Ядерной энергетикой Украины «рулит» политическая целесообразность

— До 2014 года больше половины украинской электроэнергии производилось на атомных станциях. Сейчас эта статистика как-то изменилась?

— Ситуация изменилась в сторону увеличения доли электрической энергии, производимой на АЭС. В последнюю зиму — 2015-2016 годов — доля достигала 60%, что не очень хорошо для регулирования энергосистемы, так как несет потенциальные угрозы и неудобства для оператора объединенной энергосистемы Украины. Маневренные мощности сократились — система перестает быть гибкой.

— Украина фактически отказалась от совместного с Россией строительства завода по производству ядерного топлива. Сегодня речь идет об отказе от поставок топлива российской компанией ТВЭЛ в пользу американской Westinghouse. На каком этапе переговоры и возможен ли такой переход в принципе?

— С Westinghouse договоренности были достигнуты еще при Ющенко. И при президенте Януковиче они активно реализовывались. По данным Госстата только в 2011 году доля закупленного топлива Westinghouse достигала почти 25% в общем объеме. А уже в 2015 году она была порядка 11%.

Этот завод действительно нужен был Украине для создания собственного цикла производства ядерного топлива. Но, по неофициальной информации, проект торпедирован со стороны Украины — министерства энергетики и «Энергоатома». В значительной мере — по политическим мотивам, с учетом крайне напряженных отношений с Россией. Но прекратить проект будет не так просто — подписаны документы о создании совместного предприятия и нужно как-то отыгрывать эту ситуацию назад. Возможно, мы даже дождемся исков с российской стороны — партнеров по СП.

Топ-менеджеры Westinghouse прямым текстом намекают украинским чиновникам в своих интервью: «Зачем вам завод?» У Westinghouse стоит завод в Швеции, который производит топливо для реакторов. Им не выгодно строительство предприятия-конкурента в Украине. Похоронив проект с российскими партнерами, нынешнее украинское руководство, по сути, ставит крест на строительстве завода и на создании цикла производства ядерного топлива. Никто кроме россиян финансировать этот проект не будут. Таким образом, переключаясь на топливо Westinghouse и отказываясь от строительства завода с россиянами мы не становится более независимыми в области энергетики, наоборот — хороним эту надежу.

Ядерной энергетикой Украины «рулит» политическая целесообразность

— Чем чревато анонсированное «Энергоатомом» «маневрирование» атомными мощностями (предполагает разгрузку блоков до 75%) в течение суток. Возможно ли это?

— Еще в 2009 году господин Недашковский — сейчас он в четвертый раз глава Энергоатома говорил, что мы готовы маневрировать блоками реакторов. Теперь оказалось, что мы не так уже готовы, хотя еще предыдущий министр энергетики Демчишин и Кабмин Яценюка представлял соответствующую программу, где в качестве приоритетов было названо, что в 2016 году нужно начать маневрировать этими блоками. Да, какие-то работы проводились, в том числе в течение суток на одном из блоков Ровенской АЭС. Их вели с привлечением экспертов с российских специалистов — блоки-то все советского дизайна, спроектировавшие и обслуживающие их организации находятся в России.

Другой важный аспект — экономика. Экономия от маневрирования может быть перекрыта потерями. Дело в том, что ядерное топлива в этом случае быстрее выгорает, а энергоблоки быстрее амортизируются. В общем, этот вопрос до конца не изучен. И спешка здесь чревата большими проблемами.

— С чем связаны эксперименты с поставкой непроектного топлива и изменением мощностей АЭС? Чего в этом больше — политики, экономики, вопросов безопасности?

— Появление топлива Westinghouse связано с политикой. Есть даже цитаты представителей Госдепа, где те признаются в продвижении интересов американских компаний. Они начали это лоббирование при явно проамериканской администрации президента Ющенко. Сейчас Westinghouse снова дают «зеленый свет».

Да, конкуренция на рынке должна приводить к позитивным сдвигам. Когда в Украину пришел Westinghouse, российский ТВЭЛ должен был задуматься об улучшении своей продукции. Так и произошло: в последние годы российский ТВЭЛ из-за конкуренции с Westinghouse в Украине реализовал ряд мероприятий, которые привели к улучшению качества российского топлива.

Но выгоды от контрактов с Westinghouse нам неизвестны — сами контракты засекречены. Есть информация о том, что топливо дороже, но Westinghouse объясняет это тем, что у них туда больше помещается обогащенного урана, следовательно больше выделяется тепловой, а следовательно и электрической энергии из одного и того же количества сборок. Так или иначе проверить это невозможно. Если топливо дороже, то кто покроет разницу? Потребитель? Если это действительно так, то такая диверсификация никому не нужна.

— Новый министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак озвучил, что Украина до сих пор платит России за свою ядерную безопасность — Украина ежегодно платит свыше 150 миллионов долларов России за хранение ядерного топлива. По его словам, Украина должна построить собственное хранилище ядерного топлива. Насколько это целесообразно, на ваш взгляд?

