Странные вещи происходят в украинском правительстве. Министры один за одним собираются в отставку, а потом так же дружно отзывают свои заявления. В минувший четверг сразу 4 министра в Кабмине Арсения Яценюка сообщили о том, что «передумали».

Вместе с тем, министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус своего решения уйти в отставку пока не меняет, поясняя это тем, что ему препятствуют в осуществлении реформ. Вслед за министром заявление об увольнении написали и несколько его заместителей.

Соединённые Штаты Америки устами своего посла на Украине высказали сожаление по поводу этой отставки. Аналогичные заявления сделали дипломаты ещё ряда стран. Однако чаще желание Абромавичуса покинуть свой пост поясняют тем, что он просто побоялся ответственности за экономический провал.

Корреспондент Украина.Ру Алёна Сергеева побеседовала с экс-министром экономики Украины Виктором Сусловым о том, чем на самом деле может быть вызвана отставка министра экономического развития и каковы возможные последствия данного шага.

Виктор Суслов: У Абромавичуса действительно было мало шансов остаться

— Виктор Иванович, как Вы оцениваете решение Абромавичуса относительно его отставки?

— Здесь нужно понимать суть отношений в правительстве, суть отношений министров с депутатами и многие внутренние процедуры, связанные с государственной службой на таком уровне. Министр может сам пожелать подать в отставку, такая возможность предусмотрена законодательством. Но в данном случае стоит обратить внимание на мелочность повода: жалобы на то, что депутат Верховной Рады Игорь Кононенко мешает проводить реформы.

Однако Кононенко для министра экономики начальником не является, он ничего не может ему приказать. А заявления о том, что народный депутат хочет кого-то своего назначить министру в замы… Понимаете, по существующим процедурам, никакой депутат и даже Верховная Рада в целом никого в заместители министру назначить не могут. Для этого сам министр должен подписать обращение в Кабинет министров Украины и предложить ту или иную кандидатуру.

А данная история отдаёт такой достаточно крупной политической провокацией, и о её целях я расскажу чуть позже. Конечно же, всё это время наши депутаты пытаются лоббировать какие-нибудь интересы. Зайдите в любой день в приёмную любого министра, и увидите там нескольких депутатов: один из них пришёл просить назначить кого-либо куда-либо, второй пришёл решать какие-то проблемы своего округа, кто-то может предлагать реализовать какой-то проект, найти финансирование для него и т.д. Это обычная практика. И в подавляющем большинстве случаев министры депутатам отказывают, потому что у них нет лишних денег, нет лишних постов и у них нет желания брать чьих-то людей, не всегда компетентных, на какие-либо должности.

Я, будучи на посту министра и на других должностях, отказывал, наверное, десятки раз. В общем, отказывать в таких случаях — это обычная практика, и здесь нет никакого повода для заявлений о коррупции. Нет ни самого события преступления, ни его состава. Мне даже интересно, что сейчас будет наше Антикоррупционное бюро разбирать, потому что ведь разбирать здесь совершенно нечего.

— И всё-таки, каковы могут быть истинные причины решения Абромавичуса уйти в отставку? То, что он озвучил, известно. Кстати, одной из причин было и то, что сняли охрану с министра и его семьи…

— Знаете, меня это возмутило. Министру экономики охрана не положена. Существуют законы, которыми чётко определён перечень лиц, кому положена государственная охрана. А за свой счёт, частным образом он вправе нанять кого угодно. Так что все эти обиды на то, что с него сняли охрану — это заявления совсем другого плана, и здесь уже есть элемент коррупции (в случае если охрана предоставлялась незаконно, незаконно тратились бюджетные средства). Законным предоставление охраны может быть в случае, если есть факты, свидетельствующие, к примеру, о подготовке покушения на министра или на членов его семьи.

