— Валентина Павловна, я знаю, что вы в этот понедельник были на очередном судебном заседании. Продвигается суд или нет?

— Да, чуть продвинулся. В этом месяце состоялось и состоится 4 заседания. 22 апреля — следующее. Чуть-чуть движется дело. Я уже оставила в стороне свою интеллигентность и требую от адвокатов той стороны, чтобы они теми или иными способами не затягивали рассмотрение.

Олесь Бузина: воспоминания коллег и родственников
Олесь Бузина: воспоминания коллег и родственников
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк


— Как вы себя сейчас чувствуете? Как ваше состояние здоровья?

— Неважно себя чувствую. Вот сейчас 12 дней пролежала в больнице. У меня повышен сахар. Прямо из-под капельницы выезжала на судебные заседания. Добрые люди помогали мне с машиной. Привозили и увозили. Спасибо им.

— По всей вероятности, новым президентом Украины будет Зеленский. Связываете ли вы с ним возможность того, что справедливый приговор убийцам будет вынесен? Напишете ли вы президенту письмо?

— Я не хочу делать никаких прогнозов. Может, это неправильно, но не хочу. Поживем — увидим. Что касается письма, то я писала и Порошенко, и Трампу, обошла многие посольства и представительства международных организаций. Почему же мне и Зеленскому не написать.

Валентина Бузина: Олесь был православным, поэтому пошел бы сейчас на Крестный ход
Валентина Бузина: Олесь был православным, поэтому пошел бы сейчас на Крестный ход
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

— Помогают ли вам морально и материально?

— Материально нет, а морально, конечно же, помогают. Большое спасибо всем тем, кто это делает. Я все-таки на государство отработала 57 лет. Пятьдесят семь лет непрерывного стажа.

Друзья приезжали и проведывали меня в больнице. Практически каждый день там кто-то был. Возили на судебные заседания. Все делают для того, чтобы я и дня не оставалась одна. Меня поддерживают. Моральная поддержка, когда я чувствую, что не одна, очень дорого стоит.

Большую роль в этом играет, наверное, Олесь. Он мне всегда говорил: «Мама, мне от тебя ничего не надо. Ты только, мама, живи». Видимо, он так часто говорил эту фразу, что запрограммировал меня на долгую жизнь. Он всех нас: и меня, и его друзей, которые сейчас рядом со мной, — всех нас сплотил.