— Есть международная конвенция и ряд документов, которые говорят о том, что страна, которая производит ядерные отходы, должна их у себя и хоронить. Пока человечество не изобрело способа превратить их во что-то, что не будет угрожать экологии. С точки зрения международного права, возвращение ядерных отходов в Украину безальтернативно. Сейчас они перерабатываются Россией и хранятся на ее территории. Но к 2018 году Украина должна забрать это все обратно согласно существующим межгосударственным договоренностям.

Ядерной энергетикой Украины «рулит» политическая целесообразность

Кроме того, топливо Westinghouse, которое эксплуатируется на украинских АЭС, Россия на переработку себе брать не будет. Я думаю, это стало одной из причин активизации проекта ЦХОЯТ. Сам проект, кстати, тоже начинался при Ющенко, но так и не продвинулся. Его подрядчик — Holtec — повысил стоимость от 200 до 300 миллионов долларов США. Проблема «Энергоатома» еще в том, что эти деньги нужно собрать в тарифе. Больше неоткуда.

Есть еще один нюанс. Украина платит свыше 150 миллионов долларов России за хранение и переработку этих отходов. За переработку топлива все равно придется платить. И нужно разбираться в том, сколько денег платят за хранение, а сколько за переработку. Наши «патриотические друзья» из Энергоатома очень любят на этой цифре спекулировать.

Что касается Семерака. Я не знаю, как на этом место поставили человека, который не имеет никакого отношения к экологии. У нас вообще горе: на министерство экологии ставили людей, которые к экологии не имеют. Наверное, новая власть считает, что там вообще не нужны специалисты. Экологическая общественность от такой кадровой политики просто в ужасе.

— Предполагается, что Германия отключит последний ядерный реактор к 2022 году. Япония после аварии на Фукусиме взяла курс на отказ от ядерной энергетики, но экономическая стагнация может заставить правительство этой страны пересмотреть решение. Какой из трендов — отказ или развитие атомной энергетики — сегодня доминирует в мире?

— Тренд по выводу блоков АЭС из эксплуатации нужно признать локальным. В данном случае — немецким. В прошлом году в мире ввели порядка 7, а может и больше, гигаватт мощности. Причем, в этом процессе лидирует Китай. Поэтому говорить о «закате ядерной генерации» пока некорректно. Есть ряд примеров и в Европе — та же Франция, которая не собирается даже снижать долю ядерной генерации в общем балансе. Об этом даже речь не идет. Не скажу, что ядерная энергетика переживает «золотой век», но говорить о каком-то закате некорректно. И отрасль и мировая общественность требует поиска решений по безопасности и по захоронению отходов.

Кстати, что случилось в Японии? Там не блок вышел из строя, не было взрывов в активной зоне, как в Чернобыле. Там из внешней среды пришла большая волна и разрушила станцию на берегу океана. Ядерная энергетика до сих пор имеет и большие плюсы. Это нулевые выбросы по СО, высокая экологичность, низкая операционная себестоимость производства электроэнергии. Возвращаясь к ФРГ, нужно задать вопрос, чем они будут все это замещать. Альтернативная генерация — солнце, ветер — это дорого, пока что очень дорого и не всегда применимо.

— Как сказался на отрасли отказ Германии и отчасти Японии от программ развития атомной энергетики? Повлиял ли на спрос на углеводороды в мире?

— Как ни странно, падение цен на углеводороды, по данным 2015 года не сказалось на количестве инвестиций в альтернативную генерацию. Если брать по введенным мощностям, то тенденции прошлого года пока сохранились. Газовая и угольная генерация находятся на том же уровне по объемам инвестиций, альтернативная и ядерная генерация — увеличились. Тенденции последних лет сохраняются, несмотря на падение цен на газ, он — основной источник производства электрической энергии. В общем, пока никакого существенного сдвига, несмотря на падение цен на нефть и газ в мире, на протяжении последних полутора лет не произошло.

— Как мир сейчас отвечает на извечный вопрос об атомной энергетике: Дешевизна vs Безопасность?

— Операционная стоимость ядерной энергетики низкая. Некоторые альтернативные виды дают в разы большую стоимость. Они чистые с точки зрения экологии, но там себестоимость такая, что непонятно, кто из потребителей будет оплачивать эту энергию. Особенно дорогие приливные электростанции. Солнечные станции за последние годы подешевели, но тоже стоят дорого. Так что будущее за развитием технологий безопасности ядерных реакторов и решение проблемы отходов. Мы видим такие разработки. Когда в России разрабатывается МОКС-топливо, которое фактически производится из ОЯТ. Можно вспомнить и тот же запуск реактора БН-800на Белоярской АЭС. Все это дает большие плюсы для отрасли в целом. Поэтому в мире ядерная генерация однозначно будет развиваться.