6 июня 2015 года волонтер из Петербурга Игорь Кимаковский ехал на своей машине по территории ДНР — из Дебальцево в Новоазовск. Однако из-за плохого знания местности и проблем с навигатором он случайно заехал на украинский блокпост, где и был задержан украинскими пограничниками. Последние, в свою очередь, сразу же после задержания передали его сотрудникам контрразведки СБУ.

Читать далее: https://ukraina.ru/exclusive/20181204/1021951885.html
6 июня 2015 года волонтер из Петербурга Игорь Кимаковский ехал на своей машине по территории ДНР — из Дебальцево в Новоазовск. Однако из-за плохого знания местности и проблем с навигатором он случайно заехал на украинский блокпост, где и был задержан украинскими пограничниками. Последние, в свою очередь, сразу же после задержания передали его сотрудникам контрразведки СБУ.

Читать далее: https://ukraina.ru/exclusive/20181204/1021951885.html

6 июня 2015 года волонтер из Петербурга Игорь Кимаковский ехал на своей машине по территории ДНР — из Дебальцево в Новоазовск. Однако из-за плохого знания местности и проблем с навигатором он случайно заехал на украинский блокпост, где и был задержан украинскими пограничниками. Последние, в свою очередь, сразу же после задержания передали его сотрудникам контрразведки СБУ.

В настоящий момент против Игоря украинскими властями возбуждено дело сразу по 6 статьям Уголовного кодекса Украины. Его обвиняют в пособничестве терроризму, в посягательстве на территориальную целостность Украины, в незаконном пересечении границы, ведении агрессивной войны против Украины и в незаконном использовании оружия. Однако он все эти обвинения отвергает.

Украинский политзаключенный из РФ Кимаковский: Рассчитываю только на себя
Украинский политзаключенный из РФ Кимаковский: Рассчитываю только на себя
© vk.com, Игорь Кимаковский

- Сколько человек сидит в вашей камере и по каким делам? Обсуждаете ли вы предстоящее голосование?

— Нас, политзаключенных, в тюрьме осталось человек тридцать. Кого осудили, разъехались по лагерям. Некоторые, по решениям судов, находятся под домашним арестом.

Сейчас мы в камере сидим вдвоём. Одному парню 8 апреля изменили меру пресечения на домашний арест.

Так получается, что за четыре года те, кто сидел со мной в камерах, все освобождаются. Ребята шутят: "Знахарь, бери деньги с тех, кто заезжает!"

Конечно, обсуждаем предстоящий второй тур выборов. И с соседними камерами тоже. Даже на прогулках перекрикиваемся и обсуждаем. Украинское общество сильно политизировано. Заключенные не исключение. Тем более, сейчас по всем каналам только и слышно: "Дебаты. Анализы. Зе. По. Порошенко или Путин. Все на выборы".

Опять из загашников достали приПорошённую пылью тему обменов военнопленных и политзаключённых.

- Вам лично голосовать нельзя, так как вы гражданин России, а вот ваши сокамерники за кого будут голосовать — за Зеленского или за Порошенко — и почему? Что они думают о Порошенко и Зеленском?

— В первом туре выборов наши голосовали за Юрия Бойко. Тюрьма в основной массе за Зеленского. За Порошенко проголосовали единицы. "Козлы", наверное. Во втором туре будут голосовать за Зеленского. По слухам, и семьи на свободе тоже. Порошенко знают все и наелись за эти годы его обещаний и псевдореформ.

Тем более тюрьма живет приколом. И выбор очевиден — ЗЕ!

- Считается, что обычно казенные учреждения голосуют за власть?

— Это неправда. Блатной мир вообще вне политики. Тюрьмы голосуют по "прогонам" от авторитетных в тюремном мире людей. Сейчас прогон — идти и голосовать по совести…

— А что это значит в вашем случае? Начальство вашей тюрьмы провело уже с заключенными разговоры, что надо голосовать за Порошенко?

