Der Freitag: Только что прошли обыски в домах трех ведущих членов правой партии «Свобода». Их подозревают в обстрелах демонстрантов на Майдане. 20 февраля 2014 года они, предположительно, находились на 11-м этаже гостиницы «Украина» и стреляли оттуда по активистам. Почему прокуратура вдруг начала расследование против людей, сыгравших ключевую роль в свержении президента Януковича 22 февраля 2014 года?

Сергей Киричук: Эти радикалы больше не нужны. А еще от них хотят избавиться потому, что они жестко атакуют украинского президента. Они позволяют себе высказывания, которые были бы невозможны ни в одной другой стране.

— Например?

— Они выступают с лозунгами типа «Мы придем в Киев и установим там патриотическую власть!» или «Мы отведем все батальоны с фронта!» Эти и многие другие лозунги можно увидеть на сайте «Правого сектора» (запрещенная в России организация, — прим. «Украина.Ру»).

— Кроме того, в последнее время были задержаны и допрошены несколько других известных политиков. Это тоже признак «зачистки»?

— Арест председателя право-националистической партии УКРОП Геннадия Корбана действительно можно считать таким сигналом — хотя бы потому, что Корбан дружит с олигархом Игорем Коломойским, который является противником Порошенко. Корбана обвиняют в организации преступной группировки. С другой стороны, появились также признаки того, что сгущаются тучи над представителями пророссийского оппозиционного блока. Порошенко является нашим Робеспьером. Сначала он собирается убрать правых, а потом и левых. Он хочет избавиться от всех радикалов и укрепить свою власть. Думаю, что в этом его поддерживают США.

«Порошенко – наш Робеспьер»

— На него оказывается такое сильное давление?

— Ему надо приструнить радикалов и показать, что он является человеком дела, потому что экономика находится на грани коллапса, цены на свет и газ растут, и бедным слоям населения живется все хуже и хуже. Например, моим родителям сейчас приходится выживать на сумму, эквивалентную 275 евро в месяц. Мой отец инженер, он разрабатывает системы по обеспечению бесперебойного электроснабжения — то есть он высококвалифицированный специалист. При этом его зарплата за последние два года упала с 800 до 200 евро. А моя мать получала пенсию в 200 евро, а теперь она снизилась до 75.

— И как удается выживать вашим родителям?

— Они очень дисциплинированны и исправно оплачивают счета за свет и газ. При этом им самим приходится голодать. Я не знаю, откуда эта смиренность. Возможно, это советский менталитет, с которым теперь борются наши националисты.

— Куда движется страна в таких условиях?

— Наступит либо прозападная диктатура, которая будет насаждать европейские ценности и настаивать на интеграции в ЕС, либо диктатура сумасшедших ультра-националистов от «Свободы» до фашиствующих радикалов из партии Олега Ляшко. Других вариантов я не вижу.

— Однако, похоже, что Петр Порошенко усилит свои позиции, не так ли?

— Может быть, потому что его сейчас поддерживают многие люди, не желающие наступления диктатуры националистов. После того, как правые 31 августа перед зданием парламента бросили гранату в сотрудников милиции, и при этом погибли четыре человека, многие украинцы сказали: «Хватит! Нам не нужен террор против государства!» При этом, определенно, сыграл свою роль тот факт, что гранату бросил кто-то из возвращенцев с фронта.

Просто в настоящий момент есть огромные проблемы с демобилизовавшимися бойцами, которые были не солдатами вооруженных сил, а добровольцами. Они «понюхали пороху», увидели настоящую кровь и считают себя героями. А теперь они возвращаются с фронта и не могут найти работу. При этом они требуют предоставить им не только работу, но и социальные льготы. А правительство говорит: «Чего вам надо? Мы не отправляли вас на фронт». Так что нет ничего удивительного в том, что эти люди считают, что с ними обращаются, как с мусором. Я никоим образом не являюсь поклонником Порошенко, но если он сейчас не проявит себя авторитарным лидером, Украина окажется в опасности. Лишь он и его клан могут остановить радикалов, арестовывая их предводителей.

