускин

Мы этот вопрос на повестку дня поставили, сейчас он решён. Мы говорили и о многих других вопросах, которые, надеюсь, найдут своё решение.

Мы становимся таким аналитическим центром за неимением в России настоящей украинистики.

- Да, Украина.ру об этом много пишет…

— Да, мы писали о том, что нет научного знания об Украине, нет понимания процессов. А ведь сейчас главное оружие какое? Пропаганда. Это важнее ракет, танков… А чтобы пропагандировать, мы должны знать, должны понимать Украину. Но некому изучать — нет системы подготовки специалистов, нет грантов, нет кафедр… А у нас вокруг нашей редакции собрались очень грамотные люди, историки, экономисты, политологи, политики — люди с научным пониманием того, что происходит на Украине, в России, в мире.

Этих людей мы привлекаем на новые площадки. Вот очень хорошо продвигается начатый нами в прошлом году спецпроект «Украинское досье». Каждый четверг в пресс-центре МИА «Россия сегодня» мы собираем политиков — у нас постоянно присутствуют депутаты Госдумы, сенаторы, приезжают депутаты разных созывов Верховной Рады Украины, оппозиционные политики. И каждую неделю проводим мозговые штурмы по основным вопросам.

Искандер Хисамов: Вся Европа борется за украинцев. Россия не должна стоять в стороне
Искандер Хисамов: Вся Европа борется за украинцев. Россия не должна стоять в стороне
© Владимир Трефилов

Когда начинали этот проект, меня спрашивали: а не получится у вас очередное ток-шоу, где все будут орать и ругаться, лицом торговать? Я отвечал, что как раз этого не будет, у нас будет нормальное уважительное и серьёзное обсуждение важных проблем, цель дать наслаждение публики драками и пикировками не ставится. И так этот проект и реализован. К нам приходят депутат Госдумы Константин Затулин, экс-премьер Украины Николай Азаров, многие другие российские и украинские политики, чиновники, эксперты и журналисты — и им нравится эта площадка, не буду скромничать. Они говорят: ваша площадка самая комфортная, где можно всё сказать, всё услышать. И это даёт большую пищу и для нашего сайта, мы публикуем отчёты об этих встречах. Считаю, мы запустили очень правильный проект.

- Выходят не только тексты по итогам дискуссий в рамках спецпроекта, но публикуется и полная видеоверсия…

— И это даёт результат. Возвращаясь к вопросу о блокировке сайта на территории Украины, отмечу, что мы осваиваем новые носители и форматы. Например, развиваем Youtube-канал, поскольку для Youtube они ещё не нашли способа перекрывать границу, видеоматериалы свободно распространяются. Вот пример: в Одессе был 9 мая проведён марш курсантов, наш корреспондент сделал видеосюжет, который набрал более миллиона просмотров за три дня. Корреспондент, между прочим, рисковал, его могли эсбэушники или какие-нибудь нацики с дубьём спросить, для кого он снимает. И большие у него были бы неприятности. Но он снял — мужественный человек, фамилию которого, конечно, я не стану называть.

Наши корреспонденты, несмотря на риск, работают активно — снимают события, проводят опросы на улицах городов. Ведут обычную журналистскую работу, хотя теперь это зачастую рискованно.

Используем все соцсети, все возможности — хотя и здесь есть ограничения, например, Яндекс, Мэйл.ру, ВКонтакте и другие российские ресурсы и сети на Украине под запретом. Но мы ищем возможности донести информацию до людей. Я думаю, что мы делаем полезную работу для будущего наших стран.

— Ограничения не только технологические. Мы помним, что преследованиям подверглись и подвергаются многие журналисты — Кирилл Вышинский, Руслан Коцаба, Василий Муравицкий, Евгений Тимонин и Дмитрий Василец, можно назвать ещё много фамилий. Как вы оцениваете ситуацию со свободой слова на Украине, какие украинские СМИ считаете надёжными источниками, что читаете и смотрите?

