Публичному остракизму со стороны жюри нацотбора за позицию по Крыму и гастроли в Российской Федерации подверглись некоторые финалисты. Поэтому планируется, что в будущем украинские артисты будут не только прославлять страну песней, а и выполнять на сцене некую политическую миссию (не иначе как заявляя о российской агрессии). Также общественный вещатель всерьез намеревается не допускать к кастингу тех, кто гастролировал и гастролирует по России.

О том, как людей творчества пытаются на Украине загнать в рамки, о влиянии политики на музыку и о том, как дальше жить музыкантам и музыкальным коллективам, корреспондент издания Украина.ру расспросил Александра Капустина — профессионального музыканта, преподавателя, лидера и гитариста киевской поп-рок-группы «Фрэглы» (искаженное английское fragile, в переводе — «хрупкий»).

Группа участвовала в конкурсе Djuice Music Drive, в ходе которого из 1000 интересных музыкальных коллективов вошла в десятку самых популярных по итогам смс-голосования групп на Украине, став полуфиналистом фестиваля. Также коллектив засветился и на шоу талантов «Украина имеет талант». Сейчас ребята записывают как свои песни, так и песни для популярных видеоблогеров и еще ведут стримы на своем YouTube-канале.

- Какие ты сделал выводы после всех этих скандалов с отбором на «Евровидение»?

— Я свои выводы составил давно: музыка не должна быть политизированной. Музыка — это искусство, эстетическое удовольствие…

- По-моему, Джамала повела себя невежливо, вместе с ведущим Сергеем Притулой буквально допрашивая дуэт сестер Опанасюк ANNA MARIA о Крыме и их родителях, живущих и работающих там. Ведь родители Джамалы тоже живут в Крыму и неплохо себя там чувствуют. А она заявляет, что не может к ним поехать. Ну ведь что случится с Джамалой, поедь она в Крым? К примеру, в 2018 году полуостров посетили 1 млн украинцев.

— На сестричек, мне кажется, был заказ. Потому что немузыкант, ведущий (Сергей Притула. — Авт.) их просто убил. Девочки настроились на победу, а их в прямом эфире убивали. Это — заказ. А Джамала не может иначе, потому что она уже ввязалась в политику и обратного хода у нее нет. Ведь она поехала на «Евровидение-2016» не только благодаря своей позиции по Крыму и своему взгляду о депортации крымских татар, но и благодаря политике. То есть, можно сказать, ее убеждения вписались в политику. А ей тут еще жить и выступать.

- То есть Джамала — жертва обстоятельств?

— Да, я считаю, что она жертва обстоятельств. А вообще, она хороший, нормальный человек. Я знаю ее лично, поскольку мы вместе учились в консерватории. В то время мы поддерживали хорошие и дружеские отношения. О политике мы тогда не говорили — тогда было все ровно и хорошо.

—  А как насчет того, что она дважды выступала в России — причем в ночь на 1 января 2015 года — когда в Донбассе проходили одни из самых жестоких боев, например битва за Донецкий аэропорт? Она ведь об этом умолчала, когда таким же образом допрашивала MARUV.

— Ее не спросили, она и не сказала. Если бы спросили, она бы ответила.

- Как ты оценил выступление самой MARUV? Это была заслуженная победа?

— До нацотбора «Евровидения» я даже ничего про нее не знал-не слышал. Когда я ее послушал, меня ее таланты не впечатлили. С Сусаной (настоящее имя Джамалы. — Авт.) не сравнить.

- И все же MARUV выиграла нынешний национальный отбор.

— Насколько я понял, после обнародования информации о ее выступлениях в России ей предложили такой невыгодный контракт, чтобы она просто сказала «нет».

- Получается, дискредитировано народное смс-голосование, поскольку оно все равно ничего не значит для НОТУ?

— Вот именно. Люди выбрали эту девочку, а комиссия ее слила и сделала по-своему. И так во многих талант-шоу Украины.

- Неужели все так плохо?

— Так как мне нужно изучать песни, подбирать их, я часто смотрю разные зарубежные талант-шоу, в том числе отборы конкурсантов на «Евровидение». Ты когда-нибудь замечал, какие лица у членов жюри, например, в иностранном «X-Факторе» и «Голосе» в западных странах?

- Никогда не обращал внимание.

— Они — это другой менталитет. Они не воображают из себя пупов Земли, если их пригласили в комиссию. Для них участники — это такие же равные личности. А наши члены жюри как сидят? Строят гримасы и не дай бог чтобы без надменности пропустили кого-то в следующий тур. Потому что вскоре эти же участники могут прийти и сесть на их место в составе комиссий.

- И результаты отбора уже заранее известны?

— Уверен, что да. Везде так. Но доказать это невозможно.

- А как вообще попадают на кастинг для «Евровидения»?

— Специальные люди отбирают для прослушивания вокалистов или группы. Участники, как правило, выставляются продюсерами и представляют какие-то рекорд-лейблы (записывающие компании), или кто-то прошел по блату. И потом музыканты проходят голосование.

- А могут ли исполнители, поскольку многие из них известны в своих кругах и со связями, повлиять на выбор жюри?

— Безусловно. Так оно и есть.

- А у таких простых групп, как «Фрэглы», есть шансы?

— Нет, шансов нет.

Лидер киевской рок-группы: У Украины не получается отделять культуру от политики

- И по этой причине вы не прошли дальше в шоу «Украина имеет талант»?

