Мы продолжаем знакомить наших читателей с российской и польской украинистикой и, к сожалению, приходим к выводу, что мы отстаем от Польши в этом вопросе, где после 2014 года начали серьезно заниматься Украиной.

- Издание Украина.ру сделало несколько интервью с российскими украинистами.

Они все в один голос говорят, что Польша обгоняет Россию в изучении Украины — открылись научные центры, пишутся диссертации, в польских вузах обучаются украинские студенты. Вы согласны с этим мнением?

— Бурный рост был обусловлен существовавшей низкой исследовательской базой: раньше почти никто не исследовал Украину в качестве автономного субъекта, в отрыве от российского контекста. Преобладало мнение о сезонности этого государства и философия, что если хочешь что-то решить в Киеве — звони в Москву.

Для этого ни украинский язык, ни глубокое понимание общества были не нужны. Сейчас польская украинистика создается практически с нуля в ответ на вызовы международной и внутренней обстановки: во-первых, с момента возникновения угрозы исчезновения украинской государственности в 2014 году правительство включило поддержку украинского суверенитета в перечень национальных приоритетов Польши. Поэтому польская власть поняла: срочно нужны кадры для МИДа и других структур.

Во-вторых, в связи с колоссальным наплывом мигрантов украинские проблемы или, если выражаться политкорректно, темы становятся для нас внутренними.

И в-третьих, есть коммерческий аспект: украинские студенты привозят с собой деньги, работники покупают квартиры и так далее. Это уже сейчас заметный сегмент рынка, который нужно обслуживать.

Польские think-tank'и грязи не боятся
Польские think-tank'и грязи не боятся
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

- Почему Украина так важна для Польши, что ради нее создается столько центров?

— Польская политическая мысль работает по заветам знаменитого Ежи Гедройца, главреда крупнейшего польского эмигрантского журнала «Культура», издававшегося после Второй мировой войны во Франции: нет суверенной Польши без суверенных Украины, Белоруссии и Литвы — поддержка независимости Киева включена в топ приоритетов государственной политики.

Политическая и военная элита считает, что таким образом создается стратегическая глубина и российская угроза (что это такое на практике — это отдельная тема) отодвигается на 1500 км восточнее нашей границы.

В свою очередь, интеллектуальная элита любит чувствовать себя Прометеем: мол, мы старшие братья — мы принесем туда, в смысле — в Украину, цивилизацию.

По собственному опыту могу сказать: чисто по-человечески приятно, когда оттуда, из Украины, приезжают серьезные люди и покорно спрашивают: скажите, что и как делать?

Это во многом наша психологическая реакция на ситуацию 90-х, когда Запад учил нас, поляков, как жить, а также рефлекс ягеллонской традиции перетягивания Восточной Европы на Запад.

- Вы не могли бы рассказать о польской украинистике — кто (персонально) и в каких центрах и университетах занимается Украиной? Какие исследования ведутся по истории, экономике, политике Украины?

— Центров очень много — украинская тематика стала модной и перспективной для карьерного роста. Эти структуры можно разделить на два вида: культурно-теоретические и политически-прикладные.

Первые — это 6 кафедр украинистики в ведущих вузах, а также институты славяноведения и культурологии Восточной Европы. Там работают люди, которые реально читают Ивана Франко и Лесю Украинку в оригинале и ведут бесконечно интересные дискуссии о сути украинскости.

А вот вторые — это люди, которые реально тренируют мозги для того, чтобы изменить геополитические параметры региона. Чтобы, выражаясь на бандитском жаргоне, разрулить украинскую тему.

Это прежде всего ныне очень влиятельный Институт политических исследований и международных отношений Ягеллонского университета, который практически в полном составе (преподаватели плюс их бывшие магистранты и докторанты) перешел в администрацию президента Польши, посольства и консульства. Их лидером является президентский министр Кшиштоф Щерский. К ним принадлежит посол в Киеве Ян Пекло, многие другие дипломаты «нового набора» в странах бывшего СССР.

Второй центр влияния — это SEW — Центр Восточной Европы Варшавского университета под руководством Яна Малицкого. Об этой структуре я написал обширную статью, которая вызвала бурю обвинении в мой адрес. Не спрашивайте почему — не хочу больше затрагивать эту тему.