Я сам попадал в такую ситуацию. Было, что и мою дочь охраняли. Но это было тогда, когда я проводил решения, затрагивающие большие интересы. Тогда я получал конкретные угрозы, в том числе и в отношении моей семьи. Если же у Айвараса Абромавичуса таких предпосылок не было и если не объявлено реальных фактов коррупции со стороны окружения Петра Порошенко (а их, скорее всего, и не будет объявлено) — значит, это крупный политический шаг, нацеленный, как я думаю, против Президента Украины.

Виктор Суслов: У Абромавичуса действительно было мало шансов остаться

К тому же, всё это происходит в условиях, когда готовится отчёт правительства, и вероятна отставка всего Кабинета министров. Конечно же, все знают, кто такой Игорь Кононенко. Это не просто народный депутат, не просто заместитель руководителя фракции Блока Петра Порошенко. Это ближайший друг и бизнес-партнёр президента, его особо доверенное лицо. Поэтому когда этот депутат Кононенко обвиняется в коррупции, то ясно, что имеется в виду Пётр Алексеевич. И это, по сути, попытка дискредитации Президента.

— По вашим предположениям, скорее всего, Айварас Абромавичус предвосхитил возможные события по поводу отставки Кабмина, решил действовать на опережение? Или просто не захотел брать на себя ответственность за экономический провал?

— И то, и другое. Во-первых, у Абромавичуса действительно было мало шансов остаться. В руководстве страны, и это мне известно достоверно, вопрос о его отставке действительно обсуждался. Мало того, и в этом действительно участвовал Кононенко, есть даже проект постановления Верховной Рады о его отставке. Поэтому нужно разбираться. Что же касается результатов деятельности Абромавичуса на посту министра… На него кто-то клеит ярлык реформатора, но это совершенно незаслуженно.

— Так ведь он сам так о себе говорит.

— Он говорит. Понимаете? Человека реформатором должна признать общественность. Ведь Бальцерович (Лешек Бальцерович, польский экономист. В прошлом — вице-премьер-министр и министр финансов польского правительства — ред.) не потому реформатор, что он сам себя реформатором объявил.

Сейчас стали искать, какие же реформы на Украине совершил Абромавичус — и не находят. Вот и журнал «Forbes» на днях разместил большой анализ на сей счёт. Ну не находят успешных реформ, которые провёл этот министр экономического развития. Зато есть другие факты. Кто-то должен отвечать за провал евроинтеграции. Соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом вступило в действие. В прошлом году ЕС снял пошлины с украинских товаров, но при этом экспорт Украины в страны Евросоюза почему-то упал на 30%. Почему? Почему не прошли сертификацию очень многие виды украинской продукции? Таких неприятных вопросов, на которые надо было бы отвечать министру экономики, множество. И понятно, что отвечать не хочется.

Виктор Суслов: У Абромавичуса действительно было мало шансов остаться

Кстати, для украинской политики вообще типична ситуация, когда прежде чем тебе сказали, что ты плохо работал и отправили в отставку, ты обвиняешь всех кого угодно и громко уходишь сам, пытаясь тем самым хоть как-то спасти свою репутацию. Это стандартный шаг, так поступали очень многие наши «реформаторы». Виктор Пинзеник так уходил дважды или трижды. И благодаря таким громким заявлениям он как бы сохранял определённую репутацию. Позитивное ожидание от него реформ давало ему возможность потом вернуться назад. Так уходил Владимир Лановой. Да многие уходили подобным образом. То есть это достаточно понятный и простой путь. И, конечно же, здесь надо разбираться в том, что сделано, а что — нет.