— Нет. У администрации тюрьмы сейчас главная задача — организовать голосование и обеспечить явку. Демократия, одним словом…

- Может, какое вам за это послабление режима будет? Может, продукты питания выдали? Или еще какие-нибудь «нищаки»?

— Послабления режима нет. Даже наоборот. Усиление. Смены удвоены. Участились обыски. Перед первым туром были маски-шоу. Мою камеру за день обыскивали по два раза. Один раз был особый шик — офицерский шмон (обыск офицерами управления). Но я уже привык. Огрубел, что ли. Обыскивали долго. Но корректно. Продуктов не выдали. Всё как обычно. "Нищаки" выдают на Новый год и на православные праздники. Скоро Пасха.

- Может, вам угрожают карами, если проголосуете за Зеленского?

— Нет. Сейчас это взрывоопасно. Ненависть к действующему режиму Порошенко такова, что давление на арестантскую среду может привести к непредсказуемым последствиям. Особенно если давить на нас, политзаключенных…

Политзаключенный: Военное положение на Украине узаконило право властей выбивать признательные показания
Политзаключенный: Военное положение на Украине узаконило право властей выбивать признательные показания
© Facebook, Служба безпеки України | Перейти в фотобанк

- Если будет новый президент Зеленский, заключенные какие-то надежды с ним связывают? Амнистию или сокращение сроков? Может, пересмотр дела?

— Давно в воздухе летают слухи об амнистии. И, думаю, новый президент должен это сделать. Но, как показывает опыт последних амнистий, они, как правило, бывают для тех, кто сидит по статьям легким и средней тяжести. В тюрьме шутят по поводу амнистий: "Опять освободят беременных афганцев, с инвалидностью и пенсионного возраста».

Порошенко в своей последней амнистии в 2017 г. сделал послабление для АТОшников. Тогда освободили порядка 1500 военнослужащих.

Мы, политзаключенные, послаблений не ждем. Мы товар для обмена. Нашу карту разыгрывали бы в рамках президентской кампании, если бы во второй тур вышел Юрий Бойко, представитель оппозиции. Теперь наш вопрос отложен до парламентских выборов. Обмен ребята ждут осенью.

В рамках судебных процессов наши дела рассматриваться в сторону смягчения не будут. Карательная машина, запущенная в 2014 году, имеет инерцию. Даже при избрании Владимира Зеленского какое-то время она будет работать в старом режиме. Тем более что новый президент будет заложником сложных социальных процессов, запущенных командой Порошенко и его западными покровителями.

- Лично вы надеетесь на то, что вас выпустят или обменяют при президенте Зеленском?

— Я уже не раз говорил. Для обменов я уже слишком старый сиделец. Поэтому отказался от обмена. Старый я для того, чтобы чувствовать себя товаром.
Буду судиться. И выйду по решению суда. Каким бы оно ни было.

Рассмотрение моего дела в суде вышло на финишную прямую. Скоро приговор. Потом возможна апелляция. Прокурор будет просить десять лет. Но ряд тяжелых статей я "развалил". Думаю, дадут 8 или 9 лет. С учетом "закона Савченко" я уже отсидел почти 8 лет. Так что при хорошем расположении звезд выйду в этом году. При плохом стечении обстоятельств — в следующем.

Больше всего напрягает беспредел спецслужб на Украине. И для опасений есть основания. Я уже возбудил против сотрудников СБУ два уголовных дела по факту превышения служебных полномочий. Пытки. Кража моих личных вещей. Похищение, о котором даже знает руководство Красного Креста.

При освобождении из тюрьмы жду провокаций со стороны спецслужб. У меня случайно могут опять найти в кармане гаубицу, которую я умело прятал под нарами все годы тюрьмы. Поэтому планирую привлечь при освобождении представителей международных и украинских правозащитных организаций. Хочу, чтобы они сопроводили до границы с Россией.

Больше за осужденных ребят переживаю. За тех, кому дали по десять и более лет. За больных. Их вытаскивать в первую очередь надо.