Продолжается противостояние между Петром Порошенко и украинскими неонацистами, за спиной которых стоит Арсен Аваков, играющий на стороне Юлии Тимошенко. Ультраправые активисты под предлогам «Свинагейта», скандала с закупками вооружений для украинской армии, пытаются сорвать избирательную кампанию украинского президента.

Война спецслужб Украины. МВД и СБУ выясняют, у кого нацисты лучше
Война спецслужб Украины. МВД и СБУ выясняют, у кого нацисты лучше
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Неонацисты ведут себя смело, вызывающе и безнаказанно нападают на полицию, показывая, что они хозяева на украинских улицах. Это уже стало серьезной проблемой для Украины.

 —Праворадикалы из «Национального корпуса» и «Национальных дружин» проводят в выходные свои акции. Обычно, как это было недавно в Черкассах и Житомире, эти мероприятия проходят достаточно агрессивно: неонацисты совершенно не боятся нападать на полицию и избивать полицейских. Как мы помним, чем-то серьезным для всех них это не заканчивается, даже если кого-то и арестовывают. Понятно, что это не вызывает у правоохранительных органов желания серьезно противостоять праворадикалам. Как в таком случае полицейским выполнить свой долг и в то же время не нарваться на унижения, которым их подвергают неонацисты?

— Тут вспоминается старый советский анекдот, когда ОМОН разгонял демонстрацию мазохистов. Никогда еще обе стороны не получали такого удовольствия. Однако это анекдот, но реальность другая.

Так вот, всё, что делает «Нацкорпус» — это абсолютный политический спектакль, в котором все четко оговорено, а именно, допустимая лимитация насилия и агрессии.

Столкновения «Нацкорпуса» и полиции: спектакль, где оговорен лимит насилия и агрессии

Вы ведь помните, как после этих событий был вброс: начали говорить, что Аваков не контролирует ситуацию, что у него были переговоры с депутатом Андреем Билецким, который возглавляет «Нацкорпус». Но на самом деле не сомневаюсь, что все их действия были заранее оговорены. Цель выступления «Нацкорпуса» — запугивание Порошенко. Поэтому говорить о том, что полицейские там унижены или что-то еще было бы неправильно и несерьезно.

Всегда помните о том, что Нацполиция со времен своего образования была политически заангажирована. Нынешняя полиция приучена к тому, что она получает четкие установки и, думаю, вполне нормально воспринимает эту ситуацию.

Скажу больше, я слышал инсайдерскую информацию, что полицейским отнюдь не возбраняется в свободное от работы время одевать куртки «Нацкорпуса» или «Нацдружин» и участвовать в акциях этих организаций.

-Получается, если сейчас будет драка, то коллеги будут друг друга бить?

— Вы ведь слышали, что сейчас акции будут носить более законный характер. Они делались неоднократно тем же Аваковым.

Эхо Гордона. Аваков и его «личная армия» начали дрейф от Тимошенко к Зеленскому
Эхо Гордона. Аваков и его «личная армия» начали дрейф от Тимошенко к Зеленскому
© Facebook, Арсен Аваков
Да, кризис есть. Нет реакции президента на Свиногейт. Ведь он обнажил эти кровавые клыки коррупции на теме войны, искусственно раздуваемой. Влили столько денег в закупку оружия, а на самом деле, они оказались карманах окружения.

К счастью украинского общества, «Нацдружинам» и «Нацкорпусу» не ставятся задачи внешней агрессии, и всё насилие носит имитационный характер. Не надо в этих событиях искать какой-то серьезной злобы. Это все работа на камеру. Эти ребята всегда так и делали.

Вот смотрите, вы ж помните, что на камеру все эти молодчики устраивают в Киеве на 9 мая во время шествия, унижая старичков. Но стоит вам отъехать от столицы на 20 км, то митинг памяти в каком-либо селе проходит спокойно и без всяких эксцессов — ему никто не мешает.

О чем это говорит? О том, что все эти беснования на улицах — элементы определенного шоу. Причем, как вы понимаете, проплаченного.

-Правильно ли я Вас понимаю, что никакой на самом деле националистической опасности не существует? Ведь все националисты — из С14 и «Нацкорпуса» — находятся под контролем спецслужб. Сами по себе без указания своих патронов из силовых ведомств они действовать не будут.

— Нет, не так. Все это так происходит до поры до времени. Просто все эти акции в конце концов приучают общество к тому, что вот такие парамилитарные образования имеют право с помощью насилия «восстанавливать справедливость». К тому же надо помнить, что у этих парамилитарных структур все же есть своя организация, и история показывает, что подобные маргинальные образования меняют свой окрас. Когда-то так формировались хунвейбины и «Штурмовые отряды» Рэма. В какой-то момент подобные организации могут выйти из-под контроля.

Столкновения «Нацкорпуса» и полиции: спектакль, где оговорен лимит насилия и агрессии

-Если произойдет чудо, и руководство Украины поймет, что надо избавиться от всех этих праворадикальных организаций, оно легко с ними сможет покончить? И что для этого надо сделать: достаточно ли уголовного преследования, посадить Билецкого с Карасем, и проблема будет решена, или надо, хочешь или не хочешь, проводить «ночь длинных ножей»?

Вообще или еще. Почему «Нацкорпус» в войне с Порошенко выжидает, а не действует
Вообще или еще. Почему «Нацкорпус» в войне с Порошенко выжидает, а не действует
© Украина.ру
-Реально это уже существующая проблема: в юношеских анархистских мозгах может надолго засесть идея, что можно решать вопросы с помощью насилия, право на которое они могут отбирать у государства. А ведь «Азов» ежегодно на Украине проводит военные лагеря для юношества, где подобные идеи внушаются.

Это все проблема, но государство, я уверен, не должно решать ее с помощью насилия.

Я абсолютно убежден, что правильный путь разрешения проблемы — это путь переговоров и работы с лидерами и с самой молодежью. Идеи агрессивно-радикального характера, по сути, заполнили нишу, поскольку государство давно не понимает, что забота о молодежи предполагает целевые государственные программы формирования определенной идеологии и философии. Поэтому на это пустое место в голове молодых легло то, что легло.

Решить эту проблему насильственным образом нельзя, просто тогда эта проблема может уйти внутрь, в подполье, тем более подогреваемое подростковой склонностью к максимализму. Работа крайне сложная и кропотливая.