Я сам был министром и знаю, какова роль министра экономики. У меня, например, был прямой телефон с президентом. Думаю, что и у нынешнего министра он тоже есть. Для министра экономики не составляет проблемы поговорить с президентом практически в любой день. Да, разговор такой состоялся и у Абромавичуса с порошенко, но он состоялся уже после начала этого скандала. Возникают у тебя проблемы — позвони президенту, приди к нему, обсуди это. Такие вопросы нужно решать в рабочем порядке, а не начинать сразу со скандала. А особенность иностранцев, которых, как я считаю, всё-таки ошибочно привлекают на такие высокие должности в Украине, — у них нет понимания того, что подобными действиями они наносят колоссальный ущерб. И даже не президенту, а Украине в целом. Уже имеем заявления нескольких послов, раздувается международный скандал. После такого, извините, денег Украине никто не даст.

— Кстати, уже звучат опасения относительно прекращения кредитования Украины со стороны Международного валютного фонда. Как Вы оцениваете эти и другие возможные экономические последствия от такой отставки?

— Экономическая ситуация на Украине сейчас очень сложная. Кризис стремительно углубляется, гривна падает. И всё это — результат неясности в сотрудничестве с МВФ. Более 5 месяцев Фонд не даёт очередных траншей, а заявления о том, что Украина должна будет подписать новый меморандум, означают, что МВФ признал: Украина не выполнила своих обязательств.

Да, мы очень многого не знаем из того, что там, на этой кухне варится. Но, по всем внешним признакам можно утверждать, что есть серьёзные проблемы в сотрудничестве Украины с Международным валютным фондом. И в этих условиях любой скандал (а особенно — скандал, связанный с громогласными обвинениями в коррупции), неизбежно приведёт к затруднению получения финансирования. Любого — будь то от МВФ или от других иностранных доноров.

Заявления послов ведущих стран, включая послов Евросоюза и США, на самом деле, связаны с обвинениями в коррупции. Более всего послы озабочены именно этим, а не судьбой Айвараса Абромавичуса. Они, прежде всего, политики, они представляют свои страны. И им понятно, что если министр говорит о мощнейшем коррупционном давлении — на самом деле власть на Украине не реформаторская, а коррупционная.

Министр экономического развития говорит о том, что ему не дают проводить реформы, говорит, что он не может здесь себя реализовать. Какой должна быть реакция мировой общественности? Конечно же, реакция будет, и она уже есть, она абсолютно негативная. То есть министр начал предпринимать шаги, которые наносят Украине колоссальный ущерб.

— Чего ожидать в ближайшей перспективе?

— Как сказала глава Нацбанка Валерия Гонтарева, (и здесь я с ней абсолютно согласен) в стране нет предпосылок для стабилизации гривны. Это заявление произвело фурор. А я скажу, что в создавшейся обстановке в стране нет предпосылок не только для стабилизации национальной валюты, а и для замедления кризиса вообще.

Все эксперты однозначно высказались по данному поводу. Мы имеем превращение экономического кризиса в достаточно серьёзный политический кризис, результатом которого могут стать и досрочные выборы Верховной Рады, и досрочные выборы президента. И если это произойдёт, если именно такова цель данного скандала, то Украина должна будет пережить этап тяжелейшей дестабилизации.

Виктор Суслов: У Абромавичуса действительно было мало шансов остаться

Тем более, что не решены ключевые вопросы: ситуация в Донбассе не урегулирована, проблемы с долгами огромные, в этом году мы должны выплатить очень много.

Мне даже страшно называть вслух, сколько это составляет по государственным и негосударственным долгам — 52 миллиарда долларов, на минуточку. Часть из этих долгов, конечно, будет реструктуризирована. Но справляться с долговыми проблемами будет очень тяжело. Мы видим ситуацию в банковской системе, видим, что резко падают валютные поступления.

Кстати, та же Гонтарева недавно на пресс-конференции объявила, что в январе этого года валюты пришло в страну на 22% меньше, чем год назад. И это ведь очень тяжёлый булыжник в огород Айвараса Абромавичуса, поскольку именно он у нас отвечает за торговлю. Отсюда следует целый ряд других крайне негативных последствий, и этот скандал с отставкой раскручивает ещё большее ухудшение ситуации.

Беседовала Алёна Сергеева