- Год назад, подводя итоги 2015 года, мы с вами говорили, как пережить кризисные времена с открытой душой, не переставая помогать ближним. Увы, лучше не стало, наоборот вокруг все хуже, доходы граждан скукоживаются как шагреневая кожа… Как перетерпеть тяжелое время?

— Не буду пересказывать анекдот, который недавно вспомнил президент — о черных и белых полосах в жизни. Скажу лишь, что верующему человеку нечего бояться, ибо с ним Бог. Простых времен не бывает вообще. Если мы судим о временах лишь по толщине собственного кошелька, то тем хуже для нас.

Главное не задавать не требующий ответа вопрос: за что? Лучше спрашивать себя, для чего посланы те или иные испытания. Ведь они могут сделать нас сильнее, научат сохранять человеческое достоинство в сложных обстоятельствах. Можно и нужно жить в любых условиях. Не переживать, а уметь являть ближним и дальним радость и любовь. Хороший рецепт: когда нам тяжело, посмотрим вокруг и поищем тех, кому еще тяжелее. И постараемся им помочь. А Бог никогда не бывает в долгу у человека. Это проверено.

Владимир Легойда: нельзя судить о временах по толщине собственного кошелька

Да и потом, наше время не самое сложное. Вспомните своих родителей, дедушек и бабушек. Они пережили голод, войну, репрессии. Не испугались и не сломались. Иначе бы нас с вами не было.

- Складывается ощущение, что мы уже поссорились со всем миром — стоит ли так жестко отстаивать свою позицию, чья главная религия гласит: подставь вторую щеку, если тебя ударили по первой?

— Если нас ударили первыми — значит, не мы пытаемся с кем-то ссориться. У Церкви же один враг, отец лжи — дьявол. Но подставить другую щеку — не может значить согласия на грех, несовместимо с отказом защищать святыню, близких, свое Отечество. В мире немало христиан, и многие из них думают так же, как мы. И с ними, как с представителями других традиционных религий, надо поддерживать мир, дружить, сообща бороться с грехом и несправедливостью. Этим мы всегда и занимаемся, целью Церкви всегда было миротворчество, а не раздувание раздоров.

- Мусульмане, активно идущие в ДАИШ, удручают. Но христиане, вставшие на эту тропу, просто пугают. Чем так привлекательна данная идеология? Как с ней бороться — не допускать россиян участвовать в этом ужасе?

— В ДАИШ нет мусульман и христиан, там есть люди, которые стали жертвами пропаганды. Какими-то зомби от религии, которых невозможно остановить в злодеянии. В этой организации религия подвергается невиданному глумлению. Потому что оправдывать верой убийство невинных людей, детей, всех кто думает иначе, значит бороться с религией как таковой.

Другое дело, что это интерес к религиозному экстремизму во многом связан попытками построить безбожное общество. Социум, в котором религия вообще не имеет никакого видимого места. Ни в законе, ни в публичном пространстве. Это насилие над религиозным чувством во многих секулярных государствах и проводит некоторых в ДАИШ. Между прочим, в истории нашего государства были сходные явления. В людях воспитывали такую классовую ненависть, что она могла заставить брата убивать брата, а детей предавать родителей. Ради ложных идеалов, к которым относились с религиозным почитанием. Только религия — всегда про любовь, а фанатизм движим ненавистью.

Владимир Легойда: нельзя судить о временах по толщине собственного кошелька

- Недавно Патриарх неожиданно сказал о полной свободе, которую сегодня имеет Церковь, а в чем эта свобода заключается? Знаете, очень часто в современном мире свобода оказывается синонимом вседозволенности, и это не радует…

— Святейший Патриарх сказал о том, что Церковь никогда не была столь независима от внешнего влияния, как сейчас. И действительно: достаточно вспомнить синодальный период, время от Петра Первого до революции, когда Церковь была насильственно лишена Патриарха и свободы управления. Да и в допетровские времена влияние государства на внутреннюю жизнь Церкви было весьма ощутимо. А также советское время, когда Церковь была попросту объектом уничтожения. Эти времена прошли, и Церковь свободна.

Никакой вседозволенности тут быть не может. Церковь руководствуется строжайшими канонами и светскими законами, уважая и одно, и другое. Вседозволенность — это недуг, который поражает человека, желающего жить без Бога. Который делает право выбирать — символом свободы, забывая о том, что выбирать. А если личность выбирает зло — какая же тут ценность? Если есть право свободно принимать наркотики или выпить яду под аплодисменты публики, то в чем тут ценность?

Владимир Легойда: нельзя судить о временах по толщине собственного кошелька

- Общество активно обсуждает пророчество Паисия Святогорца о скором начале мировой войны. А насколько стоит прислушиваться к подобным предсказаниям?

— Христианство дает человеку свободу жить не в мрачных предчувствиях, а в радости и надежде. Заботясь лишь о том, чтобы каждый день приближал нас ко Христу, неважно последний он или нам еще 100 лет жить.

Война — это страшно, но бояться надо не войны, а своего участия в ее приближении. Христианская традиция связывает развязывание войн с умножением греха. Они возникают на почве ненависти, гордыни, жадности. Не только политических лидеров, но и простых людей. Поэтому прислушиваться надо почаще к голосу своей совести.

Не будем, конечно, забывать, что окружающий нас мир рано или поздно придет к своему концу. Несомненно, это будет сопровождаться войнами и разделениями. Убежден, что ради молитв праведников, в том числе и старца Паисия, Господь продлевает мирные времена. Но только если мы в этом соучаствуем сердцем и добрыми делами.

Юлия Тутина

Оригинал публикации