«Порошенко – наш Робеспьер»

— Что это означает для дружественного по отношению к России оппозиционного блока?

— Он несколько укрепил свои позиции на недавних региональных выборах, но пока не может чувствовать себя по-настоящему уверенным. Мэр города Харькова — где, между прочим, живет больше миллиона человек — Геннадий Кернес был переизбран, получив 60% голосов. После победы Кернес выступил за восстановление экономических связей с Россией, потому что в противном случае наступит коллапс, и у страны не будет никакого будущего. Тем самым он четко выступил против «мейнстрима». В Одессе выборы стали своеобразным «Ватерлоо» для губернатора Михаила Саакашвили, потому что его кандидат на них провалился, а победил бывший мэр Геннадий Труханов, когда-то представлявший Партию регионов.

— Многие считают, что в этом расколе виноваты как США, так и Россия.

— По-моему, украинский конфликт надо рассматривать не только с геополитической точки зрения. В стране хватает и внутренних противоречий.

— Насколько они серьезны?

— Нынешние события намечались еще в начале 1990-х годов. Тогда началось распространение архаичного капитализма, и это привело к шоку. Это была просто невероятная драма! Это не имело ничего общего с тем, что людям обещали после распада СССР. И в итоге в воздухе запахло своеобразным «красным реваншем».

Тогда появилось множество людей, предлагавших вернуться к социализму. Петр Симоненко, тогдашний председатель Коммунистической партии, мог бы легко победить на президентских выборах 1998 года. Но в той ситуации олигархи, в начале 1990-х годов захватившие бывшее советское имущество, решили подстраховаться и соорудили своеобразный идеологический «щит», предотвративший «красный реванш». А этот «щит» состоял из оглушительной националистической риторики.

— Как это было тогда?

— Я в те времена еще ходил в школу и видел, как началась героизация приспешника нацистов во времена Второй мировой войны Степана Бандеры, а также Украинской повстанческой армии. Эти новые националисты делились на две группы. Одни из них были конформистами, раньше ориентировавшимися на идеологию КПУ, а потом «сменили цвет». Другие были молодыми людьми, выросшими в этом идеологическом «парнике». К тому же надо сказать, что в условиях обнищания населения самым главным, что у них остается, является национальная идентичность.

«Порошенко – наш Робеспьер»

— Давайте вернемся к Порошенко: как вы думаете, может ли российское руководство пока расслабиться и подождать, как будет дальше развиваться ситуация в Киеве?

— Нет, не может, причем никогда. У них в своей стране слишком велика социальная напряженность, а также слишком сильна коррупция.

— В России возможен свой «Майдан»?

— Я уверен в этом.

— Есть соответствующие сигналы?

— Там установилось затишье перед бурей. Если не будет диалога с оппозицией, то рано или поздно взрыв может произойти. Если бы президент хотя бы на десять процентов следовал политике Уго Чавеса в Венесуэле, который тратил нефтедоллары на строительство домов, на образование и медицину, то ситуация была бы иной. Но, к сожалению, деньги текут в карманы олигархов, и российский народ видит это.

— Однако, согласно опросам, Путин пользуется невиданной доселе поддержкой населения.

— Это своего рода опасный «наркотик», потому что многие российские олигархи хотят помириться с Западом и прекратить эту конфронтацию. Они мечтают о том, чтобы их вновь признало мировое бизнес-сообщество, и потому готовы на организацию второго референдума в Крыму по поводу вхождения в Россию. Но теперь российское общественное мнение не допустит этого — оно просто «перегрето». И власти в Москве даже при желании не смогли бы этого сделать — население этого не поняло бы.

Беседовал Ульрих Хайден

Оригинал публикации

Перевод «Украина.Ру»