Международный консорциум журналистов-расследователей снова обнародовал базу данных из более 200 000 офшорных компаний, зарегистрированных через Mossack Fonseca. Эти данные с панамских документов обнародованы на сайте Offshore Leaks. База данных построена только на части документов, ставших утечкой данных из панамской компании Mossack Fonseca, которые и регистрировала их в офшорах. В документах есть оффшоры, зарегистрированные на Петра Порошенко, Бориса Ложкина, Павла Лазаренко, Геннадия Труханова. В офшор также была выведена Кондитерская компания «Конти», бенефициарами которой являются брат Рината Ахметова Игорь и экс-депутат, член "Оппозиционного блока"Борис Колесников. В базе данных можно увидеть и все 26 оффшорных компаний, зарегистрированных на сына экс-премьера Николая Азарова Алексея. В целом, в новом панамском списке — более 600 украинских фамилий. О том, почему свежая информация о панамских офшорах была выброшенав информационное поле именно сейчас и к чему это приведет, корреспондент ГолосUAузнавала у руководителя Центра «Третий сектор» Андрея Золотарева.

— Андрей Владимирович, насколько масштабно украинский бизнес участвует в офшорах? Каких еще разоблачений следует ждать?

— Там — весь украинский бизнес. Мало кто уже помнит, но в начале 90-х, когда деньги делались буквально «из воздуха», миллионные состояния иногда сколачивались за считанные часы, возникла проблема, где эти деньги прятать. Их стали выводить через Прибалтику, Виргинские острова, штат Делавер, остров Мэн, Панаму, Бейлис. Собственно, именно тогда стали активно использовать офшорные зоны. И активизировалось коммерческое предложение о помощи в приобретении офшорных компаний. Офшоры позволяют создать близкие к идеальным условия для стартапа, когда налогообложение способствует открытию бизнеса с минимальными издержками. На Кипр, например, это привлекло миллиардные суммы. По большому счету, этим пользовались, как «черной кассой», спрятанным кошельком. Украинские бизнесмены в условиях, когда в стране наблюдается непостоянство законов, не оформлены права собственности, минимизируют налогообложение и прячут деньги. В год, по самым скромным подсчетам, в офшоры уходило 7-10 миллиардов долларов. За годы украинской независимости из украинской экономики утекло порядка 200 миллиардов долларов. Сказать, что все эти деньги были утрачены безвозвратно, тоже неверно: они возвращались в виде иностранных инвестиций.

— Существует законная и незаконная офшорная деятельность. Вчера в соцсети увидела комментарий одного крупного украинского бизнесмена, сетовавшего, что журналисты не знают — лицензию на деятельность его компании в офшорах выдал Нацбанк…

— Это — спорный вопрос. Да, НБУ выдавал лицензии. Но это, по большому счету, сути не меняет. В отношении офшоров Президента: человек, который избирается на политическую деятельность, формирует государственную политику, правила игры, должен решить вопрос о своей офшорной деятельности: честно признаться, что, как и все украинские предприниматели, он испытал на себе «пресс» налоговых органов. Это было бы понятно. Но все произошло по принципу «все тайное становится явным», что нанесет очень серьезный репутационный удар по Президенту. В то, что будут какие-то юридические последствия, я мало верю.

«С помощью офшорного скандала Запад пытается «разбудить» украинское общество»

Офшорный скандал затронул многие политические фигуры: в Британии отец Кэмерона оказался причастным к офшорной компании, был задействован премьер Исландии.

— Почему вы считаете, что в Украине не будут наказывать за незаконную офшорную деятельность?

— Это было бы слишком показательно: на фоне офшорной деятельности Президента наказывать кого-то из предпринимателей. Такие дела будут «спускать на тормозах». Мне кажется, не будут и уточнять, законны или незаконны офшоры. Но репутационный ущерб Президенту будет нанесен однозначно. Ведь большинство украинцев имеет весьма смутное представление о том, что такое офшор, считая это чем-то нехорошим. Так что это станет еще одной «ложкой дегтя» в репутации действующего Президента.

— Чем это ему может грозить?

— Переполнит ли это «чашу терпения» украинцев, не знаю. Но это приведет к очень неприятным для власти последствиям — утрате доверия людей. А, как следствие, делегитимизации власти.

— Не заинтересован ли сам Президент законодательно «закрыть» тему офшоров? Ведь и его компании выдавалась лицензия НБУ?

— В условиях, когда существует кумовство, коррупция, грань законного и незаконного стирается. Касается это и Нацбанка, разрешающего такую деятельность «своим». Это вопрос нужно решать кардинально, довести до логического завершения, сделать вывод средств в офшоры невыгодным, минимизировать его. Была бы на это политическая воля.

«С помощью офшорного скандала Запад пытается «разбудить» украинское общество»

— Почему информация о владельцах панамских офшоров выдается порционно?

— Мне представляется, что за скандалом с Fonseca стоят не только журналисты (во что я мало верю) и спецслужбы. Но и — специалисты по работе с общественным мнением. Ведь те, кто выбрасывает эту информацию, прекрасно понимают: если выводить ее всю сразу, одним пластом, возникнет разовый эффект. А вот выдавая ее порционно, эффект растягивают. Так что за этим стоит какой-то более глобальный план, чем репутация Порошенко внутриполитические проблемы Украины, Исландии или Великобритании. Мне кажется, это — глобальная антиофшорная кампания. Мировая экономика становится более прозрачной, сильные мира сего заинтересованы в том, чтобы финансовые потоки контролировались. И здесь есть очевидный элемент — борьба с терроризмом, ИГИЛ, которые, наверняка, так же активно используют офшорные компании, выводя средства от контрабанды нефти. Так что это — изменение мирового экономического порядка. Вот что стоит за антиофшорной каманией.

— Можно ли говорить, что таким образом оказывается давление на действующую украинскую власть?

— Запад, устав от политического обмана и болтовни правящей украинской элиты, перестал «делать знаки» властной верхушке. И подает сигналы украинскому гражданскому обществу, чтобы оно обратило внимание, что власть создает иллюзию реформ, на которые Запад рассчитывал.

Марина Иванова

Источник публикации