— Мы выступали там как группа — вживую. В составе жюри были Влад Яма, Игорь Кондратюк, Сергей Соседов и Слава Фролова. После исполнения песни нас похвалили, и мы получили четыре «Да». Нам аплодировали.

- Вроде бы все хорошо складывалось…

— Нас вызвали во второй тур. А поскольку мы выступали в музыкальном жанре, это означало, что нужно что-то сыграть-спеть. И вот мы приходим на место, идем по коридору, нас снимают камеры, и тут появляется ведущая и говорит: «Вы не прошли».
Я спросил: «А разве мы что-то пели или играли, что мы уже не прошли? Почему мы не прошли, если нам сказали четыре «Да»?» Но ответа я не получил. И я понял, что нас пригласили снова, но только «для мясца». После этого я зарекся когда-либо принимать участие в этом дерьме.

- А ты сам задумывался над тем, почему так произошло?

— Может быть, кого-то не устроил текст песни. А она у нас патриотичная, на украинском языке. «Без ГМО» называется. Так вот, строчки «…и не афро, и не євро, а українці…» кому-то не понравились. Это был 2012 год, и, думаю, для кого-то они были лишними.

- В Википедии сказано, что твоя группа была участницей и украинского «Х-Фактора».

— В нем принимала участие наша вокалистка Наташа. Она прошла в следующий тур и попала в лагерь. С ее слов, ее не зарубили, а она сама запорола какой-то номер.

- То есть бороться за поездку на Евровидение твоя группа не будет?

— Нет, это глупо. Туда даже не нужно идти. У нас есть своя дорога.

- А если говорить о домашнем продвижении, что ты думаешь об украиноязычных квотах? Вы профессионалы, поете в том числе на украинском, и песни у вас идеологически вроде бы «правильные». А на радио вас вроде как нет.

— Попасть в радио-ротацию можно только по знакомству или за деньги. Доказательства? На YouTube тысячи каналов музыкальных групп, песни которых набрали не одну сотню тысяч просмотров и лайков, они звучат на радио? Нет, конечно. Качество продукции и таланта музыкантов на высоте, но мы продолжаем слушать одних и тех же, как на российском «Голубом огоньке».
Потому что радио захватили продюсеры, и радио ставит тех, кого им эти продюсеры дают. Кто платит — тот и музыку заказывает.
В общем, начинающим и даже опытным лучше раскручиваться через YouTube и вести стримы.

- Есть в Интернете такое сообщество, которое выявляет украинские мелкие/большие группы, выступавшие/выступающие в России. И от украинских организаторов выступлений этих коллективов требуют отменить эти концерты. И их отменяют, прецеденты есть. Какое у тебя отношение к таким общественным инициативам?

— Если рассматривать это сообщество как орган исполнения санкций к стране, на которую мировое общество наложило ответственность, и оно как контроль за несознательными гражданами, то это одно. А если таким способом расправляются с конкурентами в шоу-бизнесе и зарабатывают на этом — это другое. Нужно отделять.

- Такой черный список «несознательных» украинских групп недавно составил музыкальный продюсер Александр Ягольник. Еще он уверен, что победить на нацотборе на «Евровидение» MARUV помогла «рука Кремля».

— Я думаю, он хорошо на этой теме зарабатывает.

Лидер киевской рок-группы: У Украины не получается отделять культуру от политики

- После случая с MARUV общественный вещатель предложил узаконить запрет гастролей в России для тех, кто хочет участвовать в нацотборе на «Евровидение». Есть ли в этом смысл?

— Смысла нет. Но зарабатывать можно в разных странах.

- Сдается, что кроме как на площадках России у малоизвестных и бюджетных украинских групп немного способов проявить себя за пределами родины. А «Евровидение» — шанс для них засветиться на международной арене. Разве нет?

— Таланты со связями могут заработать и в других странах, а обычные музыканты лишатся возможности поехать на гастроли в РФ и заработать себе на инструменты. Да, это действительно значит, что они не смогут себя показать и других посмотреть.

- Ты только что сказал, что музыка не должна быть политизированной. Но ведь ты написал песни про Владимира Жириновского и Надежду Савченко.

— Я должен заметить, что изначально мы поем про интересных людей. А про Жириновского — это сатирическая песня. Мне он нравится не как политик, а как артист. Кстати, он неплохой певец. В политику я не лезу. Я знаю, что он — богатый человек и в нем есть много негативных моментов, но меня это не интересует. Когда он «мочит», он у меня вызывает улыбку. Поэтому я и написал про него песню.

Что касается Савченко, то меня взволновали заявления о том, что она собирается взорвать Раду и весь правительственный квартал. Но мне кажется, она борется и хочет сделать так, чтобы мне и всем остальным лучше жилось. Поэтому, когда ее арестовали, я не смог промолчать. Я считаю, что она сидит несправедливо, потому как обвинить ее обвинили, но доказательства не предоставили.

- А ведь о Савченко мы узнали во время и после Евромайдана. Ты ведь поддерживал эту гражданскую акцию протеста?

— Не совсем так. Я поддерживал первый Майдан, в 2004 году.

- А чем тебе не понравился Майдан-2014?

— Я такой человек, который старается на грабли дважды не наступать. Я знаю, что любой Майдан — это повышение доллара, а значит — падение зарплаты и рост цен. И меня это не устраивает. Потому что доллар стоил 8 гривен, а сейчас — 27-28 гривен. Пройдет много лет, пока зарплаты проиндексируются в несчастные 500 долларов.