В-третьих, нужно подчеркнуть роль OSW — Центра восточных исследований. Это государственный мозговой центр, в котором работают кадры высочайшего уровня. Хотите знать, что думают в Польше по поводу Украины, читайте их анализы. Это Тадеуш Ольшанский, Войцех Конончук, Шимон Кардась и многие другие.

Можно добавить еще Станислава Беленя из Института международных отношений Варшавского университета и Анджея Шептицкого (потомка того самого Андрея Шептицкого) из Польского института международных дел.

- А изучает ли польская украинистика бандеровцев и их нынешних преемников из С14 или "Правого сектора"*? Вообще польские украинисты информируют польское общество и польские власти, что это все — фашисты?

— Утверждение, что все они фашисты, не соответствует действительности. На эту тему ведутся интенсивные исследования, прежде всего силами Института национальной памяти. Абсолютным авторитетом в сфере изучения преступлений украинских националистов является Гжегож Мотыка, книги которого стали бестселлерами.

На предмет рецидива бандеровщины и в целом неофашистских тенденций существует консенсус, который заключается в подходе: фиксировать все на всякий случай на потом, а пока молчать, дабы не подыгрывать России в деле уничтожения украинской государственности. Так что исследования есть, но для внутреннего пользования, а не для внешней политики.

Это дьявольская альтернатива: либо мы будем добиваться правды и тем самим поможем разрушить Украину, либо молча поможем ее укреплять. Это очень неприятно, но это политика.

Официальная позиция такова, что это маргиналы, которые исчезнут на пути Украины в Европу.

Якуб Корейба: Украинцы нас, поляков, кормят
Якуб Корейба: Украинцы нас, поляков, кормят
© Facebook/Kuba Korejba

- Вообще польские власти в своей деятельности используют какие-то выводы польских украинистов и их рекомендации?

— Власти опираются на выводы экспертов, так как у наших политиков традиционно очень мало заграничного опыта, а Восточная Европа это вовсе terra incognita, своего рода страшно непонятный и пугающий Мордор, который до 2014 года все по умолчанию считали российской зоной влияния.

Но время изменилось, новые факторы заработали, и нужно этим заниматься, хотя польская власть делает это без энтузиазма. К примеру, не представляете, как сложно найти в МИДе людей, которые хотели бы поехать работать в страны бывшего СССР. Поэтому любой эксперт по Украине, который хотя бы что-то понимает в украинских вопросах, пользуется большим авторитетом.

Кстати, до того как на меня было наложено клеймо пророссийскости и полный запрет на присутствие в мейнстримовских СМИ, я тоже считался одним из наиболее глубоких аналитиков по украинским делам.

Мою диссертацию «Проблемы европейской политики в отношениях России и Украины» читали в высоких польских кабинетах. Она, кстати, оказалась пророческой: вышла в форме книги в начале 2013 года, а уже в ноябре все написанное сбылось в жизни.

- Насколько польская украинистика изучает жизнь и быт украинцев, которые живут в Польше?

— Польша смотрит на украинцев как на ресурс, прежде всего экономический. Особенности социально-культурного бэкграунда интересуют максимум что странноватых умников из маргинальных институтов культурологии. Но это пока не проблема.

Когда они начнутся (а я уверен, что рано или поздно это произойдет), специалист по Украине появится в каждом отделении полиции. Любой ресурс имеет свою цену, и Польша, если она хочет дальше развиваться, должна быть готова ее заплатить.

Якуб Корейба: Доживи Пилсудский до 1939 года, Польша и Германия провели бы парад на Красной площади
Якуб Корейба: Доживи Пилсудский до 1939 года,  Польша и Германия провели бы парад на Красной площади
© РИА Новости, Евгений Халдей | Перейти в фотобанк

- Различает ли польская украинистика западных украинцев от надднепрянских? Украиноязычных украинцев от русскоязычных?

— Интеграция украинцев в польское общество — это вообще многоаспектная тема. К примеру, русские украинцы сливаются с поляками гораздо быстрее, чем западенцы, часто по банально бытовым причинам: им дольше и дороже ездить домой на праздники и выходные. Плюс нет националистической компоненты.

Вообще я считаю, что именно русские граждане Украины станут драйвером ее движения к Европе. Не в последнюю очередь потому, что бандеровцев мы всех забаним. Спросите у Вятровича (директор Института Национальной памяти Украины — Ред.) .

*Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