Искандер Хисамов: Требование многих документов у мигрантов — огромное поле для навара
Искандер Хисамов: Требование многих документов у мигрантов — огромное поле для навара
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк

— Первое, что назову — издание «Страна.ua», в создании которого я принимал некоторое участие. Мы с моим старым товарищем Игорем Гужвой — мы с ним работали и в других проектах — обсуждали концепцию, когда издания ещё не было. Игорь, который сам потом вынужден был покинуть Украину, пригласил меня, и я некоторое время работал в «Стране», когда она только начиналась. Потом я уехал работать в Москву, а у них продолжались разные неприятности — попеременно приходили с погромами то налоговики, то националисты, и в «Стране». Это было прямое указание Порошенко, именно он лично приказал своим клевретам «Страну» заткнуть, Гужву заткнуть… Но они выстояли, создали надёжный источник информации, я им доверяю.

Они не просто выстояли, они завоевали аудиторию, спрос на них растёт, спрос на качественную информацию. А те издания, которые лизоблюдствовали и раболепствовали, восхваляли режим и разжигали ненависть — надоели людям.

В принципе, при Януковиче свобода прессы на Украине была полная, писали что угодно и про Януковича, и о чём угодно. Никаких запретов не было, была полная свобода, что имеет, конечно, не только плюсы. Свобода имеет свои издержки. При Порошенко и сейчас во многих сегментах свобода СМИ остаётся — но проведены красные линии, за которые нельзя заходить.

Нельзя никаким образом показать, что ты не то что с симпатией, но с пониманием относишься, например, к тому, что происходит в ЛНР и ДНР. Что там живут люди, а не звери, как это преподносит украинская пропаганда. Как только ты скажешь, что и там наши люди, что они заслуживают сострадания, сочувствия и понимания, так всё, ты становишься «сепаром» и т.д. Кстати, Кириллу Вышинскому это и вменяют — что в тональности материалов в РИА Новости Украина было сочувствие, симпатии, например, к Крыму, была критика относительно Украины, что она неправильно себя вела по отношению к крымчанам. Так это же правда, так оно и было. И журналисты РИА Новости Украина ничего не придумывали. Но — Кирилл Вышинский уже второй год за решёткой.

- Есть надежда, что при смене руководства ситуация изменится?

— Общей смены курса я не жду, но надеюсь, что новый президент, тем более такой амбициозный, как Зеленский, какие-то акции милосердия проведёт. Точнее, этого можно от него ожидать. Не потому что он такой милосердный, но потому что это может оказаться политически целесообразным. Возможно, ему подскажут: отпусти политических, не оставляй эту занозу. Может быть, какая-то надежда есть. Повторю: не по той причине, что режим стал мягче, нет. По моему мнению, мы ещё столкнёмся с тем, что режим будет ещё более жестким. На российском направлении улучшения не будет. А это значит, что у нас, во-первых, будут всё новые поводы для публикаций, а во-вторых, половина моей редакции не уедет назад на Украину. Это шутка, конечно. На самом деле, всё это было бы здорово — снова работать на Украине легально, аккредитоваться в органах власти, свободно снимать сюжеты, брать интервью, разговаривать с политиками, изучать общественное мнение. И я надеюсь, что когда-нибудь так и будет.  И одна из задач издания Украина.ру — сохраниться как некий мостик. Когда между Украиной и Россией начнут снова наводить связи — мы будем первыми. Отчасти и по этой причине мы исключаем лексикон ненависти и вражды — мы уважаем и любим украинский народ — и надеемся, что понимаем. Мы знаем, что на Украине живут хорошие люди, их большинство. И даже многие из тех, кто был на Майдане, кто под влиянием мощной пропаганды участвовал в каких-то других акциях — они одумаются со временем, пересмотрят свои взгляды. Человеку свойственно ошибаться, но упорствовать в своей ошибке глупо.

Мы для исправления этих ошибок и ведём свою работу, доносим до людей своё понимание событий. Отчасти это пропагандистская работа, и, как мы уже отмечали, тут вопрос не в самой пропаганде, а в том, ради чего она ведётся, в понимании добра и зла. Так вот, добро я понимаю так: попытаться друг друга понять и оставить место для диалога.